zaeto.ru

Грегг брейден

Другое
Экономика
Финансы
Маркетинг
Астрономия
География
Туризм
Биология
История
Информатика
Культура
Математика
Физика
Философия
Химия
Банк
Право
Военное дело
Бухгалтерия
Журналистика
Спорт
Психология
Литература
Музыка
Медицина
добавить свой файл
 

 
страница 1 ... страница 5 страница 6 страница 7 страница 8 страница 9



Поверить в свой путь, ведущий к великой возможности

Как видно из вышеприведенных глав, когда мы спраши^ ваем себя, способны ли мы выйти за рамки своих ограничен ний, то, по сути, подразумеваем возможность смены своих убеждений. А для этого нам нужна добротная причина, или основание. Естественным следствием этого принципа является тот факт, что когда меняется парадигма прежнего убеждения, то — для того чтобы такое событие имело далеко идущие последствия — необходимо, чтобы оно происходило в присутствии других людей.

Вполне может быть, что где-то в мире есть бегун, преодолевший дистанцию в одну милю менее чем за четыре минуты еще до того, как это сделал Роджер Банистер. Но если он сделал это на беговой дорожке, проложенной в принадлежащем ему парке позади собственного дома, а за самим забегом наблюдали одни лишь его домашние животные, то как об этом могут узнать другие? Это как дерево, которое падает в глубине дикого леса, где нет никого, кто бы слышал шум его падения. И кто об этом узнает? Несомненно, что другие люди должны быть свидетелями наших личных побед (или их следует оповестить об этом), дабы они отложились в жизни этих людей в качестве возможностей. Каждый раз, когда мы совершаем чудо, мы обновляем программы чьих-то убеждений и вкладываем в чье-то сознание новую схему реальности.

Мы множество разубеждались в справедливости этого принципа. Будда, Иисус, Магомет, а в наши дни Ганди, Мать Тереза и Мартин Лютер Кинг — все они жили жизнью на глазах у других людей и самой своей жизнью указали им новый образ бытия. Они пролагали этот новый путь внутри своего сознания, стремясь его изменить. О впечатляющих примерах подобной метаморфозы мы, вероятно, слышали столько раз, что сегодня принимаем их как нечто само собой разумеющееся. Но более пристальный взгляд на то, как именно эти учителя сеяли семена новых идей в рамках уже существующих парадигм, поистине вызывает удивление.

Их достижения оказываются столь впечатляющими! именно за счет того, каким образом они осуществляли свои преобразования. Программисту, сидящему в главном офисе компании и с высоты птичьего полета обозревающему виртуальный компьютерный мир, проще простого заметить, где именно в нем требуется внести новшества или сделать необходимые замены. Как только такая проблемная область выявлена, он может изолировать часть программы, немного видоизменить ее или, если потребуется, заново переписать, пока результат на выходе не будет таким, какой нужен.

Главное здесь то, что программист находится вне про- граммы и обозревает ее с той точки, откуда легко заметить, какие именно шаги или действия требуется предпринять. В некотором смысле программисты подобны разного рода горе-советчикам или спортивным комментаторам, выступающим с обзором уже прошедших игр, когда, оглядываясь назад, легко увидеть и предугадать, что должно, а что не должно было случиться. Они наблюдают за игрой со стороны! В этом-то вся причина! Именно это и делает ваши и мои действия более чем мощными и эффективными.

Однако, находясь в самом «компьютере» квантового сознания, мы не можем наблюдать за ним со стороны. Мы «сидим» в той же «программе», которую пытаемся изменить! Мы ищем смысл, стремимся к исцелению, миру и изобилию, находясь именно там, где ощущаем дефицит всех этих вещей. Если программа обладает разумом и способна оценивать вечно меняющуюся ситуацию и по-новому реагировать на нее, она, говоря научно-компьютерным языком, считается разумной. А поскольку этот разум создается машиной, то он считается искусственным.

Недавний пример искусственного разума, украсивший заголовки всех ведущих мировых газет и ставший гвоздем телевизионных новостей, — компьютерная шахматная программа под названием Deep Blue («Голубая бездна»). 10 февраля 1996 года Deep Blue победила в первой игре против тогдашнего чемпиона мира Гарри Каспарова, транслировавшейся по всему миру. После игры Каспаров, комментируя ход матча, отметил, что компьютерная программа показала настолько «глубокий разум и смекалку», что даже он, чемпион мира по шахматам, не смог предугадать ее ходы.

В некотором отношении мы не особо отличаемся от Deep Blue. Находясь внутри разумного «компьютера» Вселенной, мы оцениваем те условия, которыми жизнь обставляет наш путь, и делаем должный, наилучший из всех возможных, выбор, руководствуясь имеющейся в наличии информацией. Главное — это то, что мы стремимся делать свой выбор на основе сложившихся у нас убеждений, касающихся наших способностей и ограничений. Когда мы признаем, что повседневная реальность — это не отражение наших слабостей и ограничений, а скорее фон, на котором высвечиваются наши возможности, все, что в прошлом нам казалось невозможным, теперь оказывается в пределах досягаемости. И это тот самый способ мышления, где все, что бы мы ни вообразили, где все те вероятные вещи, о которых мы никогда не задумывались, вдруг становятся возможными.

*
В начале этой книги я привел пример распространения звука в воде, взяв его в качестве аналога того, как распространяются в субстанции, из которой сформирована вся Вселенная, волны наших убеждений. Если не вдаваться в детальное описание того, как именно движутся волны, основная идея в том, что то явление, которое мы называем «убеждением», оказывает воздействие, далеко выходящее за пределы нашего тела, где оно создается и хранится. Это воздействие и есть наша сила.

Когда мы научимся оттачивать качество своих убеждений, добившись точной и изысканной их огранки, мы научимся и преобразовывать в нашем мире болезненные волны убеждений в целительные, пути войны — в пути мира, а ошибки и лишения — в успех и изобилие. Есть ли сила, более мощная и более священная, чем эта? И стоит ли удивляться тому, что все, начиная от религий и заканчивая нациями, строилось и строится вокруг силы наших убеждений?


Гпава7
Вселенная: руководство по эксплуатации
Вся ваша жизнь может измениться в течение секунды, но вы никогда не знаете, когда эта секунда наступит.

Лоренс Гэлин. Полуночное солнце: мистериальные откровения суфиев Аль Байта
Каждое человеческое существо —- творец собственного здоровья или болезни.

Будда (563-483 гг. до н. э.)
Помнится, сколько-то лет тому назад я посмотрел очередную серию космического сериала «Стар трек: следующее поколение», которая изменила все мои представления о виртуальной реальности. Эпизод начинается с того, что экипаж космического корабля «Энтерпрайз» исследует не отмеченную на звездных картах область глубокого космоса и обнаруживает, что одно из далеких солнц вот-вот взорвется и обратится в сверхновую звезду. В принципе, ничего незаурядного в таком взрыве нет, если бы не то обстоятельство, что он должен произойти в солнечной системе, где имеется планета земного типа, населенная людьми, которые, несомненно, погибнут спустя несколько часов после взрыва солнца.

Проблема в том, что экипаж «Энтерпрайза» хочет спасти этих людей, что в общем-то противоречит глав-1 ной космической директиве — любой ценой избегать вмешательства в развитие другой, менее продвинутой цивилизации. Если бы капитан и его команда внезапно высадились на планету с миссией спасения, представителя этой развивающейся цивилизации наверняка бы приняли их за своих божеств, что навсегда изменило бы ход исто-1 рии на планете. Но не стоит беспокоиться! Чтобы спасти обитателей планеты, не потрясая их своим богоподобным появлением и не провоцируя учреждать новую религию экипаж во главе с капитаном разрабатывает блестящий план.

Они решают дождаться наступления ночи, когда обитатели планеты заснут, и, используя свои возможности в области теленортации и создания виртуальной реальности, перенести всех жителей планеты в имитацию привычной для них действительности, созданную на борту «Энтерпрайза», — в виртуальную реальность. После чего жителей доставят в другую солнечную систему, на новую планету, которая является точным подобием их собственной, стоящей на грани гибели. Когда эти люди проснутся, они ничего не заподозрят и никогда не узнают о том, что случилось. Они даже не догадаются, что мчатся в космическом пространстве с непостижимой скоростью, пребывая в виртуальной реальности имитационного мира. А если они и заподозрят что-то неладное, то это покажется им просто сном. Для них все будет происходить как обычно.
А скоро они окажутся в знакомом, безопасном мире и ни о чем не узнают.

Однако даже идеально задуманные планы могут пойти вкривь и вкось, и события в этой серии тоже не исключение. Поначалу все складывается просто прекрасно. Пока обитатели планеты спят, их телепортируют в виртуальную реальность. А когда они просыпаются, то воспринимают окружающее как обычную для себя действительность. И все бы хорошо, но в энергетических системах корабля происходит сбой, и они больше не могут создавать и поддерживать компьютерную имитацию реальности. Неожиданно виртуальная реальность начинает разваливаться. Скалы колышутся, дрожат, медленно тают и становятся прозрачными, голубое небо над головой превращается в звездный полог, окружающий космический корабль, а техника, прежде не видимая для тех, кто находился в имитационной реальности, появляется перед их взором. Бессмысленно говорить, что весь сюжет меняется и задуманное с благими намерениями спасение становится проверкой на способность к сопереживанию и искренность.

Я рассказываю об этом вот с какой целью. Обитатели планеты не знали, что они находятся в виртуальной реальности, пока та не стала разваливаться. В этом весь смысл любой системы имитации: она должна быть настолько реальной, чтобы мы могли пользоваться ею для совершенствования своих профессиональных навыков — будь то навыки летчика, спортсмена или творца, — как если бы это происходило в реальности. Таким образом, если бы мы находились в виртуальной имитации, созданной с целью сымитировать высшее измерение, или ран, здесь, на Земле, то смогли бы мы когда-нибудь узнать об этом?
Что такое жизнь: реальность или сон? Можем ли мы установить разницу?

Если что-то представляется нам истинным, нет ничего необычного в том, что эта истина предстает перед нами во множестве различных ипостасей и множеством способов. Прекрасный тому пример — наше восприятие человеческой красоты. Когда мы встречаем человека, который и внутренне и внешне кажется нам по-настоящему красивым, его или ее красота представляется нам чем-то неподвластным времени и вечным. Поскольку мы воспринимаем этого человека через призму собственных идеалов красоты, то, как бы пристально мы ни изучали его или ее жизнь, он/она все равно будет оставаться для нас красивым или красивой. Такой человек красив, когда просыпается, когда работает, когда ошибается и даже в самом конце рабочего дня, когда устает. Объясняя этот феномен, поэт эпохи Просвещения Гревиль писал: «Критерий истинной красоты в том, что чем больше ее познаешь, тем она ослепительнее».

Если Гревиль считает, что красота не теряет своей привлекательности, сколь бы пристально ее ни познавали, то и у нас не меньше оснований считать, что тема, лежащая в основе вселенской истины, останется неизменной, сколь бы долго мы ее ни изучали. Библейский потоп является прекрасным примером как раз такой темы. Легенды о грандиозном потопе пронизывают всю историю человечества, они встречаются во всех культурах, их рассказывают по всему миру. Поразительно, что, несмотря на различия континентов, языков и народов, детали и концовки этих легенд практически идентичны. Эта тема везде и всюду неизменна, и доказательства, приводимые в поддержку ее истинности.

позволяют считать, что в далеком прошлом подобный великий потоп действительно имел место.

Легенды о рождении и начале Вселенной подобны легендам о Потопе — их также рассказывают по всему миру, и сходство между ними поразительное. Основное, что связывает эти легенды, — описание нашего мира как сна/ иллюзии/проекции того, что происходит в мире ином. И теперь нам предстоит рассмотреть еще одно доказательство того, что земной мир есть мир имитационный.

Мысль о такой возможности, в сущности, не очень отличается от тех идей, которые формируют основу практически всех великих духовных традиций современности. От космологии индусов, описывающих Вселенную как сон Вишну, до южноафриканского племени калахари, утверждающего, что наше собственное существование нам снится, все духовныетрадиции представляют нашу реальность как тень иного мира — более реального, чем этот. Здесь интересно то, что тема таких легенд не меняется. К каким бы временам они ни восходили (это касается и самых древних мифов о сотворении мира), заключенная в них мысльотом, что наш мир иллюзорен, остается неизменной.

Историю австралийских аборигенов, например, можно проследить во времени по непрекращающейся линии кровного родства, начало которой было положено по меньшей мере 50 ООО лет тому назад, а возможно и раньше. На протяжении всего этого долгого периода их легенды о сотворении мира остаются неизменными. Как и в новейших теориях, предполагающих, что наш мир создал некий немыслимо древний «Программист», в легендах аборигенов говорится, что этот мир создали их далекие предки — ван-Джина, во сне приведя его к существованию. Здесь важно то, что в каждой из традиций упоминается наша связь с иным миром, находящимся за пределами всею, что мы в состоянии воспринимать из любой точки наблюдения здесь, на Земле.

Пионер в области физики Дэвид Бом в свое время тоже предложил сходное миропонимание, которое он изложил более современным языком. Используя такие понятия, как «свернутый порядок» и «развернутый порядок», Бом представил наш мир как тень или проекцию событий, происходящих где-то в другом месте, причем, на его взгляд, это «другое место» представляет собой гораздо более высокую реальность, откуда и берут начало все явления нашего мира. Не менее ясно и определенно, чем древние учения и традиции аборигенов, Бом в своих трудах показывает, что иной мир безусловно реален, причем, возможно, еще более реален, чем наш мир. Но, опять же, оттуда, где мы находимся сейчас, его невозможно увидеть.

Ггсли не принимать во внимание язык, то и легенды туземцев, и идеи Бома подтверждают то, что на протяжении столетий провозглашали великие мировые религии: что мы живем во временном мире, где проходим испытания, обучение и подготовку, готовясь к чему-то, что грядет, — к миру, который мы узрим однажды в будущем. Каким именно будет это будущее и как мы в него войдем — вэтом вопросе легенды подчас расходятся, что в общем-то понятно, так как они относятся к разным культурам, однако все они, тем не менее, говорят о силе убеждений и нашей потенциальной способности силой веры претворять желания, рожденные в сердце, в реальность.

В этом смысле, когда мы оказываемся в ситуациях, которые будто нарочно созданы для того, чтобы подстрекать и испытывать нас, мы шлифуем и оттачиваем свои убеждения, доводя их до высшей степени мастерства, дабы позднее мастерски применять их в месте, известном под самыми разными названиями — от нирваны, до высших измерений и рая. В случае если мы не сумеем мастерски овладеть этими силами здесь, нам будет дана другая возможность, — правда, в ином сне и при более удручающих обстоятельствах, нежели эти, — обстоятельствах, которые в христианской традиции принято именовать адом. Именно в свете этих древних убеждений идея жизни как имитации становится по-настоящему интересной.


Если бы мы жили в имитационной реальности, то смогли бы узнать об этом или же нет?

Когда я.будучи ученым, начал рассматривать этот мир как имитацию, а убеждение как язык, дающий власть над нею, то вопрос «Почему?» был первым вопросом, который пришел мне в голову. Действительно, какова цель всего этого? И какой конечный результат мог бы по достоинству оправдать усилие, затраченное на создание искусственной реальности размером в целую Вселенную? Первое, что я сделал, — это обратился к словарю и отыскал в нем термины «имитация» и «виртуальная реальность», дабы понять, что они в действительности означают. Благодаря этим определениям я еще на один шаг приблизился к ответу на свой вопрос.

Такое солидное издание, как The American Heritage College Dictionary, определяет виртуальную реальность как

«компьютерную имитацию реальной или вымышленной системы, которая дает пользователю возможность выполнять на этой имитирующей системе операции и показывает их результаты в реальном времени». Другими словами, это некая искусственная среда, созданная для действия и противодействия, где мы безопасно можем познавать как свои действия, так и их последствия. Хотя это определение само по себе весьма интересно, однако если мы объединим его с определением имитации, то получим в итоге современный контекст некоторых наиболее мистических религиозных традиций прошлого, особенно тех, которые содержат ключ к овладению чудесными возможностями.

Тот же словарь дает краткое, но очень ем кое определение имитации как «отражения или представления потенциальной ситуации». Не звучит ли это несколько уныло — вроде нашего восприятия бренной Земли по сравнению с Небесами? Возможно. Однако если мы сложим эти два определения вместе и рассмотрим их в контексте своих глубочайших убеждений и наиболее почитаемых духовных традиций, то результаты нас ошеломят. Мы осознаем то, о чем говорят тексты тысячелетней давности: что мы живем во временном «отражении потенциальной ситуации» (рая или высшего измерения) и это дает нам возможность изучить необходимые законы и правила, прежде чем мы возьмемся за что-то подлинно реальное.

Возможно, подобное представление является на сегодняшний день наилучшим способом, позволяющим представить то, что происходит в нашем мире. Нам даются все большие возможности, чтобы мы, при более экстремальных условиях и с более ощутимыми последствиями, смогли определить, какие из наших убеждений действенны, а какие нет. И та частота, с которой эти возможности возникают на нашем пути, указывает на то, что для нас очень важно как можно скорее усвоить эти уроки, прежде чем мы окажемся там, где подобные навыки и умения настоятельно необходимы.

В последние годы я объездил чуть ли не весь мир, непосредственно делясь со слушателями секретом этой возможности. Реакция с их стороны всегда необычайно позитивна, а мнение — единодушно. Вероятно, это происходит потому, что наш мир высоких технологий уже подготовил нас для восприятия такой возможности, а может быть, и потому, что матрица Макса Планка и фильм, созданный на основе его идей, уже посеяли в наших сердцах семя бытия высшей реальности. Какова бы ни была причина, но почти повсюду слушатели не только соглашались с существованием такой возможности, но и чувствовали, что всю свою жизнь готовились к чему-то подобному. Когда я думаю о том, почему одни люди готовы немедля принять идею, которая другим кажется безумно радикальной, мне на ум приходят две возможные причины.


  1. Возможно, мы просто уже должны быть готовы к принятию новой версии нашего существования или, по крайней мере, к обновлению ныне существующей версии, разъясняющей нам, кто мы такие и откуда взялась Вселенная.

  2. Идея о том, что мы живем в виртуальной реальности, кажется нам настолько достоверной и настолько затрагивает какую-то струнку в нашей душе, что мы просто ждем тех нужных слов, которые бы оживили эту возможность в нашей памяти.

Когда мы рассматриваем параллели между виртуальной имитацией и земной жизнью, как ее преде гавляет религия, их связь поистине безукоризненна. Ниже приводится суммарный итог сравнения этих двух взглядов на реальность.


Сравнение виртуальной реальности и духовного полхода

Виртуальная реальность

Духовный подход

1 Создана программистом

1. Мир создан высшей силой/Богом

2. Имеет начало и конеи/останоеку

2. Имеет начало и коней во времени

Э. Опыт накапливается по мере практики

3 Уроки повторяются пока не усваиваются

4 Программист «вне» имитации

4. Связь с Высшим «Я»/ источником/Богом

5 V пользователя есть точки входа и выхода

5. Мы переживаем рождение и смерть

6. Пользователь определяет переживаемое изнутри

6 Высшая реальность отражает переживаемое нами

Сходство поразительное. Если не принимать в расчет различие в языке, эти два образа мышления, два взгляда на мир практически созвучны один другому.


«Мы почти наверняка живем в виртуальной реальности!»

Доказательство
В 2002 году профессор Ник Востром из Оксфордского университета, философ и директор Института будущего человечества, развил идею о том, что мы живем в виртуальной реальности. Сжатым, отточенным языком ученого он изложил свои радикальные взгляды в весьма далекой от какой бы то ни было абсурдности работе, озаглавленной им «Живем ли мы среди компьютерной имитации?». На основе точных математических расчетов и логических выкладок Востром разработал конкретный метод, позволяющий в той или иной мере рассмотреть, реальна ли «эта реальность» или нет.

Востром начинает с описания возможностей некоей будущей цивилизации, которая, пережив ужасы войн, болезней и природных катаклизмов, стала бы, как он ее называет, «цивилизацией постчеловеческой». Затем, прибегнув к комплексному статис гическому анализу, он описывает три сценария возможного развития нынешнего человечества и доказывает, что по крайней мере один из них справедлив. Эти три сценария таковы:



  1. Некая катастрофа (мировая война, природный катаклизм, глобальная эпидемия и так далее) погубит нас еще до того, как м ы достигнем постчеловеческой стадии.

  2. Мы достигнем постчеловеческой стадии, но вряд ли будем заинтересованы в создании имитации реальности в масштабах Вселенной.

  3. Мы достигнем поегчеловеческой стадии, будем заинтересованы (и/или у нас возникнет надобность) в создании виртуального мира и осуществим эту идею.

В том разделе работы, который сам Востром называет «главным доводом в пользу имитации», он задает фундаментальный вопрос: если бы у нашей цивилизации был реальный шанс достичь постчеловеческой стадии и осуществить то, что названо им «наследственной имитацией», то где гарантия, что мы не живем среди подобной имитации уже сейчас?

Исходя из нынешних тенденций науки, Востром делает логически обоснованное предположение, что технологически зрелая постчеловеческая цивилизация будет обладать невероятной вычислительной мощью. Его статистические выкладки, учитывающие и этот «эмпирический факт», показывают, что по крайней мере одно из трех выдвинутых им предположений должно оказаться верным.

Если верно первое или второе предположение, то возможность того, что мы живем среди имитации, маловероятна. Если же верно третье предположение, ситуация становится крайне интересной. В этом случае, делает вывод Востром, «мы почти наверняка живем среди имитации». Другими словами, если есть надежда, что человечество переживет все опасности, которые грозят нашему будущему, и будет заинтересовано (или у него возникнет надобность) в создании имитационного мира, то технология, которая появится при таких условиях, позволит нам это осуществить. Отсюда следует вывод: многое говорит в пользу того, что это уже случилось и мы живем в имитационной Вселенной.
Согласно приведенному доказательству, мы почти наверняка живем в виртуальной реальности.
Что бы мы ни думали по поводу такого умозаключения или каким бы умопомрачительным оно нам ни казалось, самое важное, на мой взгляд, здесь вот что: к самой идее, что мы живем в виртуальной реальности, в наше время отнеслись настолько серьезно, что не пожалели ни сил, ни времени на ее изучение, видя в ней вполне реальный ключ к тайне нашего существования.

Признавая, что у нас достаточно мощи, чтобы уничтожить самих себя (как о том говорит первая возможность в анализе Бострома), но при этом исходя из совершенно другой точки зрения на эту тему, британский астрофизик Стивен Хокингутверждает, что, если человеческий вид хочет выжить, нам нужно будет найти другой мир и заселить его. На пресс-конференции.состоявшейся в 2006 году в Гонконге, он заявил: «Мы не найдем ничего прекраснее Земли, если только не доберемся до другой звездной системы».

Хотя я прекрасно понимаю ход мыслей Хокинга и, безусловно, убежден, что человечество будет жить в других мирах, я также убежден и в том, что, если мы хотим развить технологию до необходимого для этого уровня, нам нужно ответить на поставленный в этой книге вопрос: какова роль убеждений в нашем мире?

Вполне возможно, что, когда мы поймем, как устроена Вселенная и как действуют в ней убеждения, перспектива сделать другой мир своим домом покажется нам менее насущной и привлекательной. Ибо когда мы овладеем силой своих убеждений, то — как следствие выученных нами уроков — Земля тоже изменится, отразив наше коллективное желание жить здоровой и мирной жизнью.

Когда мы объединим доказательство в пользу того, что мы уже живем в виртуальной реальности, с мудростью древних традиций, утверждающих, что этот мир есть не что иное, как сон, отражающий наши убеждения, идея о присущих нам силе и способности изменять мир неожиданно покажется нам намного более правдоподобной.

Безусловно, стоит как можно быстрей заняться изучением убеждений как некоего языка, который ведет нас в жизни к радости или страданию! Однако это влечет за собой еще более серьезные вопросы: Кто несет ответственность за виртуальную имитацию в масштабах всей Вселенной? Кто затеял ее и написал код? Создатели фильмов отвечают на эти вопросы, предполагая существование таинственног§ «Архитектора», скрывающегося за кулисами; мы же, возможно, обнаружим, что в действительности все намного проще и, тем не менее, гораздо глубже. .


Оставил ли нам Великий Программист руководство по эксплуатации?
В фантастическом фильме «Контакт» его главная героиня доктор Эрроу (ее играет Джоди Фостер) в составе команды исследователей получает закодированное послание из глубокого космоса. Чтобы расшифровать послание, они должны найти ключ. И спрятан этот тайный ключ не в тексте и не в сложной математической формуле, а там, где, как считали разработчики кода, он будет находиться в целости и безопасности, — в самом послании. Переведя простейшую фразу из послания, команда под руководством доктора Эрроу разгадала секрет первого полученного землянами межзвездного послания.

Возможно, тот же принцип применим и к разгадке секрета, как именно действуют наши убеждения в имитационной реальности. Возможно также, что ответ на вопрос «Кто ответствен за все это?» может быть найден путем установления того, кому выгоден подобный эксперимент. Кому лучше от того, что он властвует над законами подобного «подопытного» мира? Ответ очевиден, хотя и мистичен:тем, кто находится среди имитации. То есть нам самим!

Очень даже может быть, что мы и есть те великие программисты, которые создали для себя этот «тренировочный» мир. И вполне может быть, что мы сами согласились с головой уйти в эту имитацию, откликаясь на самих себя в петле обратной связи, чтобы познать свое сердце и научиться управлять им. Можно ли найти лучший способ, чем этот, чтобы научиться жить в лучшем мире, который мы рассчитываем заселить?

Если это так, тогда имеет смысл более пристально заглянуть в тайну того, что мы сами создали, дабы отыскать законы и правила своего творения. Как говорилось выше, считаем ли мы, что и в самом деле находимся в таком имитационном пространстве, или же мы просто используем его как метафору того, что переживаем в жизни, — разница невелика. Не важно, реально оно или виртуально; важно другое, а именно — то, что мы находимся в нем здесь и сейчас. Именно законы и правила этого «здесь» мы и изучаем.

Один из самых рьяных сторонников этой идеи, профессор Юрген Шмидхубер из швейцарского Института искусственного разума, что в местечке Дальмоль, полагает, что наш мир есть результат деятельности великого космического компьютера. Хотя слов «Где-то в галактике, далеко-далеко отсюда...» Шмидхубер так и не произнес, он, однако, практически не оставляет у нас сомнений в том, как возникла Вселенная: «Давным-давно Великий Программист написал программу, управляющую всеми возможными вселенными в Его Большом Компьютере». В своей работе, носящей название «Взгляд ученого-компьютерщика на жизнь, Вселенную и все сущее», имеющей много общего с работой Бос грома, он приводит неотразимый технический довод в пользу того, что мы, скорее всего, живем именно в виртуальной реальности.

Итак, что же означают подобные аналитические выводы? Если мы находимся здесь, в некоем мире бескрайних возможностей, чтобы овладеть ими, разве не оставил нам кто-нибудь инструкции? Разве тот Великий Программист, о котором пишет Шмидхубер, не оставил нам руководство по эксплуатации? И если оставил, сможем ли мы распознать это руководство, когда на него наткнемся?

Последние триста или около того лет мы полагались на «законы» классической физики, определявшие правила нашего мира и говорившие, что возможно, а что нет. По большей части эти законы действовали, причем весьма успешно — во всяком случае.хотя бы в нашем повседневном мире. Однако, как говорилось выше, есть в нем и такие области (вроде микромира квантовых частиц), где законы классической физики не действуют. И хотя может показаться, что микромир играет в нашей жизни слишком незначительную роль и что бессилием классических физических законов в нем можно пренебречь, нет ничего более далекогоот истины, чем подобные предположения.Там.гдеэти законы перестают действовать, — именно там и начинается наша реальность.

Тот факт, что законы физики, как они известны нам сегодня, далеко не универсальны, говорит о том, что должны быть другие законы, управляющие нашей реальностью. Если мы сможем открыть эти законы и узнать их значение в нашей жизни, тогда инструкции относительно того, что для нас возможно, а что нет, станут ясными Именно здесь и заявляет о себе сила убеждения. Поскольку убеждение относится к тем силам, с которыми официальная физика не считается и не принимает их во внимание, то именно они, возможно, и смогут указать путь к пониманию того, как устроена и действует наша имитация.

В главе 1 я рассказал историю моего посещения местечка Таос-Пуэбло и о том, что там пережил. Когда местного гида спросили о «секретах» целительских традиций.он ответил, что «лучший способ что-то скрыть — оставить это на виду». Его слова вызывают в памяти поиски доктором Эрроу кода для расшифровки послания, который также был скрыт на виду, то есть в самом послании, и здесь сам собой напрашивается вопрос: не происходит ли что-то подобное и с нами? Разве не может быть так, что руководство по эксплуатации реальности дано нам в форме, столь часто встречающейся, ч го мы упускали главное, пока искали более тонкие ключи? Я считаю, что ответ на этот вопрос утвердительный: «Да».

Руководством по эксплуатации реальности является... сама реальность. Есть ли лучший способ показать, как действует отраженная Вселенная, чем получать от нее мгновенный отклик в виде добрых взаимоотношений, изобилия, здоровья и радости или же в виде отсутствия оных, так, чтобы мы видели, что действенно, а что нет? Мы можем попробовать этот (или тот) способ бытия, и если у нас достаточно ума и мудрости, чтобы распознать, как меняется мир, когда мы меняем свои убеждения, то в нашем распоряжении оказывается самое настоящее (хотя и не напечатанное на бумаге) руководство в виде опыта и переживаний объемом в целую жизнь. Все сводится к энергиям, к энергетическим закономерностям, к тому, как они взаимодействуют между собой и как мы сами воздействуем на них своими убеждениями.


Молитва как программа

В предыдущих главах мы анализировали научные открытия и древние традиции, напоминающие нам о том, ' что наши убеждения (так же как и чувства, владеющие1 нами по поводу этих убеждений) являются тем языком, ! благодаря которому все и происходит в этом мире. Красота! убеждений в том, что, для того чтобы с пользой применять! их в своей жизни, нам даже не нужно понимать их. Таково и послание великих учителей прошлого.

На языке своего времени такие учителя, как Будда, Иисус, Кришна, старейшины индейских племен и другие, делятся с нами секретом, благодаря которому мы можем перестатн быть жертвами жизни и обрести свободу. В самом истинном смысле этого слова они были и великими программи- стами сознания, и архитекторами целых эпох. И при этом они вовсе не пытались утаить секрет перераспределения атомов, чтобы сохранить за собой право творить чудеса! Напротив, они учили этому коду и нас — дабы и мы могли делать то же самое и стать программистами реальности.' Мы являемся наследниками их учения. Если даже сегодня! их слова кажутся нам мистическими, то можете себе представить, как их воспринимали 2500 лет тому назад, когда' подавляющее большинство людей не знало грамоты!

Будда, например, намного опережал свое время. Когда его попросили объяснить ту роль, которую мы играем в событиях, происходящих в мире, его ответ был ясным, немногословным и глубоким: «Все появляется и исчезает из-за наличия причин и условий». И ему же принадлежит фраза: «Ничто не существует само по себе; все взаимосвязано со всем». Какие сильные, выразительные слова! Но как интересно, они воспринимались людьми того времени и что для них значили? Открыв истину, Будда всю остальную жизнь учил своих учеников тому, как мы можем изменить мир, изменяя самих себя.

Таким же образом поступал и Иисус, который учи л, что в жизни мы должны стать тем, что избрали себе в этом мире. Зная о том, что квантовая реальность отражает то, что ей демонстрируют, Он увещевал Своих последователей не поддаваться гневу и несправедливости окружающих, убеждая и наставляя их, что наши убеждения обладают силой изменять нас и что когда мы меняемся сами, то тем самым меняем и свой мир.

Демонстрируя мощную силу убеждений, учители прошлых времен подбирали нужные слова, с тем чтобы они вызывали должные чувства и производили должное воздействие. Сегодня мы называем такие программные убеждения «молитвами» и вправе рассматривать их как инструкции по работе с сознанием. Мы и по сей день произносим эти кодовые слова, призванные вызывать у нас сердечные убеждения, отвечающие за исцеление и чудеса. Молитва «Отче наш» — яркий тому пример.

По мере изучения этой великой молитвы, являющей собой некий универсальный код, вы не сможете не заметить, что ее слова в точности соответствуют параметрам компьютерных программ, описанных в главе 2.Это, возможно, самая старая из дошедших до нас программ, оставленных Иисусом; она представляет собой некий эталон того, как следует обращаться к квантовой субстанции Вселенной и каким образом это делать так, чтобы Вселенная нас поняла. Языком ясным и изысканным, который остается таковым и сегодня, как и 2000 лет назад, Иисус начинает Свои программные наставления, просто и непосредственно! указывая пользователю, как следует применять этот код: «Молитесь же так». Язык здесь очень важен. Естественно, Он не сказал (да и не мог сказать), чтобы мы молились, используя в точности эти же слова. Скорее Он призывал нас| молиться по этому подобию, то есть таким же образом или в такой же манере, оставляя выбор за нами.

Сделав это предварительное замечание, Он затем произнес слова программы, рассчитанной на то, чтобы желания) сердца нашего доходили до Вселенной. Хотя вы, может быть, знаете молитву «Отче наш» наизусть, тем не менее давайте| посмотрим на нее глазами космического Программиста. Мы ясно увидим, что молитва четко подразделяется на уже знакомые нам три категории: запускающие, рабочие и завершающие команды.




КОД

Программирующая команда

Цель

«Отче наш»

Отче наш, суший на небесах' да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое да будет воля Твоя и на земле, как на небе.



Запускающая команда

Лает доступ кполю

Эта группа утверждений ясно обозначает начало, или за-1 пуск, кода нашего сознания, при этом ничего от нас не тре-| буя: не прося ни сделать что-то, ни чем-то стать. Это просто славословия — слова признательности той силе, к которой мы вот-вот получим доступ. С точки зрения молитвы как) кода, назначение этих слов — вдохновлять нас и вызывать! чувство открытости и величия. Именно нарастание этот чувства и открывает путь к возможностям, берущий начало в сердце и ведущий в квантовое поле. На этом запускающая команда заканчивается, а слова следующей части кода вызывают у нас уже совершенно иные чувства.




Код

Программирующая команда

Цель

Хлеб наш насущный дай нам днесь;

и прости нам долги наши, как и мы прошаем должникам нашим;

и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.


Рабочая команда

Создает чувство


страница 1 ... страница 5 страница 6 страница 7 страница 8 страница 9


Смотрите также:
Грегг брейден
3193.38kb. 9 стр.



<< предыдущая страница         следующая страница >>

скачать файл




 



 

 
 

 

 
   E-mail:
   © zaeto.ru, 2018