zaeto.ru

I. До- петровский период

Другое
Экономика
Финансы
Маркетинг
Астрономия
География
Туризм
Биология
История
Информатика
Культура
Математика
Физика
Философия
Химия
Банк
Право
Военное дело
Бухгалтерия
Журналистика
Спорт
Психология
Литература
Музыка
Медицина
добавить свой файл
 

 
страница 1 страница 2 ... страница 11 страница 12


ВВЕДЕНИЕ



ГЛАВА I.

До- Петровский период.


ПОНЯТИЕ ВОЕННО-

СУДЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Деятельность военно- судебная, или отправление военного правосудия касается с одной стороны воинских преступлений и воинских наказаний, т. е. определение ответственности военнослужащих за действия, запрещенные законом под страхом наказания ; с другой стороны она касается особых военных судов, т.е. определение их состава, подведомственности (подсудности) и порядка производства в них дел (процесса).

В отношении оправления военного правосудия в русских войсках в самые первые времена их существования, в виде княжеских дружин и народных ополчений (ряда полчнаго), можно сказать, что в них несомненно должны были существовать какие-либо порядки, обыкновенно соблюдаемые на практике, в качестве юридических обычаев военно- уголовного характера, как, например, относительно случаев военной измены, бегства с поля сражения и т.п.

Глава I. ДО-ПЕТРОВСКИЙ ПЕРИОД.




С упрочение государственного устройства и введение грамотности, после принятия христианства, многие существовавшие тогда юридические обычаи вошли в состав изданного по распоряжению князя Ярослава мудрого сборника, известного под названием Русской правды. Но в Русской Правде, как в краткой, так и в последующих списках ее, более обширных, дополняемых отчасти и указною деятельностью князей, вовсе не встречается постановлений военно- уголовного характера.

ВОЕННОЕ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В XVI СТ.


После объединения Руси Московскими великими князьями. В Судебнике Царя и Великого Князя Иоанна IV 1550 г.(ст.61) упоминается только о градском сдавце, т.е. начальнике, сдавшем неприятелю без уважительной причины город, в смысле крепости. Градскому сдавцу, наравне с важнейшими преступниками и ведомыми лихими людьми, полагается “живота не дати, казнити смертною казнию”. Затем об ответственности военнослужащих за некоторые преступления и –о судебной власти воевод говорится в носящих название Устава постановлениях о сторожевой и станичной службе, составленных известным воеводой князем Михаилом Воротынским, изданных, с утверждения Царя Иоанна Грозного, 16 февраля 1571 года. Для охраны от набегов татар открытых границ Московского Государства, чтобы, как сказано, “государству было бережнее и воинские люди на Государеву окраины безвестно не приходили”, на так называемой польской окраине, начиная с половины XIV столетия, стали устраивать укрепленные городки и целые линии их, и назначать для несения сторожевой службы на месте и станичной службы для постоянных разъездов, первоначально, так называемых, городов казаков, а затем служилых татар, детей боярских и стрельцов. На основании постановлений упомянутого Устава 1571 г. сторожа, которые сойдут с места, не дождавшись смены, в то время когда на границу произойдет нападение неприятеля, подвергнутся от “Государя и Царя” смертной казни. За оказавшиеся, по осмотру посланных воеводами дозорщиков со стороны сторожей и станичников небрежности, и “неусторожливости”, в особенности, если станичники до означенных им в обе стороны урочище не доезжают, то, хотя бы в это время и не было опасности от неприятеля, виновным определяется наказание кнутом. Наконец, если “сторожи” не явятся в срок для исполнения своих обязанностей, вследствие чего товарищи их лишние дни пе-

Глава I. ДО-ПЕТРОВСКИЙ ПЕРИОД.


рестоять за них на постах , то назначается денежное взыскание с первых, очевидно в пользу последних. В 1577 году, при приемнике князя Воротынского по заведыванию сторожевой и станичной службой- боярине Никите Романове, было издано постановление о том, что дети боярские, предназначенные для защиты на случай нашествия неприятеля, если состоят на очереди, то не должны отлучаться от места своего жительства, от домов и обязаны являться на службу немедленно по получении сведений о приближении неприятеля. За нарушение этого же детям боярским, не явившимся на службу тот час, если произойдут военные действия, то полагается от Царя и Великого князя- смертная казнь, а если военных действий не будет, то им назначается за ослушание кнут и сбавка поместного и денежного оклада, по усмотрению Государя.

Рассматривая историю военно-судебной части в России в Московский период до начала XVII столетия, мы видим, что во время господства дружинных отношений между князьями и служилыми людьми и существования принадлежащего последним права отъезда, ясно выраженного в договорных грамотах между князьями (“а боярам и слугам между нами вольным воля”), для служилых людей не должно было существовать преступного оставления военной службы, за которое могли подлежать наказанию только лица, входившие во время войны в состав народных ополчений (ряда полчнаго0, назначаемые для исполнения воинской обязанности, согласно постановлению веча по этому предмету. С усилением Москвы и по водворении византийских порядков, право отъезда начинается ограничиваться на практике взятием от лиц, подозреваемых в намерении совершить его, клятвенных записей, обеспеченных поручительством многих лиц с обязательством уплатить обыкновенно немалую сумму денег в качестве “заряда”, т.е. неустойки; в последствии же право отъезда стало применяться все реже и, с уничтожением уделов на Руси и в особенности при Иване Грозном, отъезд служилого человека считался проявлением измены. Совершение уклонения от службы сделалось возможным после установления обязательной службы для большего числа лиц, наделяемых для этого поместьями, даваемых из свободных казенных земель, и возложением обязанностей военной службы на владельцев вотчин, а так же учреждение войска постоянно- поселенного характера, как- то: городовых казаков, стрельцов и пушкарей.

Дисциплина была весьма слаба в ратях учельно- вечевого периода,
Глава I. ДО-ПЕТРОВСКИЙ ПЕРИОД

так как при патриархальных отношениях между князем и дружиной ей принадлежало как бы право совета, и были случаи когда дружина отказывалась следовать за князем в его военном предприятии, на том основании, что он “замыслил” дело сам без ее согласия, и подобные поступки не считались нарушением дружинных обязанностей. С усилением власти московских князей, дисциплина поддерживалась только присутствием самих князей, т.к. по свидетельству летописцев княжеских, воевод далеко “не все слушаются”.

Из времени царствования Ивана III известен случай ослушания детей боярских, которые, состоя в смоленском походе в войсках, находившихся под начальством сына вел. Кн. Дмитрия, ходили на добычу вопреки его запрещению, за что великий князь, по окончании похода, подверг их различным наказаниям, а именно: кнутом и тюремному заключению. Кроме того, поддержанию дисциплины в войсках мешал установившийся издавна и развившийся с ограничением права отъезда известный обычай местничества между начальствующими лицами, по которому назначение на должности зависело от значения для службы не данного лица, а рода, к которому он принадлежал, и занимаемого в нем этим лицом положения, вследствие чего часто происходили столкновения между военными начальниками, имевшие нередко печальные последствия для военных действий. Объявление в Царском Указе о том, что в данном походе “ быть без мести” мало помогало делу. За неправильные домогательства, касающиеся местничества, виновные подвергались царской опале, состоявшей иногда в лишении чести, имении и наказании телесном, или же в выдаче противнику головою.

Наконец, характерным для рассматриваемой эпохи является отношение, существовавшее в войсках к личности и имуществу жителей театра войны. Образ ведения войны, как у нас, так и на западе отличался в описываемое время опустошительным характером, который объясняется не только стремлением нанести возможно больший вред противнику, но и желанием вознаградить войска за понесенные ими труды и лишения, тем более, что снабжение войск в то время не было правильно обеспечено, не говоря уже о дозволении грабежа и насилия в случае взятия городов приступом (“на щит”) после продолжительной осады. Захват военной добычи до окончания битвы и происходившие при этом ссоры из-за нее бывали иногда причиной поражений, испытанных русскими войсками.

Глава I. ДО-ПЕТРОВСКИЙ ПЕРИОД
Сознание безнравственности (греховности) насилия против жителей существовало и тогда, как видно, например, из того, что князь Игорь Северский, в приписываемых ему словах в слове о полку Игореве, горько раскаялся в поступках этого рода, приписывая свое нахождение в тяжком плену у Половцев совершенной им когда-то жестокости, при взятии одного русского города приступом (на щит) в междоусобной войне. Особенной жестокостью отличались входившие в состав русских войск , татарские войска. Находившиеся под начальством своих князей и служебных царевичей.. вследствие чего мы встречает раньше всего меры, направленные против насилия со стороны этих татар; так мы находим известия, что еще во времена Новгородского похода Ивана III, татарам, действовавшим с Московскими войсками, даже лишь в качестве союзников, запрещено было брать в плен в Новгородских землях как воюющих. Так и жителей, вероятно во избежание возможности обращения пленных в магометанство.

Затем при Великом Князе Василии Ивановиче, по договору, заключенному им относительно принятия на службу Казанского царевича Абдуль-Лефита, татарам его войска между прочим были строго запрещены грабеж, насилие над женщинами и разрушение церквей, причем нарушители этого запрещения, пойманные на месте совершения преступления, могли быть убиты немедленно, “в чем никакой вины нет”, а в остальных случаях подлежали выдаче для наказания самому Великому Князю. При Иване Грозном, однако, как видно из описания осады Венденского замка во время Ливонской войны, 300 немецких рыцарей, не имея возможности защищаться, решили взорвать себя со своими семействами на воздух, именно во избежании насилия над своими женами и детьми со стороны татар, находившихся в русском войске.

Но как известно, вообще Иван Грозный строго наказывал за насилие войск против своих подданных, если на то не было дано особого приказания или дозволения.

Что касается судебной власти и порядка производства суда, то, по словам профессора Дмитриева 1), правило “кто управляет, тот и судит” находило повсеместное применение в Московской Руси во все это время до XVII столетия, вследствие чего право суда принадлежало князьям и


Глава I. ДО-ПЕТРОВСКИЙ ПЕРИОД

их воеводам, а в народных ополчениях (ряде полчном) их начальника тысячным и, кроме того, лица, входившие в состав этих ополчений, за нарушение своих обязанностей могли подлежать, как и все граждане, суду народного вече, как это было в одном случае в XV столетии, когда Киевляне, защищая дело избранного ими самими князя Изяслава II, на заявление его о том, что не все граждане желают участвовать в военных действиях, ответили: “выдай их нам, мы их убьем сами”. В войсках же народоправства (вольных городов) Новгорода и Пскова, в походах вече это составлялось для суда из всех находившихся в данном месте лиц, входивших в состав войска.

Народное вече в городах Новгород и Псков немедленно призывало обвиняемого на собрание, где после непродолжительного разбирательства, виновный приговаривался и подвергался тут же телесному наказанию, соединенному иногда с денежным взысканием, или же- смертной казни.

Таковы отрывочные сведения, касающиеся определения преступлений и наказаний и устройства суда, и порядка производства в нем дел в русских войсках разного рода за весь рассмотренный промежуток времени до XVII столетия. Настоящая же история русского военно- уголовного законодательства может быть начата лишь с этого столетия, преимущественно даже со вступления на престол дома Романовых


страница 1 страница 2 ... страница 11 страница 12


Смотрите также:





      следующая страница >>

скачать файл




 



 

 
 

 

 
   E-mail:
   © zaeto.ru, 2020