zaeto.ru

Экологическая модернизация лесного сектора в России и США. Ред. М. Тысячнюк, А. Кулясова, И. Кулясов. С. Пчелкина. Спб: СпбГУ. 2003. 180 с

Другое
Экономика
Финансы
Маркетинг
Астрономия
География
Туризм
Биология
История
Информатика
Культура
Математика
Физика
Философия
Химия
Банк
Право
Военное дело
Бухгалтерия
Журналистика
Спорт
Психология
Литература
Музыка
Медицина
добавить свой файл
 

 
страница 1 страница 2 ... страница 6 страница 7



Экологическая модернизация лесного сектора в России и США. Ред. М. Тысячнюк, А. Кулясова, И. Кулясов. С. Пчелкина. СПб: СПбГУ. 2003. 180 с.

Экологическая модернизация лесного сектора в России и США. Ред. М. Тысячнюк, А. Кулясова, И. Кулясов. С. Пчелкина. СПб: СПбГУ. 2003. 180 с.
(ISBN 5-94158-077-0)

В данной книге рассматривается опыт экологической модернизации на примере лесного сектора в России и США. Особое внимание уделено анализу влияния на этот процесс международных экологических организаций, особенно Всемирного Фонда Дикой Природы (WWF). Книга рассчитана на широкий круг специалистов.

Данная публикация стала возможной благодаря помощи Американского Совета по Международным Исследованиям и Обменам (IREX) и Бюро Образовательных и Культурных Программ Государственного Департамента США (ECA), Программе Малых Грантов для выпускников Программ Правительства США.

Исследовательская работа Марии Тысячнюк, результаты которой представлены в ее статьях (глава 1), спонсирована Фондом Джона и Катрин МакАртруров (grant «Public-Private Partnerships and Making Environmental Policy in Russia»), Трастом «Доверие и Взаимопонимание» США, Диккенсон Колледжем, штат Пенсильвания, США.

Исследования Кулясовой Антонины Алексеевны, Кулясова Ивана Павловича, Воробьёва Дмитрия и Болотовой Аллы, результаты которых представлены в их статьях (глава 2), поддержаны Финской Академией (грант 2001-2003 год, № 73867).

Мнения редакторов, IREX и ECA не обязательно совпадают с точками зрения авторов, выраженными в данной публикации.



Ecological modernization of forest sector in Russia and the United States. Eds. M. Tysiachniouk, A. Kulyasova, I. Kulyasov, S. Pchelkina. St.Petersburg: St. Petersburg State University Press. 2003. 180 p.

This book discusses ecological modernization within the Forest sector in Russia and the USA using qualitative in depth case studies. One of the main focuses of the book is on international environmental activity by NGOs, and NGO networks, especially the WWF. Many in the broader scientific community as well as specialists in environmental isues will find this book of interest. Support for this publication was provided by ECA Alumni Small Grant Program of the Bureau of Educational and Cultural Affairs (ECA) of the US Department of State administrated by IREX (the International Research & Exchange Board).

Research work of Maria Tysiachniouk was funded by MacArthur Foundatio grant "Public-Private Partnerships and Making Environmental Policy in Russia", Trust for Mutual Understanding USA and Dickinson College P.A. USA. Research work of Antonina Alekseevna Kulyasova, Ivan Pavlovich Kulyasov, Dmitry Vorob'ev and Alla Bolotova was funded by the Academy of Finland (grant 2001-2003 # 73867).

The opinions expressed in this book are the author's own and do not necessarily express the views of either IREX or ECA or editors.



Оглавление

Кулясова А.A. Введение

Глава 1: Экологическая модернизация лесного сектора России

Тысячнюк М. Международные экологические общественные организации: акторы экологической модернизации в лесном секторе России

Тысячнюк М. Деятельность WWF по созданию модельных лесов в России

Воробьёв Д., Болотова А. Экологическое движение в защиту Карельских лесов

Глава 2: Экологическая модернизация ЦБК

Кулясов И.П., Кулясова А.А. Возможности экологической модернизации градообразующих предприятий на примере Сокольского ЦБК



Воробьёв Д., Болотова А. Экологическая модернизация российской лесной промышленности на примере Светогорского ЦБК

Глава 3: Лесная политика в США

Новикова-Фат Н. Стратегия взаимодействия Лесной службы США с общественностью

Уитмер Р., Уолкер Р., Майер А., Кэрри А. Лесная политика WWF США

Ссылки
Table of content

Kulyasova A. Introduction

Chapter 1 Ecological Modernization of Russian forest sector

Tysiachniouk M. Transnational Environmental Non-Governmental Organizations as Actors of Ecological Modernization in Russian Forest Sector

Tysiachniouk M. WWF Model Forest Projects in Russia

Vorob'ev D., Bolotova A. The Environmental Movements Role in Saving the Karelian Forest

Chapter 2 Ecological Modernization of Pulp and Paper Mills

Kulyasov I., Kulyasova A. Preconditions of Ecological Modernization in Mill Towns: Sokol Pulp and Paper Mill case study

Vorob'ev D., Bolotova A. Ecological Modernization of the Russian Forest Industry: Svetogorsk Pulp and Paper Mill case study

Chapter 3 USA Forest Policy

Novikonva-Fath N. USA Forest Service Strategy of cooperation with Environmental Movement and Local Communities

Witmer, R. Walker R., Meyer A., Carey A. World Wildlife Fund: Saving the Forests through Allied Efforts

References

Кулясова Антонина Алексеевна, к.э.н.
ВВЕДЕНИЕ

В данной книге рассматривается опыт экологической модернизации на примере лесного сектора в России и США. Особое внимание уделено анализу влияния на этот процесс международных экологических организаций, особенно Всемирного Фонда Дикой Природы (WWF). Книга написана на основе широкого фактического материала, собранного авторами в ходе различных исследований, проведенных в России и США.

Первая глава посвящена рассмотрению возможных путей и передового опыта экологической модернизации лесного сектора России. Глава написана на основе исследования деятельности международных экоНГО по сохранению и защите лесов Северо-Запада России. В статье Марии Тысячнюк «Международные экологические общественные организации: акторы экологической модернизации в лесном секторе России» проанализировано взаимодействие международных экоНГО с органами власти, структурами бизнеса и местным населением. Рассмотрено их воздействие на подготовку и принятие решений в области лесопользования. Базой для теоретического анализа является теория экологической модернизации.

Вторая статья Марии Тысячнюк «Деятельность WWF по созданию модельных лесов в России» посвящена анализу того, каким образом WWF выстраивает взаимодействие с компаниями лесной промышленности, органами государственной власти всех уровней и местным населением, преследуя цель приблизить российскую практику лесопользования к мировым стандартам добровольной лесной сертификации по системе FSC. Оцениваются факторы, помогающие либо мешающие установлению межсекторального партнерства в местном сообществе. Рассмотрено, в какой мере WWF способствует демократизации процесса принятия решений в России. Статья написана на основе исследования двух частных случаев – проектов WWF «Псковский модельный лес» и «Модельный лес «Прилузье».

В статье Дмитрия Воробьёва и Аллы Болотовой «Экологическое движение в защиту Карельских лесов на примере кампаний в защиту старовозрастных лесов Карелии» анализируется роль экоНГО в экологической модернизации лесного сектора Карелии. В фокусе внимания находятся механизмы, использованные экологическими активистами в карельских кампаниях для создания и разрешения конфликтных ситуаций. Дан анализ трансформации стратегии и тактики регионального экологичекого движения в процессе его развития.

Вторая глава «Экологическая модернизация ЦБК» представляет собой подробный анализ двух частных случаев: Сокольского ЦБК в Вологодской области и Светогорского ЦБК в Ленинградской области. В статье Ивана Кулясова и Антонины Кулясовой «Возможности экологической модернизации градообразующих предприятий на примере Сокольского ЦБК» авторы кратко дают историю развития теории экологической модернизации, описывают историю Сокольского ЦБК как градообразующего предприятия города Сокола, подробно рассматривают основные вехи экологической модернизации Сокольского ЦБК. Анализируют социально-экономическую и экологическую ситуацию в городе Соколе в период экономических реформ с 1991 года и по настоящее время, выявляют акторов экологической модернизации, а также рассматривают потенциал Сокольского ЦБК для его дальнейшей экологической модернизации.

В статье Дмитрия Воробьёва и Аллы Болотовой «Экологическая модернизация российской лесной промышленности на примере Светогорского ЦБК» авторы рассматривают роль Светогорского ЦБК как градообразующего предприятия города Светогорска. Анализируют успешную инвестиционную деятельность западных корпораций в России и изменения в российской лесной промышленности, связанные с экологической модернизацией, выявляют факторы, определяющие эти изменения на местном уровне.

Третья глава посвящена лесной политике в США. В статье Натальи Новиковой-Фат «Стратегия взаимодействия Лесной Службы США с общественностью» рассматривается история развития сотрудничества между Лесной Службой США и населением страны, его сегодняшнее состояние и прогнозы на будущее. Статья Ревекки Уитмер, Ревекки Уолкер, Андрю Майера и Андрю Кэрри «Лесная политика WWF США» посвящена анализу деятельности Всемирного Фонда Дикой Природы (WWF) США по сохранению лесов. Авторы рассматривают, как WWF США содействует налаживанию диалога между мировыми корпоративными структурами и НГО США. Анализируется, как WWF США удалось вовлечь в деятельность по сохранению природы Всемирный Банк, Агентство США по Международному Развитию, Лесной Попечительский Совет и другие организации.

Книга рассчитана на широкий круг специалистов. Редакторский коллектив и авторы надеются, что она будет полезна студентам, преподавателям, ученым, активистам НГО занимающимся таким широким спектром проблем как экология, лесопользование, третий сектор, общественное участие и др.
ГЛАВА 1: Экологическая модернизация лесного сектора России
Тысячнюк Мария
МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ: АКТОРЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ В ЛЕСНОМ СЕКТОРЕ РОССИИ
Введение

Статья написана по материалам научного исследования, проведенного качественными социологическими методами. 18 интервью, использованных в статье, взяты в Москве в 2001-2002 годах и касаются вопросов устойчивого лесопользования. Цель статьи – проанализировать взаимодействие международных экологических негосударственных организаций (экоНГО) с органами власти, структурами бизнеса и местным населением. Автор рассмотрит, как они воздействуют на подготовку и принятие решений в области лесопользования. В задачи статьи входит: рассмотреть экоНГО, как акторов экологической модернизации в России; проанализировать, какие социально-политические ниши они занимают, как распределяются роли между ними, как идеология и политика головных офисов международных экоНГО влияет на действия их российских филиалов; изучить процесс сотрудничества, и противоречия, возникающие при взаимодействии экоНГО с федеральными и региональными властями и структурами бизнеса; дать оценку современных перспектив и возможностей экологической модернизации в контексте российских преобразований.

Базой для анализа является теория экологической модернизации. Экологическая модернизация включает в себя переориентацию промышленности на более «экологически чистые» технологии и соблюдение равновесия между экономическим ростом и экологической устойчивостью. Кроме того, этот процесс подразумевает изменение социальных практик и общественного дискурса, отражающих новую экологическую перспективу (Mol & Spaargaren, 2000: 17-49; Leroy and Talenhove, 2000; Buttel, 2000: 57-65; Gibbs, 2000: 9-19).

В 90-е годы XX века Россия вступила в новую эру экологической политики. Одной из причин этого было появление на политической арене крупных российских и международных экоНГО. Из российских экоНГО наиболее важную роль играют Социально-экологический союз (СоЭС) и Центр охраны дикой природы (ЦОДП). Из международных - Фонд Дикой Природы (World Wild Fund, WWF), Международный Союз Охраны Природы (International Union of Conservation of Nature, IUCN) и Гринпис (Greenpeace). Именно в это десятилетие они учредили в России свои отделения и начали создавать региональные офисы.

Международные экоНГО имеют четко организованные структуры и большое финансирование в виде грантов от правительственных программ экономически развитых стран и благотворительных пожертвований физических и юридических лиц. Благодаря этому, они могут сконцентрировать свои усилия на удаленных и труднодоступных районах России. Такого рода общественная работа – новое явление для России. Деятельность этих экоНГО повлияла на российские экоНГО, бизнес структуры, региональные и федеральные власти, то есть они стали важными акторами экологической модернизации.

У всех рассматриваемых в статье международных и российских экоНГО есть лесные программы, все они занимаются созданием ООПТ. Этот общий приоритет объясняется природной спецификой России и большой долей нетронутых хозяйственной деятельностью природных территорий. В России сосредоточено 25% всех особо охраняемых природных территорий (ООПТ) земного шара. Кроме того, Россия владеет 21% мирового запаса древесины (WWF in Russia, 2001). Дадим краткое описание пяти действующих в России наиболее крупных и активных международных экоНГО.


Фонд Дикой Природы (WWF)

WWF начал свою деятельность в 1961 году и в настоящее время действует в 90 странах. Первый проект WWF начался в России в 1991 году, в 1994 году в Москве был открыт офис. С тех пор WWF вложил около 20 миллионов долларов в охрану природы России. Российская лесная программа WWF включает в себя вопросы сохранения биоразнообразия и «устойчивого лесопользования». По данным WWF, 10% лесов России, сохранивших наибольшее биоразнообразие, нуждаются в государственной защите, и использование их ресурсов должно быть ограничено (WWF in Russia, 2001: 2). Чтобы повлиять на правительство, WWF организует программы по экологическому просвещению региональных органов власти.

Одним из приоритетов WWF является продвижение добровольной лесной сертификации (ДЛС) по международной программе Лесного Попечительского Совета (Forest Stuartship Council, FSC) Получение лесной компанией сертификата FSC означает, что данная компания практикует «устойчивое лесопользование». WWF работает с предприятиями лесной промышленности, стараясь заинтересовать их в прохождении ДЛС. Кроме того, WWF взял под свою опеку несколько лесных массивов в качестве модели для отработки и демонстрации возможностей устойчивого лесопользования в России. Он организовал «Ассоциацию экологически ответственных лесопромышленников России», состоящую из 17 лесных компаний, которые либо прошли ДЛС, либо находятся в процессе получения сертификата. Эта Ассоциация уже вошла в Глобальную Лесную Торговую Сеть (Global Forest Tread Network, GFTN). Продвигая ДЛС среди лесных компаний России, WWF содействует их интеграции в международную торговую сеть, которая учитывает экологический фактор производства продукции.

WWF помогает государственным структурам России бороться с нелегальными рубками. Он поддерживает деятельность по розыску нарушителей и привлечению их к ответственности через суд. Совместно с Агентством Международного Развития США (Unaided Stat Agency International Development, USAID) WWF организует специальные бригады по борьбе с лесными пожарами. С 2000 года WWF реализует свою лесную программу в 20 регионах России. При содействии WWF были приняты законотворческие инициативы, благодаря которым в 1999-2000 годах в России было сохранено 8 миллионов гектаров леса и лесных ресурсов (WWF in Russia, 2001: 4).


Международный Союз Охраны Природы (IUCN)

IUCN был создан в 1948 году в городе Фонтенбло, во Франции. На VIII Генеральной ассамблее Совета Мирового Конгресса по сохранению природы, состоявшейся в 1990 году, он изменил свое старое название и стал официально называться IUCN. Членами Союза являются 76 стран, 111 правительственных организаций, 668 национальных и 63 международные общественные организации. В состав IUCN входят 954 коллективных члена из 141 страны, а также около 400 индивидуальных членов из 55 стран. Московский офис IUCN организует работу не только в России, но и по всем независимым государствам бывшего Советского Союза. Правительство России является членом IUCN. До 2000 года в члены IUCN входил и Российский Комитет охраны природы.

К приоритетным программам IUCN относится сохранение биоразнообразия в местах, где ему грозит наибольшая опасность. В России это Сибирь и Дальний Восток. Программы IUCN также стимулируют устойчивое лесопользование и устойчивое сельское хозяйство. В рамках лесной программы IUCN организует вовлечение местного населения в управление лесами, стремится сбалансировать государственную политику с региональными интересами в области управления лесами. Программы IUCN предусматривают комплексный подход, объединяющий устойчивое лесопользование и сохранение природы. Российское отделение IUCN работает в рамках общей программы «Бореальные леса». В России, как и в других странах, IUCN выдвигает большое количество инициатив по вовлечению правительственных структур и общественных организаций в международный переговорный процесс по охране природы.
Гринпис (Greenpeace)

Основные цели лесной кампании Гринпис – сохранение лесов и устойчивая лесная промышленность. В 1992 году Гринпис начал работать над усилением лесного законодательства России. Подход Гринпис к защите лесов основывается на убеждении, что только независимый общественный контроль может улучшить ситуацию с охраной и использованием лесов (Greenpeace, 2000: 4). Поэтому эта экоНГО уделяет большое внимание распространению экологической информации среди населения. В ее информационных материалах объясняется значение девственных, или так называемых, «старовозрастных» лесов России и дается информация о состоянии лесов в настоящее время. Гринпис обеспечивает право жителей на своевременное получение достоверной научной экологической информации (Greenpeace, 2000: 3).

Экополитика Гринпис заключается в том, чтобы предавать гласности незаконные действия федеральных или региональных властей и лесных компаний в лесах, находящихся под охраной. Он отслеживает все виды рубок: основные, рубки ухода и санитарные рубки, а также незаконные рубки, пристально следит за деятельностью лесхозов и предприятий лесной промышленности. Одна из целей Гринпис – создать систему негосударственного контроля над соблюдением лесного законодательства, чтобы с помощью этой системы российские граждане вместе с экоНГО могли влиять на принятие решений в лесном секторе и предотвращать нарушения законодательства (Greenpeace, 2000: 3).

Гринпис работает как с производителями, так и с потребителями продукции российского лесного сектора. Так же, как и WWF, Гринпис работает над вовлечением лесных компаний в процесс ДЛС. Постоянная забота Гринпис – повышение экологической грамотности населения, причем он стремится поднять экологическую сознательность не только среди населения руководства лесных компаний России, но и у зарубежных потребителей продукции российской лесной промышленности. Надо отметить, что Гринпис гораздо активнее взаимодействует с представителями населения России, чем с властными структурами.

Являясь членом Лесного клуба России, Гринпис сотрудничает с другими экоНГО в определении местонахождения старовозрастных лесов и лесов с достаточно хорошо сохранившимися экосистемами, в исследовании причин лесных пожаров и возможностей их предотвращения. Материалы этих изысканий в дальнейшем используются для организации экологического просвещения населения и подготовки предложений по изменению законодательства.

Большая часть работы Гринпис по изменению природоохранного законодательства проходит в рамках международной Конвенции по мировому культурному и экологическому наследию. Этот инструмент международной политики используется для сохранения наиболее значимых природных и культурных территорий. По мнению сотрудников Гринпис, на сегодняшний день это наиболее эффективный путь сохранения первозданной природы (Greenpeace, 2000: 3). Благодаря деятельности Гринпис, в список Мирового наследия вошли семь природных территорий России. Поданы заявки на оформление еще четырех, и постоянно проводятся экспедиции по изучению территорий, которые могут быть включены в этот список. Таким образом, Гринпис помогает региональным и федеральным природоохранным государственным структурам в планировании и организации ООПТ.


Социально-экологический союз (СоЭС)

Идея создания СоЭС возникла в 1987 году. Инициатива исходила от участников движения Дружин охраны природы (ДОП), которое в то время было крупнейшей неформальной экоНГО Советского Союза и имело к концу 80-х годов 30-летнюю историю. Цели и принципы движения ДОП были приняты новой организацией, которая была зарегистрирована в 1988 году в Москве. Руководящая структура СоЭС, Центр координации и информации, не руководит деятельностью его членов, а только координирует и помогает, отвечая на их запросы. Основная деятельность сводится к распространению информации среди членов СоЭС и обмену опытом между различными НГО. В настоящее время СоЭС действует как ассоциация экоНГО, каждая из которых имеет свои собственные приоритеты и бюджет.

Основная цель лесной кампании СоЭС – сохранение уникальных лесных экосистем и переориентация лесной промышленности России на практики устойчивого лесопользования. СоЭС выдвинул ряд инициатив в этом направлении. Это программы «Вырасти свой собственный лес», «Возрождение дубрав России» и другие. СоЭС занимается также сбором и распространением информации об опыте устойчивого лесопользования в России. Ряд членов СоЭС, объединили свои усилия в лесной кампании. Эти экоНГО занимаются сбором и публикацией информации, помогают новым членам СоЭС, занимающимся деятельностью по сохранению лесов в поиске финансирования. СоЭС также является членом Лесного клуба России.
Центр охраны дикой природы (ЦОДП)

ЦОДП был создан в 1992 году благодаря помощи СоЭС. С 1995 года основным направлением его деятельности было содействие выработке экополитики России, включая работу по принятию и реализации экологического законодательства. Работа ЦОДП тесно связана с природно-ресурсным сектором экономики России. С 1997 года им разрабатывается стратегия устойчивого управления ООПТ. ЦОДП входит в Лесной клуб и совместно с Гринпис и СоЭС разрабатывает общую исследовательскую программу состояния лесов России. Эти организации совместно занимаются экологическим просвещением, регулярно издавая «Лесной бюллетень». Лесная программа ЦОДП включает исследования, защиту экосистем и биоразнообразия в бореальных зонах, а также создание механизма и нормативной базы для устойчивого лесопользования.

Еще одна важная цель деятельности ЦОДП – пробуждение общественной активности и вовлечение широкой общественности и предпринимательства в охрану природы и благотворительность. С этой целью, начиная с 1995 года, ЦОДП организует Марш парков России, Украины, Белоруссии и Центральной Азии, проходящий в Дни заповедников и национальных парков.
Экологическая модернизация лесного сектора России

Одно из направлений деятельности крупных международных экоНГО в России – влияние на практики лесных компаний через потребителей их продукции. Это особенно заметно на Северо-западе России, где большая часть лесной промышленности ориентирована на потребителей Западной Европы. При этом Западная Европа признается «экологически чувствительным рынком», а Россия таковой не считается. Информант говорит об этом так: «Наши люди не готовы чисто психологически доплачивать от 3% до 5% стоимости просто потому, что это изделие сделано из сертифицированной древесины. А западный покупатель уже готов, и во многом благодаря пропаганде FSC»1. В последние годы в Западной Европе усилился спрос на продукцию, произведенную с соблюдением экологических стандартов. Поэтому WWF и другие экоНГО убеждают российские лесные компании, что для расширения рынка сбыта и увеличения конкурентоспособности и им необходимо пройти процедуру ДЛС, по системе FSC, которая основана на международных стандартах.

Работа с бизнес структурами является неполитической по своей сути, так как не затрагивает изменения и реализацию экологического законодательства. Здесь WWF взаимодействует с компанией как независимый научный и финансовый консультант. ДЛС связывает экологические интересы общества, представляемые НГО и экономические интересы компаний. Однако в процессе продвижения ДЛС существует много сложностей и барьеров.

Основываясь на интервью сотрудников и публикациях FSC, можно отметить, что многие лесные компании заинтересованы в получении сертификата, но этот процесс требует слишком много времени и средств. Аудиторские проверки затрагивают не только непосредственно процесс производства, но и социальные программы предприятия – условия труда, медицинское обслуживание, наличие детских садов и условия в них. Это достаточно дорогостоящий процесс, как в России, так и за рубежом. Кроме того, требуются дополнительные средства на изменение технологий и улучшение социальных условий труда работающих. Некоторым компаниям это «не по карману». Дополнительная сложность состоит в том, что не существует фиксированных цен и стандартов прохождения сертификации. По словам одного из информантов, «некоторые компании договариваются за 10 и менее центов за гектар, другие дорого – доллар и выше за гектар»2.

Никто не может дать лесной компании гарантию, что ее сертифицированные товары будут пользоваться спросом на рынке. В то же время небольшие компании, которые чаще всего используют лес, вырубленный незаконным путем, заинтересованы в быстром получении прибыли и не склонны проходить сложный процесс ДЛС, так как у них нередко отсутствуют долгосрочные планы развития. Эта категория лесопользователей является помехой на пути экологической модернизации и наносит серьезный ущерб лесам России.

Надо сказать, что ДЛС FSC нередко подвергается критике. В отличие от WWF более радикальные НГО считают, что использование стандартов FSC в российских условиях не оправдано. Если в Западной Европе практически нет «старовозрастных» лесов, то в России площади их достаточно велики. Стандарты FSC базируются на исследованиях, проводимых за пределами России, и не принимают во внимание многие ее существенные особенности (Карпачевский, 2001: 37-38). Многие экологи, хотя в целом и поддерживают программу ДЛС как инструмент устойчивого лесопользования в России, сомневаются, насколько эффективным будет соблюдение стандартов FSC после получения компанией сертификата (Берри, 2001: 18-19).

Другая особенность России, ограничивающая продвижение ДЛС, состоит в том, что российские лесопромышленники связаны не только с «экологически чувствительными» европейскими рынками, но и «экологически нечувствительными» азиатскими. Например, значительная часть дальневосточного и сибирского леса экспортируется в Китай, но китайских потребителей совсем не волнует наличие сертификата, напротив, они охотно покупают лес даже откровенно криминального происхождения. Анализируя ситуацию российско-китайского рынка, экоНГО пришли к выводу, что ДЛС в данном случае малоприменима (Лебедев, Неуэл, Гордон, 2001: 40-41). Тем не менее, наше исследование показало, что ДЛС является эффективной тактикой сохранения старовозрастных лесов России. Проект развития ДЛС находится еще в стадии становления, но имеет неплохие перспективы. Активная работа по ДЛС развернута в республике Коми, Архангельском, Красноярском, Хабаровском регионах. В 2000 году сертификаты FSC на продукцию получили немецкая компания Холз Даммерс (Архангельская область), и ЦБК «Волга» (Нижний Новгород), причем ЦБК получил право оценивать, достаточно ли устойчивое лесоводство ведут лесхозы, поставляющие ему сырье (WWF in Russia, 2000: 6).

В настоящее время продвижением ДЛС занимаются экоНГО (в основном WWF) и лесные компании. В то же время такой важный актор, как власть, пока не включена в этот процес. Справедливости ради надо отметить, что WWF вначале пытался вовлечь власти в диалог о ДЛС, но столкнулся с их не заинтересованностью и нежеланием сотрудничать. «Некоторые руководители администрации говорят, что нам до этого нет дела, или что нам пока еще рано так жить, другие – мы этого не можем сделать»3.

На первой из информационных конференций, организованныхWWF, представители бизнеса покинули зал, услышав, пространные, но неинформативные речи представителей власти. Тогда WWF инициировал следующую конференцию, на которой удалось заинтересовать лесные компании в ДЛС, но диалога с государственными властями опять не получилось, несмотря на то, что серия конференций задумывалась именно как межсекторальный диалог. Третья конференция была организована уже только для представителей лесного бизнеса. Эту серию конференций WWF считает своим успехом, несмотря на то, на них не было достигнуто первоначально поставленной цели, так как в их ходе и представители государственных властей и экоНГО получили для себя много новой информации. В настоящее время, учитывая прошлый опыт, WWF работает исключительно с бизнесом, не привлекая ни власть, ни другие экоНГО. Такая узкая ориентация на одного актора препятствует тому, чтобы ДЛС стала предметом государственной политики и общественного дискурса.

Продвижение ДЛС в различных регионах России – основная социальная ниша WWF. Остальные члены Лесного клуба России – Гринпис, СоЭС, ЦОДП, в основном, работают на местном уровне, то, идя на конфронтацию с лесными компаниями, то, сотрудничая с ними. Например, эксперт СоЭС, А.Ю.Григорьев написал и опубликовал книгу о том, как выжить лесным предприятиям в условиях экологизации Европейского рынка. Кроме информации о том, как планировать и реформировать производство, книга содержит анализ предыдущего опыта российского лесного сектора и проблем, возникающих из-за нелегальных рубок и опасной с экологической точки зрения деятельности предприятий. Автор книги обобщил этот опыт для того, чтобы лесные компании не повторяли совершенных другими ошибок. Это пример взаимовыгодного сотрудничества между экоНГО и бизнесом (Григорьев, 2001).

СоЭС тесно взаимодействует со Светогорским ЦБК в Ленинградской области. После перехода предприятия в собственность компании «International Paper», его технологии и условия труда работников были значительно улучшены. «International Paper» прислушивается к советам экспертов НГО, и даже перевела на английский язык книгу Григорьева. Вот как об этом говорит сам информант: «На Светогорском ЦБК в отделе информации любезно сделали перевод на английский язык. Теперь будут издавать, чтобы иностранные компании, покупая российский лес, знали весь этот круг проблем»4. Хотя эта компания не проходила официальную процедуру ДЛС, многие позитивные изменения доказывают, что она работает над улучшением своей деятельности в экологической и социальной сферах.

Многие экоНГО, особенно активно Гринпис, ведут борьбу против строительства промышленных объектов вблизи ООПТ. Усилия Гринпис помогли остановить строительство Удовского ЦБК. Вот как об этом говорит информант: «Пока там очень тяжело. Удалось только приостановить несколько опасных проектов для наших территорий. Например, Удовский ЦБК, который удалось, по крайней мере, приостановить, просто доказав депутатам, что там, собственно, леса не хватит на тот ЦБК, который они хотят ставить»5.

Также Гринпис активно работает с Байкальским ЦБК, стремясь добиться уменьшения производимых им загрязнений. Руководство комбината предлагает различные варианты экологической модернизации, которые должны снизить нагрузку на окружающую среду, а эксперты Гринпис оценивают каждое из этих предложений, после чего они же информируют российские государственные структуры, к какому результату приведет та или иная модернизация. Многие предложения ЦБК были оценены Гринписом как недостаточно «экологичные», из-за чего он рекомендовал российскому руководству отклонить их внедрение. В этом случае экоНГО выступает в роли независимого эксперта российского правительства.

Гринпис отказывается идти на компромиссы с Байкальским ЦБК, так как тот является крупнейшим загрязнителем озера Байкал. Экологическая модернизация на Байкальском ЦБК не была проведена, поскольку это требует больших капиталовложений, которых у предприятия нет. Местная экологическая общественность оказывает постоянное давление на Байкальский ЦБК и для его усиления пользуется помощью международных организаций.

В отличие от Гринпис, IUCN идет на некоторые компромиссы с предприятиями-загрязнителями. В Мурманской области он организовал сеть, в которую вошли бизнес структуры города Апатиты, региональные структуры государственной власти, Лапландский заповедник, различные экоНГО. Призывая компании-загрязнители экологизировать свою деятельность, IUSN предлагал начать с небольших конкретных мер, например, поставить фильтры, улучшить условия хранения опасных веществ. В результате такой деятельности был создан Координационный совет, в который вошли, в числе прочих участников, заместитель губернатора области и шесть представителей администрации из четырех районов области.

Помимо этого, IUSN инициировал сотрудничество между компанией «Северникель» и Лапландским заповедником по развитию экотуризма и экологическому просвещению участников туристических групп. За недолгое время существования Координационного совета им было выдвинуто немало инновационных экологических идей. Однако вскоре более радикально настроенные экоНГО не захотели поддерживать такой компромисс, и вышли из состава Координационного совета.

Такие экоНГО как IUSN, имеющие большой положительный опыт работы за пределами России, отличаются хорошей способностью создавать сети экополитики, основанные на межсекторальном диалоге. Международные экоНГО часто идут на риск, пытаясь перенести западный опыт на российскую почву. Но основная трудность состоит в том, что, российская законодательная база несовершенна, и на практике законы часто не выполняются.
Создание устойчивых бизнес проектов на ООПТ

Конфликт между необходимостью сохранения природной территории и местным населением, которое использует ресурсы этой территории, достаточно распространенное явление. Местное население в таких районах часто живет за чертой бедности, люди плохо знакомы с рыночной экономикой, ее законами и возможностями. ЭкоНГО, взаимодействуя с такими сообществами, обеспечивают их необходимой информацией, инициирует организацию устойчивого бизнеса, основанного на использовании дикорастущих растений. Именно такие проекты были инициированы IUCN на Камчатке, где проживают представители малых коренных народностей: в Камчатской области (близи Быстринского заповедника) и в Корякском автономном округе.

Планируемые бизнес-инициативы включали устойчивые практики собирательства и продажи грибов и дикорастущих трав (фиточаев). Эти проекты помогают решению экономических проблем населения, сохраняют окружающую среду благодаря устойчивым практикам сбора урожая, и, кроме того, поддерживают национальные культурные традиции, благодаря возрождению традиционных практик лесопользования. Силами IUCN были организованы и проведены бизнес-тренинги и семинары для местных жителей и распространена информация по созданию индивидуального, семейного бизнеса и бизнеса в рамках местного сообщества.

Однако на пути реализации этих программ возникло много барьеров. Один из них это подозрительное отношение местного населения к новым инициативам. Жители воспринимали активность международных экоНГО как действия «посланцев иностранного капитала». По словам одного из информантов, ему приходилось убеждать людей, что экоНГО не преследуют корыстных целей и действительно хотят помочь людям повысить их уровень жизни. Отношение местных властей к проекту также было скептическим, они говорили, что «бесплатный сыр бывает только в мышеловке»6. Такое восприятие не способствовало установлению взаимопонимания IUCN с местным населением и местной властью.

Кроме этого, IUCN столкнулся с проблемой экономической эффективности подобного бизнеса. Стоимость сертификата на каждый вид продукции составляет 10 тыс. руб. в год, затраты на транспортировку, документирование, упаковку также достаточно велики, а цена подобной продукции на российском рынке невысока, что ставит выживание сельского бизнеса под угрозу.

IUCN попытался сориентировать местный бизнес на западных потребителей Аляски и Канады, где цены выше. Несмотря на трудности, можно отметить, что потенциал развития отношений между местными сообществами и ООПТ растет. Этому также способствуют первые попытки развития экотуризма, который тоже является разновидностью устойчивого бизнеса.

ЦОДП тоже помогает в организации устойчивого бизнеса в непосредственной близости от ООПТ. Он действует в соответствии с Севильской стратегией, выработанной на организованной ЮНЕСКО 4-й Международной конференции по сохранению биоразнообразия в Севилье в 1995 году (Центр охраны дикой природы, 2000). Согласно принятому подходу управление ООПТ должно осуществляться при соблюдении баланса интересов между сохранением природы и ее устойчивым использованием местным населением.

Например, для северных народностей является традиционным изготовление сувениров из природного материала. ЦОДП поддерживает бизнес, основанный на традиционных ремеслах, так как с одной стороны, это обеспечивает доход местному населению, а с другой, туристы увозят с собой в качестве сувениров не предметы, незаконно взятые из природы, а легальную продукцию.

Проекты ЦОДП по созданию местного бизнеса подразумевают сотрудничество общественности, местного бизнеса, экоНГО, местных и федеральных властей. ЦОДП использует систему микрокредитов. Для определения, кому выделить ссуду, создается комиссия по оценке бизнес проектов, состоящая из представителей региональной администрации, сотрудников ООПТ, общественности и местных экоНГО. По истечении определенного срока ЦОДП получает ссуду обратно и вкладывает в развитие новой бизнес идеи. «Деньги возвращаются, и даются второму лицу, третьему и так далее, то есть это беспрерывный процес. По истечении года ссуды возвращаются. Затем на следующий год проходит новый конкурс и так далее»7. Например, в Алтайском регионе, недалеко от границы с Монголией ЦОДП инициировал развитие сети местных производителей меда, которые поставляли его в Новосибирск. Позже производители этой сети прошли персональную сертификацию своего меда в Катунском заповеднике.

Менее успешная инициатива, развиваемая ЦОДП в Тверской области, вблизи Центрального биосферного заповедника, демонстрирует, насколько важно для успешности проекта взаимопонимание и сотрудничество с руководством ООПТ, поскольку трудности возникли именно в связи с особенностями менталитета сотрудников заповедника. Большинство пожилых ученых с классическим академическим образованием считают, что сохранение природы в заповеднике не совместимо с какими-либо коммерческими инициативами. Эти люди не заинтересованы в сотрудничестве с местными сообществами, проживающими рядом с территорией заповедника, и инициативы ЦОДП оказались для них непонятными.

Сравнивая ситуацию в Тверской области с ситуацией в Смоленской и Калужской областях, где руководство заповедников оказалось гораздо более гибким, можно сделать вывод о том, что администрации ООПТ играют важную роль в межсекторальном диалоге. Другой важный актор этого диалога – федеральные власти. ЦОДП принимал участие в организации Совета при Министерстве природных ресурсов РФ, который должен был разработать и принять Российскую программу экологического туризма.

Еще одна сфера деятельности ЦОДП это работа с областными и федеральными земельными комитетами по решению проблем, связанных с землепользованием. Это взаимодействие затрудняют идеологически разногласия и различное понимание организационной культуры. Часто разговор идет на "разных языках". ЦОДП пытается установить более тесные связи с представителями государственной власти, финансируя им участие в семинарах и конференциях, проходящих в других регионах. Он также дает гранты тем сотрудникам ООПТ, которые регулярно участвуют в реализации совместных проектов. Все ООПТ в России имеют государственный статус.

Государственная власть является важной контролирующей инстанцией этой природоохранной деятельности, без ее участия невозможно создание новых ООПТ. Это зачастую вынуждает экоНГО использовать нестандартные методы для установления взаимовыгодного диалога. По собственной инициативе российские власти вполне вероятно и не стали бы финансировать создание новых ООПТ. Именно международное экологическое движение стимулирует их участие в этом процессе.
Роль экоНГО в создании и укреплении ООПТ

Все международные экоНГО, действующие в России, работают над совершенствованием законодательства в отношении ООПТ и над разработкой механизмов реализации такого законодательства. Существуют разные пути решения этой проблемы. WWF, например, принадлежит создание концепта, названного им «пояс заповедников». В него входит несколько ООПТ, соединенных между собой миграционными путями животных. WWF разрабатывает краткосрочные и долгосрочные стратегии развития пояса заповедников и содействует экологическому образованию сотрудников ООПТ, общественности, представителей государственных органов. Подобные структуры уже созданы в Алтай-Саянском регионе и в Юго-Западной части России. Во многом благодаря этой деятельности WWF площади ООПТ России увеличились за последнее десятилетие на 25%, а в арктических регионах были удвоены. Занимаясь экологическим просвещением и обучением, взаимодействуя с общественностью, учеными, представителями государственных властей, WWF постепенно вводит термин «пояс заповедников» в дискурс. Он уже появился в словарях и встречается в программах экополитики.

ЦОДП развивает новую методологию создания ООПТ. По его инициативе появилась карта основных массивов старовозрастных лесов Европейской части России. В России существует много старовозрастных лесов, которые требуют более детального изучения. ЦОДП начал кампанию по сбору и анализу данных по таким лесам. Долее он планирует разработать критерии использования старовозрастных лесов. В лесных массивах существуют различные категории лесов, нуждающихся в охране. Старовозрастные леса наиболее важны с точки зрения сохранения биоразнообразия, есть леса, имеющие историческое значение, или заповедные леса, считавшиеся священными у малых народностей. ЦОДП содействует выработке соответствующей политики по использованию различных категорий лесов. Такие проекты были поддержаны ЦОДП в Вологодской, Костромской, Нижегородской и Кировской областях.

Гринпис избрал своей стратегией сохранения природных территорий, сотрудничество с Международным Фондом Мирового Наследия. Этот фонд является международным инструментом для сохранения уникальных природных и культурных памятников. Он действует в 168 странах, ратифицировавших Конвенцию о Защите мирового культурного и природного наследия. Территория, представленная в Фонд Мирового Наследия, должна отвечать следующим требованиям: иметь национальный и международный имидж, быть привлекательной с точки зрения туризма и обладать возможностями дополнительного финансирования.

По мнению Гринписа, авторитет фонда дает дополнительные гарантии для защиты наиболее значимых природных территорий России. Территории, признанные частью мирового природного наследия, приобретают региональный или федеральный природоохранный статус. Вместе с тем, один из информантов считает, что «Реальность в России такова, что такого статуса недостаточно, чтобы территория была изъята из природопользования и сохранена. Как только территория получает статус всемирного наследия ЮНЕСКО, на государство, которое взяло на себя обязательства по выполнению конвенции, возлагаются дополнительные мероприятия»8.

Чтобы помочь территории получить статус мирового наследия, Гринпис проводит исследования, пишет объемные доклады и затем представляет все эти материалы в Центр по мировому наследию в Париже. Гринпис и его партнеры, стремятся, чтобы их инициативы были поддержаны общественностью, властями, и, что особенно важно, грантодателями. Например, Гринпис часто фотографирует уникальные территории для того, чтобы эмоционально подкрепить обоснование финансовой поддержки на их охрану. Как пишет Вапнер, «Акции Гринпис возбуждают глаз» (Wapner, 1996). Добиваясь получения статуса для той или иной территории, Гринпис стремится объединить в сеть НГО, научно-исследовательские институты и администрации, чтобы они совместно работали в этом направлении.

Гринпис, вместе с ЦОДП и СоЭС провел масштабную работу на Северо-западе России по выявлению сохранившихся участков старовозрастных лесов. В работе использовались съемки со спутников, топографические карты и данные полевых экспедиций. Результаты исследований были распространены среди широкой общественности, в научных кругах, доведены до сведения структур лесного бизнеса и зарубежных потребителей. Благодаря этому исследованию, статус природного мирового наследия получили ООПТ в Мурманской и Архангельской областях. Совместно с ЦОДП Гринпис успешно работает на Камчатке. Совместными усилиями продвигается процесс присвоения статуса Командорским островам. Особое положение в этом партнерстве занимает IUCN, он не занимается работой на местах, но его международный офис отвечает за проведение окончательной экспертизы для включения территории в Международный Фонд Мирового Наследия.

Выбирая территории для присвоения им статуса мирового наследия, Гринпис учитывает многие факторы. Один из важнейших – возможность получения международной финансовой поддержки. По мнению информанта, взгляд спонсоров на использование тех или иных территорий России часто не совпадает с мнением Гринписа, поэтому «Гринпис России» вкладывает много своих средств, сил и времени, чтобы заинтересовать спонсоров в сохранении именно этих территорий9. Гринпис выбирает территории, которые обладают значительным биоразнообразием и реально нуждаются в защите. Таким образом, глобальные природоохранные тенденции влияют на улучшение экологической ситуации конкретных территорий России. Гринпис также действует в местах, где проявляются экологические конфликты. Например, его вмешательство потребовалось для придания статуса мирового наследия территориям в тех местах, где местные администрации не были заинтересованы в сохранения этих территорий: Катаранскому и Магаданскому заповедникам в Чукотском автономном округе, островам Врангеля в Беринговом море, дельте реки Лены.

Из 168 стран, подписавших Конвенцию о мировом наследии, только Россия пользуется помощью Гринписа в придании территориям статуса мирового природного наследия. Такая деятельность идет вразрез с международным имиджем Гринписа, как радикальной экоНГО. Тем не менее, это вполне согласуется с тем фактом, что многие из штатных сотрудников «Гринпис России» в прошлом были научными работниками.

Так обстоятельства, связанные с процессами трансформации в России, способствовали созданию уникальной ситуации в среде российских экоНГО. Например, в процессе исследования автор узнал, что Гринпис нередко работает в тесном сотрудничестве с российским правительством. Само существование такого диалога, на первый взгляд, удивительно, так как обычно административные органы негативно относятся к экоНГО, особенно к Гринпису, имеющему имидж «радикальных экологов». Однако придание территориям статуса мирового природного наследия невозможно осуществить без участия регионального и федерального правительств, поэтому экоНГО вынуждены вступать с ними в конструктивный диалог. При этом экоНГО несут дополнительные расходы. Они включают финансирование участия представителей государственных органов в конференциях, при необходимости, предоставление технических ресурсов – компьютеров, копировальной техники, доступа в Интернет. Часто международные экоНГО сами проводят все исследования и готовят документацию для обоснования законопроектов, связанных с экологической модернизацией. На этом примере мы также видим, что трансграничные процессы оказывают существенное влияние на продвижение экологической модернизации в России.

Вместе с тем, существует ряд помех для успешной работы международных экоНГО в России. Во-первых, ликвидация Комитета по охране окружающей среды и передача функций охраны природы Министерству природных ресурсов привели к тому, что экоНГО утратили свои контакты в государственных структурах, так как реструктуризация сопровождалась ротацией кадров. Во-вторых, некоторые представители администрации не понимают смысл присвоения территории статуса мирового наследия и опасаются, что увеличение числа ООПТ негативно скажется на экономическом состоянии региона.

Например, действия Гринпис в Карелии, привели к серьезным конфликтам, потому что экономика этого региона основана на лесозаготовке и экспорте древесины. Напротив, старовозрастный лес в республике Коми был представлен в Фонд Мирового Наследия в 1995 году без каких-либо конфликтов, поскольку лесная промышленность Коми в то время не развивалась. Приоритетом считалась добыча ископаемых, поэтому сохранение лесов не затрагивало интересов бизнеса. Необходимо добавить, что наибольшее беспокойство у Гринпис вызывают проблемы собственно сохранения территорий после присвоения им статуса мирового наследия.


страница 1 страница 2 ... страница 6 страница 7


Смотрите также:





      следующая страница >>

скачать файл




 



 

 
 

 

 
   E-mail:
   © zaeto.ru, 2018