zaeto.ru

1. Вполне утешил нас недавно Христос, когда Он гостил у Закхея, потому что, где Христос гостит, и с людьми возлежит, и вкушает нашу пищу и питие, все направляется к слову радости

Другое
Экономика
Финансы
Маркетинг
Астрономия
География
Туризм
Биология
История
Информатика
Культура
Математика
Физика
Философия
Химия
Банк
Право
Военное дело
Бухгалтерия
Журналистика
Спорт
Психология
Литература
Музыка
Медицина
добавить свой файл
 

 
страница 1


Святитель Амфилохий Иконийский

О ЖЕНЕ-ГРЕШНИЦЕ,

ПОМАЗАВШЕЙ ГОСПОДА

МИРОМ, И О ФАРИСЕЕ

1. Вполне утешил нас недавно Христос, когда Он гостил у Закхея, потому что, где Христос гостит, и с людьми возлежит, и вкушает нашу пищу и питие, все направляется к слову радости. Действительно, кто из мытарей или блудниц и из сотворивших постыдное и ужасное, видя, что Творец неба и земли вошел под кров мытаря, и что Податель хлебов берет из рук человеческих хлеб, и что Насадитель винограда благословляет вино для общего пития, так вот, кто из них не согласится, что это – праздник и торжество? Это поистине праздник, это поистине радость ангельского пира — видеть, как Владыка с рабами, Бог с людьми, Судия с виновными вкушает общую трапезу. Именно поэтому пришел Он на землю, не оставив при этом небо, и именно для того стал человеком, не переставая быть Богом, чтобы и, по морю плавая, извлекать из глубины греха обуреваемых житейской бурей, и, обходя города и проходя по узким тропам, стезям и путям, заблудившихся на перепутье, как овец, не имеющих пастыря, привести в свое стадо. Потому что Он — Взыскующий погибшую овцу, Он — Оставивший девяносто девять и Отправившийся на поиск одной. Он ищет одну не потому, что многими пренебрегает, и не потому, что всем предпочитает одну. Но оставил девяносто девять, потому что знал, что они безопасно пасутся в ограде, а одну — идет и ищет повсюду, чтобы не стала она пищей дьяволу. Ведь овца, не имеющая стада, — готовая добыча для зверей, и душа, не запечатленная Его печатью, — легко уловима для демонов. Поэтому недавно Закхея как овцу Он вырвал из пасти волка и поставил вместе со всеми в хлеву и удостоил Своей печати. Также как пастырь, желая поймать заблудившуюся овцу, пускает свободно пастись прирученную, чтобы привлечь отпавшую; так и Слово Божье отпустило плоть, воспринятую от Девы, словно овцу на пастбище, на трапезе Закхея, чтобы, привлекши его к общению общим законом гостеприимства, тайно сочетать собственному стаду.

2. Но фарисеи, видя, как Он ест с мытарями, роптали, не понимая этого. Поэтому пусть они лопнут как ветхие мехи, ибо не могут воспринять новое вино учения, а мы да шествуем за человеколюбивым Пастырем. Потому что Соединивший Закхея мытаря со словесным апостольским стадом, Сам и грешную блудницу, сотворившую бесчисленные злодеяния, выхватив из пасти дьявола, как ягненка, отдал в прекрасный овечий двор. И чтобы вы познали и Христа человеколюбие, и фарисеев безумие, и грешницы покаяние, я приведу вам сами евангельские слова. Ибо если вы постигнете высоту прочитанного, легко усвоите смысл толкования. Моляше же его некий от фарисей, дабы ял с ним: и вшед в дом фарисеов, возлеже (Лк. 7, 36). О невыразимая радость! О неизреченное человеколюбие! И вместе с фарисеями пищу вкушает, и мытарей от Себя не отвергает, и блудниц допускает, и с самарянкой беседует, и хананеянку слова удостаивает, и кровоточивой край одежды подает. Подлинно так, ибо Он исцеляет, когда прикасается ко всяким страстям, чтобы всем принести пользу, порочным вместе с благими, неблагодарным и благомыслящим. Поэтому и теперь, приглашенный фарисеем, Он входит в жилище, до этого полное зла. Ибо где фарисей, там жилище порока, пристанище греха, вместилище гордыни. Но, не смотря на то, что дом его таков, Господь не отказывается войти в него. Потому что подобно тому, как солнце не испытывает вреда, направляя на грязь свои лучи, но, напротив, избавляет ее от свойственной ей нечистоты, само ничуть не оскверняясь, так и Христос, как Солнце правды, всякое греховное и нечистое место настигает и злосмрадный грех лучами своей благости истребляет, ни оскорбления, ни умаления, ни осквернения не претерпевая как Божество.

3. Вот почему Он легко дал согласие приглашающему фарисею, не возмутившись, не возразив, не обратив внимания на то, что тот не подверг испытанию свою жизнь. С одной стороны, чтобы освятить приглашенных, приглашающего, устроение дома, дорогие яства, показав вместе с тем через возлежание, еду, питье, потребление пищи, что вочеловечение — не призрак. С другой стороны, поскольку блудница намеревалась прийти и показать тот горячий и пламенный образ покаяния, то ради этого Спаситель быстро дал согласие приглашающему фарисею, чтобы она, на глазах книжников и фарисеев открыто обличив собственные грехи, научила их, как грешники, обремененные грехами, должны располагать к себе Бога.

И се жена во граде, яже бе грешница (Лк. 7, 37). Женщина — непостоянная природа, первая сеть дьявола, начало заблуждения, наставница в преступлении; рожденная быть помощницей, но оказавшаяся врагом; по природе сотворенная доброй, но от своего произволения оказавшаяся злой; смерть впустившая, на красоту древа указавшая и весь рай погубившая. И се жена во граде, яже бе грешница, несущая Евино бремя, и потому отягченная многими бедами. И я расскажу о множестве ее прежних грехов, чтобы вы поняли, сколь во многом пришлось ей каяться.

4. Бог, взяв кость из ребра Адама и, наделив ее плотью, создал Еву, и, назвав ее женой, дал Адаму помощницей. Но после согрешения, и преступления закона, и изгнания из рая, и наказания смертью брак вступил в борьбу со смертью, чтобы род человеческий, совершенно истощенный смертью, не погиб, чтобы брак сеял, а смерть пожинала, чтобы та срезала, а тот производил. И то, что радость брака была дана, когда они стали смертными, ясно из того, что Адам сочетался с Евой после исхода из рая. Ибо написано, что, когда вышли из рая, тогда Адам позна жену свою (Быт. 2, 21). Итак, до греха девство соблюдало неоскверненной одежду естества, но после преступления, после появления смерти введен был брак, чтобы плодовитостью он победил смерть всепоглощающую и рождением одолел всепожинающую. Но поскольку для продолжения рода и для увеличения сотворенного естества дан закон брака, то Бог всеял в мужчину наслаждение, а женщину соделал ласковой, не для того чтобы блудно увлекались к смешению, но чтобы законно соединялись в браке. Поэтому, законное совокупление в браке честно пред Богом, но совершаемое ради удовольствий подпадает под смерть. Честна женитьба и ложе нескверно, блудником же и прелюбодеем судит Бог (Евр. 13, 4). Поэтому законно совокупляющиеся с мужами ради деторождения — безупречны, как Сарра, и Ревекка, и Рахиль, и какая-либо другая от них, но побуждающие юношей к распущенности сладострастной речью, как разоряющие храм Божий, предаются погибели. Ибо аще кто Божий храм растлит, растлит сего Бог (1 Кор. 3, 17). И одной из них была та грешница, о которой идет речь. Потому что, продавая свое естество, и румянами подкрашивая щеки, и искусственно заставляя себя казаться красивой, она увлекала юношей к распущенности, непредвиденно склоняя их в пропасть блуда.

5. Говорю это, не осмеивая ее за то, что сделала прежде, но восхваляя ее за то, чем стала внезапно. Потому говорю я о том, какой она была раньше, чтобы показать, какой стала теперь, говорю о ее греховных падениях, чтобы показать плоды исправления. Но та самая, которая прежде предосудительно распоряжалась своим телом, одних уловляя локонами волос, других очаровывая слезами, третьих околдовывая благовониями и всех отовсюду призывая в пропасть невоздержания, изменила свою постыдную и сладострастную любовь в божественное и небесное чувство. А так как она знала, что Иисус некогда смело с самарянкой беседовал, и некогда хананеянку допустил, и однажды тайное деяние кровоточивой объявил и что Он иногда с мытарями вместе ел и иногда дома фарисеев посещал, потому и помыслила в себе: "Если Он допускает блудниц, и грешников, и мытарей, то до каких пор, неудержимо разжигая других, я буду погружаться в пучину греха? Не всегда мне быть молодой и красивой, ибо все проходит, все угасает, и цветы, и лилии, и красота лиц. Что же будет мне за то, что я сделала? Ибо уже огонь геенский в уме помышляю, уже душу мою охватывает раскаяние, потому что, принуждая себя казаться красивой для погибели юношей, я ходила кругами по улицам города и по его площадям и перекресткам, и были ноги мои словно сеть, язык словно невод. О, скольких юношей очаровывала, обводя их взором, полным бесстыдства! Потому что, украшая себя на погибель зрителям, то возводила на голове башню из заплетенных волос, то позволяла прядям завитых волос свисать над челом; то щеки нарумянивала и глаза подкрашивала, то струями слез вводила в обман, приводя душу к погибели. Кем же при этом я оказываюсь? Какого врача найду от этих бесчисленных страстей? Если людям скажу об этом, бесполезной для меня станет эта исповедь. Так утаивать зло? Но я не могу скрыться, потому что, от кого мне скрываться, если я не могу укрыться от Бога? И куда убегу, если везде нахожу Судию, Который и невидим, но везде обличает мое зло? Одна мне надежда спасения осталась, одно у меня средство сохранить жизнь — познать Иисуса и прибегнуть к Нему. Ведь Принимающий мытарей не отринет блудницу и Разделяющий трапезу с фарисеями не отвергнет слез грешницы. Итак, поскольку знаю, что Он зашел к Симону фарисею, мужу прокаженному и грешному, то устремлюсь к Нему. Но, подойдя, что попрошу? Здоровья для глаз? Но эта радость временна. Освобождение от болезней? Но это достижение незначительно, ибо вечная смерть тягостней земной. Оставив все телесное, испрошу исцеление души. Потому что одно найду избавление от пришедших зол, если увижу Судию, если смогу упредить время наказания. Вспомню Раав блудницу, последую добродетельному образу жены, ибо ничего не желает от нас Бог, как перемены мыслей.

6. Благочестиво обдумав это и устремив мысль к вере, она подходит к Иисусу, где Он возлежал, решив откровенно исповедать свое прежнее бесстыдство. И ничего не говорит Ему. Ибо не дерзает, потому что знает, что Ведующий все помышления не нуждается в словах. Да и что могла сказать она Знающему все? Что согрешила? Что сотворила много зол? Что страстно любя и будучи любимой, служила низким сластям? Это было явно Богу – не только совершаемое, но и в тайном совете души обнажаемое. Зная, что Он ведает все, и ничто не может утаиться от Него, сомкнула уста и слезами вещала. И ставши при ногу Его созади плачущися, начат умывати нозе Его слезами (Лк. 7, 38). Но если и языком не говорила, однако воздыханиями неизреченными (Рим. 8, 26) вопияла, открывая сокрушение сердца, объявляя множество грехов, обличая непристойные помыслы, греховные мысли, нечистые дела, беззаконные речи. Не было ни одного из сотворенных ей зол, которое она не излила в слезах. Потому что знала, что получила прощение в том, что исповедала. Ибо написано: Рех: исповем на мя беззаконие мое Господеви, и Ты оставил еси нечестие сердца моего (Пс. 31, 5). И не только неизреченно вопияла воздыханиями сердца, с мольбою взирая на Господа, но также изобразила и покаяния красоту. Плакала, потому что много смеялась, омывая красивыми слезами злой смех и каплями из глаз смывая краску щек, чтобы в чем согрешила, в том и оправдаться, в чем преступала закон, в том умилостивить Законодателя. Потому что, подобно тому, как Давид слезами омыл ложе, которое он беззаконно осквернил совокуплением: Измыю на всяку ночь ложе мое, слезами моими постелю мою омочу (Пс. 6, 7); так и она – как глазами совращала многих юношей в распутство, ими же омыла несмываемую грязь, испустив источники слез, сама предложив себе слезы как купель покаяния. Ибо она использовала слезы как воду, а от Христа невидимо приняла прощение. При этом она, не только Аврааму подражая, но и превосходя его, умыла ноги Христу. Потому что тот, поставив умывальник, омыл водой и вытер полотенцем, а она, не почерпнув воды, но, испустив источник слез, умыла ноги Иисусу. И поскольку была помилованна, то уже не оскорбила грешными слезами святых ног; взявши красу волос, как полотенцем вытерла ими ноги. И было видно, что женщина всецело обратилась к служению Иисусу: глаза сверху как источники вод посылали потоки слез; душа как сосуд, лежащий внизу, принимала с ног стекающие капли; волосы вытирали словно полотенце и руки, проливая миро из алавастрового сосуда, помазывали божественные ноги, почитая миром Миро, ибо миро излияное имя Твое (Песн. 1, 3).

7. Видишь, как победила неблагодарную мысль иудеев жена грешная и законам божественным непричастная. Ибо те бросали в Него камни, а она радовала Его благоуханным миром. Иудеи, напротив, как неблагодарные, как неразумные и несведущие, воздавали Благодетелю камнями злобы, хотя и оказывали гостеприимство краеугольному камню (Ис. 28, 16), а она миром мазаше нози (Лк. 7, 38), которые будут за нее на весь день утверждены на древе креста. Да что говорить о том, что победила неблагодарный народ иудейский, когда она превзошла даже целый сонм святых? Ведь она получила милость, которой не получили цари, которой не достигли повелители, потому что царие фарсийстие и острови дары принесут... и поклонятся Ему все цари земстии (Пс. 71, 10-11). И даже, согласно пророку, и дары дали, и издали поклонились, но никто из них не целовал ног Иисуса. Потому что маги пришли, взяв помощницей звезду-путеводительницу, но издали принесли дары, поскольку понимали свой скромный чин, так как небо престол Мой, земля же подножие ног Моих (Ис. 66, 1).

Итак, восхвалим жену, как воспринявшую почесть всей земли, как прикоснувшуюся чистым ногам, прах которых народы и племена полижут, согласно сказанному, что персть ног его полижут (Пс. 71, 9). Она прикоснулась к чистым ногам, поделив с Иоанном тело Христа. Потому что тот на перси припал, чтобы запечатлеть в себе Его учение, а она помазала ноги, ради нас ступающие по земле. Но Христос, не грех осуждающий, а покаяние восхваляющий, и не прошлое наказывающий, но будущее испытывающий, почтил прощением жену и восхвалил покаяние, презрев прежние ее злодеяния, оправдал слезы и увенчал намерение.

8. Но фарисей, видя чудо, смущается мыслями и, уязвляясь завистью, не принимает покаяние женщины, но порицает бранью почтившую так Господа, и достоинство Почтенного умаляет, осуждая его в неведении. Ибо евангелист говорит:Видев же фарисей, воззвавый Его, рече в себе, глаголя: Сей аще бы был пророк, ведал бы, кто, и какова жена прикасается Ему, яко грешница есть (Лк. 7, 39). О, неразумный, и бессмысленный, и во всем фарисей! Говоря это, ты не нрав жены обличаешь, но обвиняешь собственное произволение, поскольку говоришь, что Он не знает, какая это женщина. Итак, приглашением ты почтил Его не как Бога, знающего все. Ты не стыдишься, о, славный обвинитель и клеветник, что приглашаешь Его как Бога, имеющего власть благословить, но осуждаешь Его как человека, совсем ничего не знающего о нас.

Аще бы был пророк. И насколько, о, фарисей, лучше тебя жена из города Сикемы, которая не знала пророка и с первого взгляда благоразумно исповедала Его Спасителем. Господи, вижу, яко пророк еси Ты (Ин. 4, 19). И насколько более чем ты достойна удивления и эта грешница, грех которой ты видишь, а покаяние не замечаешь. Но ты осуждаешь ту, которую Господь оправдал, и бранишь и порицаешь ту, которую Бог, приняв, увенчал, потому что, видя у тебя Бога, возлежащего в образе человека, признала Его и почтила, и, открыв раны души, испросила милости и прощения грехов. Но ты, почтив Его приглашением, бесчестишь порицанием, говоря: Сей аще бы был пророк, ведел бы, кто, и какова жена прикасается Ему. Несчастный! Не из-за того ли, что Он не обличил беззаконие твое, ты обвиняешь Его в неведении? Не из-за того ли, что Он пришел под твой обремененный многими беззакониями кров, ты отнимаешь у него ведение? Но не потому ли, что ты почтил Его тем, что ввел в свой дом, что посадил рядом с собой, и что Он протягивал руку к твоей еде, согласился и не пренебрег, не из-за этого ли ты считаешь Его одним из многих? Но достоин ли ты оказать гостеприимство Богу или предложить трапезу Тому, Кто уготовал трапезу в пустыни? Но Он, будучи человеколюбив, не отказался принять и от твоих слуг питие и пищу.

Итак, что ты, фарисей, обвиняешь человеколюбивого Владыку, который одинаково для всех склоняет чашу добросердечности? Что же ты, отцеживая комара жены, проглатываешь верблюда собственных беззаконий? И ты желаешь, чтобы Бог был по отношению к тебе долготерпеливым, а по отношению к ней - строгим? Почему по отношению к чужим преступлениям подстрекаешь Судью, а в отношении к своим просишь прощения? Почему согласились ты и Иуда искушать Господа? Потому что ты, словно ты чист от греховной скверны, ругая женщину, обвиняешь Бога в незнании, а Иуда, словно нищелюбивый, раздражается, говоря: Чесо ради гибель сия бысть? Можаше бо сие миро продано быти на мнозе, и датися нищым (Мф. 26, 8-9). О неразумная мысль! О неблагодарный нрав! Иуда, совершая погибель служению Христа, ты называешь пустой тратой также то, что предназначено в честь Богу?

9. Много ли мы отдали из того, что приобрели? Давайте сосчитаем с того времени, как был явлен мир, сколько рек милости текут от Него, и Бог не считает, что изобилию наносится ущерб. Сколько благоухания производит земля? Розы и лилии, и благовонная смола, и нард, и стактий, и все, из чего готовится прекрасное миро. И Бог не считает это потерей. И ты ропщешь, что малый сосуд мира был излит на ноги Христа? Но разве даром она его приобрела, чтобы ты мог роптать? Она приобрела миро и явила образ покаяния, обрела слезы и тем остановила источник прегрешений. Итак, какая потеря, если спасена жена, из-за которой рай затворен, из-за которой и вместе с которой изгнан Адам? Так это тебя печалит, Иуда? Понятно, потому что ее спасение опечалило и дьявола. Ибо знает он, что через нее впоследствии род человеческий изменится к покаянию, и терзается, и мучится, не имея отныне сети, которой он будет улавливать человека. Оттого и тебя побуждает к роптанию. Чесо ради, - говорит - трата сия бысть? Можаше бо сие миро продано быти на мнозе. Уже продаешь, Иуда? Уже заботишься о предательстве, начинаешь лукавые речи? Но Иисус не обличает его болезнь, не обнажает сребролюбие, чтобы тот не отказался от предстоящего предательства.

Но, упрекая, Христос говорит: "Что труждаете жену? (Мф. 26, 10). Зачем помимо прежних зол обвиняете женщину в новом зле? Вполне достаточно пострадал женский род. Пусть никто не препятствует их спасению. Пусть никто не порицает омывшую миром ноги, ради нее ходившие по земле. Всегда бо нищие имати с собою (Мф. 26, 11), но примите также и Меня с нищими, потому что ради вас Я обнищал, будучи богатым, дабы вы обогатились моей нищетой. Вы убиваете Меня, и Я не ропщу. А она готовит Меня к погребению, и вы ропщите? Возлиявши бо сия миро сие на тело Мое, на погребение Мя сотвори (Мф. 26, 12). Неужели ты не стыдишься, Иуда, что она, будучи грешницей, миром почтила Меня, а ты, хотя и апостол, но оскорбляешь Меня продажей. Жена приготовила все к погребению, а ученик предает на смерть. Жена - грешница. Знаю. Но она ничего не имела принести Мне в дар кроме источника слез, умилостивляя источником источник, принося невещественную жертву неимущему Учителю. Но ты, несчастный, оцениваешь миро, говоря, что оно достойно трехсот динариев. Однако ты оцениваешь не для того, чтобы похвалить благородство ее души, поскольку все богатство, собранное от злых дел, она потратила на стоимость мира, но чтобы роптанием показать, что ты впал в ненавистное зло из-за того, что потерял такую сумму. Но неудивительно, если ты стал недовольным из-за потери трехсот динариев, а в другой раз, взяв тридцать сребреников, продал Меня Господа.

Что ми хощете дати, и аз вам предам Его (Мф. 26, 15). Несчастный! Раб продает Владыку. Порядок извратился: Я искупаю тебя от греха Своей Кровью, а ты продаешь Меня за тридцать оболов? Далее. Человек продаст Бога? Пусть он представит, что продает. Кто продаваемый? И за какую цену кто-нибудь купит Бога? И что так дешево совершаешь сделку? Бога в образе человека продает за тридцать оболов как раба, как варвара? Рассуди, какая цена воплотившегося Бога, и какая цена Того, Кто явился как человек? Что ми хощете дати? А ты, что ты желаешь получить? Ибо те не могут дать ничего равноценное Богу. Они же поставиша ему тридесять сребреников (Мф. 26, 15). Неужели за тридцать сребреников продают Врача, лечившего бесплатно,– Врача, дающего зрение слепым, воздвигающего хромых к ходьбе? Это говорю, чтобы навести тебя на мысль, поскольку вы порицаете жену за то, что она еще и прежде смерти почтила как мертвого Того, Кто в мертвых свободен от смерти; за то, что она миром предзнаменовала благодать погребения и воскресения. Но ты будешь иметь плодом предательства удавление, а память о той,идеже аще проповедано будет Евангелие (Мф. 26, 13), пребудет неизгладимой". Он сказал, и оказалось так, что миро Аарона и Елеазара прекратилось, и рог иссяк, а алавастр ее изливается во все века, благоуханием напоминая о ней.

10. Но так Христос говорит Иуде, а ропщущему фарисею говорит так: Симоне, имам ти нечто рещи (Лк. 7, 40). О невыразимая радость! О несказанное человеколюбие! Бог с человеком беседует и предлагает образ человеколюбия, отводя от него порок. Ибо говорит: "Симоне, имам ти нечто рещи. Имею сказать то, что никому из древних не говорил, ни патриарху, ни пророку, ни законодателю. Ибо тогда, требуя око за око, зуб за зуб (Ис. 21, 24), искали справедливости. Но когда не смогли понести справедливости, Я вместо закона ввожу благодать и скажу тебе о неизреченном таинстве". А тот говорит: Учителю, рцы. И Иисус ему: Два должника беста заимодавцу некоему (Лк. 7, 40-41). Смотри на мудрость Божью: он не говорит о жене, чтобы не повредить ответу. Един - говорит – бе должен пятиюсот динарий, другий же пятиюдесят (Лк. 7, 41). Страшен образ повествования. Жизнь наша - документ, в котором невидимо записаны и помыслы, и дела, и блуждание глаз, и движения души. Но человеколюбивый Заимодавец, разрывающий рукописание согрешений, освобождает от страха, причем, Он не только разрывает, но также изглаждает их водой крещения, чтобы даже след от буквы или слога не оставался напоминанием о прошлых грехах.

Не имущема же има воздати, обема отда (Лк. 7, 42). Увидел ты человеколюбивого заимодавца, как он дает взаймы и обратно не забирает? И что, хотя в отношении к нему поступили несправедливо, он не озлобился, но рука его простирается к просящим? Не имущема же има воздати, обема отда. Отпускает тем, кто не имел, но не тем, кто не хотел, потому что одно - не иметь, а другое - не хотеть. Я говорю о том, что Бог ничего от нас не ищет, как только покаяния, поэтому желает, чтобы мы всегда были благодарными и устремлялись к покаянию. Если мы захотим покаяться, множество согрешений обнаруживает, что наше покаяние слабо, и мы не выплатим должного не потому, что не желаем, а потому, что не имеем. Поэтому говорит: Не имущема же има, - с той целью, чтобы показать, что Он, поскольку видит, что они желают через покаяние отплатить должное и не могут по причине множества согрешений, уступает им как Человеколюбец, освобождая от необходимости долга не по делам, а ради их произволения. Итак, поскольку они не имели чем заплатить, Он простил обоим, не отдавая бичеванию, не истязая, не предавая бесчестию.



11. Кто же его должен больше возлюбить? Отвечав же Симон, рече: мню, яко емуже вящше отда (Лк. 7, 42-43). Посмотри на несчастье фарисея: он увидел самого себя, поскольку уже словом отворачивается от истины, он употребил "мню", боясь дать совершенный ответ. Но Господь не исследует его мысль, но, ухватившись за его ответ, говорит ему: Право судил еси. И, обращся к жене, Симонови рече: видиши ли сию жену (Лк. 7, 43-44), грешницу, тобою обличенную, а Мною спасаемую? Внидох в дом твой, - ведь полон порицания твой дом, а не Мой - воды на нози Мои не дал еси, на ноги, ради тебя запылившиеся в пути и утомившиеся, чтобы освободить от утомления труждающихся и обремененных. Ты наполовину оказал почтение, поскольку высшему удивился, а низшему не послужил. Поэтому ты воды на нози Мои не дал еси, а она, испустив от ресниц источники слез, смыла нечистоту своего греха. Лобзания Ми не дал еси (Лк. 7. 45), - о, если бы и Иуда лобзанием не предал Меня, - сия же, отнелиже внидох, не преста облабызающи Ми нози. Маслом главы моея не помазал еси (Лк. 7, 45) – ибо елей грешника да не намастит главы Моея (Пс. 140, 5). Как тот, кто не позаботился о ногах, мог почтить главу? Сия же миром помаза Ми нози (Лк. 7, 46), согласно пророчеству: Миро излияное имя Твое (Песн. 1, 3), "излияное", но не вылитое. Ибо, когда сосуд иудейского мнения стал гнилым, то по причине этого из сосудохранилища вашего на ноги Мои излилось миро, чтобы через Меня в народах распространилась благоухающая благодать. Поэтому глаголю тебе (Симону): отпущаются греси ея мнози (Лк. 7, 47), потому что ты, когда принял Меня в свой дом, не почтил Меня целованием, не почтил Меня умащением масла, а она, получившая прощение многих зол, почтила Меня, словно смешав двойную смесь из слез и мира.

12. Итак, ублажим женщину, покрывшую согрешения Евы, грешницу, блудницу, наследницу благих, явившую образ покаяния и обнажившую закон человеколюбия; женщину, обретшую защитника в Самом Судье и победившую слезами плачь осуждения. Итак, все, кто присутствует, ревнуйте о том, что услышали, и подражайте не удовольствию блудницы, но плачу. Потому что удовольствие порождает плач, но плач доставляет освобождение от грехов. Итак, умойте тело не водой вашей, а слезами, помажьте его не миром, но чистотой. Оденьтесь не в изысканные шелка, но нетленным покровом целомудрия, чтобы получить ту же самую славу, вознося благодарение Агнцу Божью, Который берет на Себя грех мира, Которому слава и честь и поклонение, со Отцом и Святым Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.
страница 1


Смотрите также:





     

скачать файл




 



 

 
 

 

 
   E-mail:
   © zaeto.ru, 2018