zaeto.ru

Купер К. I индивидуальные различия/Пер, с англ. Т. М. Марютиной под ред. И. В. Равич-Щербо

Другое
Экономика
Финансы
Маркетинг
Астрономия
География
Туризм
Биология
История
Информатика
Культура
Математика
Физика
Философия
Химия
Банк
Право
Военное дело
Бухгалтерия
Журналистика
Спорт
Психология
Литература
Музыка
Медицина
добавить свой файл
 

 
страница 1 ... страница 29 страница 30 страница 31 страница 32 страница 33


ко потому, что инструкция просит испытуемых описать свои чув­ства «в данный момент», не кажется особенно научным. Во всяком случае имеются лучшие способы конструирования шкал настрое­ний, и они будут обсуждаться в следующем разделе.

Последнее обстоятельство, вызывающее мое беспокойство, связано с условиями, при которых обычно предъявляются опрос­ники, и с влиянием продолжительности тестирования на характер выполнения заданий. Предполагается, что настроение исключи­тельно чувствительно к условиям среды, поэтому условия, в кото­рых испытуемые заполняют опросники, по-видимому, влияют на получаемые оценки, и это в свою очередь будет влиять на число и природу извлекаемых факторов настроения. Поэтому обращение к большой группе студентов с просьбой заполнить опросники на­строений кажется весьма недальновидным — трудно вообразить, что кто-либо мог чувствовать себя испуганным, жизнерадостным, оживленным или возбужденным, например, сидя в учебной ауди­тории, с трудом пробираясь через опросник, содержащий сотни заданий, ради получения зачета по курсу. Следовательно, в том, как отвечают на такие задания испытуемые, будет обнаружено лишь небольшое число индивидуальных различий, поэтому задания не будут формировать факторы. Однако, если тест предъявлялся в бо­лее естественных условиях, вполне возможно, что в ответах на задания такого типа индивидуальные различия будут обнаружены и выявятся факторы. Весьма вероятно, что предъявление опросни­ков в таких условиях не сможет обнаружить некоторые важные настроения, которые должны были выявиться, если бы тот же са­мый опросник заполнялся в случайно выбранных ситуациях по­вседневной жизни людей.

Задание для самопроверки 19-1

Опишите четыре проблемы традиционных шкал настроения.

Обнаружение основных параметров настроения, таким обра­зом, — запутанная проблема, и существует мало надежных дока­зательств, что мы приблизились к ее разрешению. Большинство попыток сделать это оказались безуспешными по любой из четы­рех причин, упоминавшихся выше, и при детальном исследова­нии этих шкал нередко возникают аномалии. Например, Опрос­ник восьми состояний, разработанный Каррэном и Кэттеллом,

предположительно, измеряет восемь совершенно разных настрое­ний, тем не менее корреляции между некоторыми шкалами со­ставляют приблизительно 0,7—0,8, если принимается в расчет их надежность (Matthews, 1983). То же самое справедливо для Шкалы Ховарта (Howa'rth, Young, 1986). Сказанное дает основание пола­гать, что конвергентная валидность некоторых из этих шкал весь­ма сомнительна. Здесь не место исследовать психометрические свой­ства всех этих шкал в деталях, но даже при самом внимательном прочтении тестовых руководств и опубликованной литературы ча­сто не удается обнаружить достаточно много убедительных доказа­тельств их валидности. Тем не менее в следующем разделе мы рас­смотрим метод конструирования шкалы, который гарантирует, что она будет измерять состояние настроения, а не черту, устраняя тем самым одну из главных проблем, очерченных выше.



Ключевая характеристика; которая отделяет настроение от лич­ностных черт, состоит в том, что настроение изменяется во време­ни, тогда как личностные черты остаются более или менее посто­янными. Это основополагающее различие может быть использова­но при конструировании шкал, в отношении которых можно показать, что они измеряют настроение, а не личность. Рассмот­рим, например, опросник, состоящий из пяти утверждений, пред­ставленный в табл. 19.1.

Предположим, что одного человека просят ответить на утвер­ждения, указанные в табл. 19.1, в нескольких ситуациях. Напри­мер, представим себе, что испытуемый заполнял этот опросник из четырех пунктов в одно и то же время суток последовательно в течение 20 дней. Рисуя графики, в значительной степени похожие на те, которые изображены на рис. 19.1, можно показать, как от­веты меняются день ото дня. (Я произвольно решил поместить ежедневные ответы на утверждения (а) и (Ь) на первый график, а ежедневные ответы на утверждения (с), (d) и (е) на второй гра­фик, поскольку нанесение всех пяти вариантов на один и тот же график мешало их восприятию.) Из графиков такого типа можно узнать довольно много о структуре настроений.

Например, ясно, что ответы на утверждения (а) и (Ь) обнару­живают тенденцию изменяться (возрастать и убывать) параллель-

Таблица 19.1 • Пять утверждений из гипотетического опросника



Полностью

согласен



Согла­сен

Нейтральное

отношение



Не

согласен



Полностью не согласен







Ч

2

1

(а) В данный момент





J





я чувствую себя











достаточно бодрым











(Ь) Мне легко сосре-

5

4

3

2

1

доточиться

















•t

2

1

(с) Мое сердце силь-

5



j





но бьется

















7

2

1

(d) Я обеспокоен

5



J





больше чем обычно











(е) Как правило, я

5

4

3

2

1

предпочитаю одино-











чество обществу дру-











гих людей











Рис. 19.1. Ежедневные ответы одного испытуемого на утверждения, при­веденные в табл. 19.1.

но: если один из них имеет высокое значение, то и другой — тоже. То же самое справедливо и для пунктов (с) и (d). Утверждение (е) весьма интересно, поскольку ответы на него день ото дня варьи­руют относительно мало, последнее вряд ли удивительно, так как утверждение; по-видимому, измеряет не состояние, а личност­ную черту. (Оно выясняет, как человек чувствует себя обычно, а не то, как он чувствует себя в данный момент.) Таким образом, про­сто глядя на этот график, можно сказать, что пять заданий изме­ряют два различных состояния и одну черту.

Однако построение таких графиков — это занятие, требующее много времени, а интерпретация результатов не особенно «объек­тивна»: нелегко увидеть, что происходит, когда число утвержде­ний становится больше. К счастью, вы уже знаете, как анализиро­вать такие данные.

Предположим, что мы подсчитали корреляции между оценка­ми испытуемого по пяти утверждениям опросника. Это может по­казаться довольно странным, так как раньше мы вычисляли кор­реляции только для большого количества людей, протестирован­ных в одной ситуации, а не для одного человека, протестированного во многих ситуациях. Однако проводить такой анализ совершенно законно. Нужно просто ввести данные, полученные в 30 ситуаци­ях, как если бы они были подучены от 30 индивидуумов, и ис­пользовать тот же статистический пакет как обычно.

Факторный анализ — очевидный инструмент для изучения структуры таких корреляций, и в табл. 19.2 представлена фактор­ная матрица, которая образуется в результате применения метода главных компонент/VARIMAX для анализа корреляционной мат­рицы при вращении двух факторов. Этот анализ может показать нам, сколько групп ответов на задания имеют тенденцию изме­няться параллельно день ото дня у одного испытуемого. Ответы на утверждения, которые не изменяются значительно (или те, кото­рые изменяются, но способом, отличным от ответов на другие утверждения опросника), не будут нагружать ни один из факто­ров, как вы можете увидеть, посмотрев на (е) в табл. 19.2. Таким образом, методика факторного анализа способна отделять черты от состояния, что и требуется при разработке опросника настро­ений.

Такой вариант факторного анализа, в котором корреляции между утверждениями вычисляются после предъяатения опросника одному индивидууму во многих ситуациях, известен как Р-техника,

Таблица 19.2

Факторный анализ ответов одного испытуемого на опросник, состоящий из пяти утверждений, предъявлявшийся в 30 ситуациях



Факторная матрица



после вращения

Переменные

Фактор 1

Фактор 2

VI

-0,33391

0,85188

V2

-0,32985

0,87516

V3

0,94627

-0,08151

V4

0,94616

-0,15725

V5

-0,16903

-0,34585

или Р-анализ, в отличие от более обычного метода факторного анализа (который принято называть R-техникой или обычной тех­никой).

Предположим, что 10 испытуемых заполнили опросник настро­ения в 30 ситуациях. Чтобы проанализировать эти данные, может быть использована в значительной степени та же методика. Экспе­риментатор может либо выполнить 10 отдельных вариантов анали­за, используя Р-технику (каждый основывается на 30 ситуациях), либо 10 таблиц данных могут быть объединены в одну путем при­соединения начала каждой последующей к концу предыдущей та­ким образом, что компьютерная программа будет «считать», что она обрабатывает данные одного индивидуума в 300 ситуациях. Иногда этот прием называют цепной Р-техникой или цепным Р-анализом. Он может быть особенно полезен, когда число анали­зируемых заданий особенно велико*. Например, если опросник со­держит 100 утверждений, потребуется просить одного испытуемо­го заполнить его более чем в 100 ситуациях, чтобы выделить оце-

* Хотя это и не упоминается в учебниках, было бы целесообразно стандарти­зовать оценки по шкалам настроения для каждого испытуемого (т.е. преобразовать оценки таким образом, чтобы каждый человек имел среднее значение, равное О, а стандартное отклонение, равное 1, другими словами, получить z-величины), прежде чем проводить «объединение* данных и выполнять Р-анализ. Это предох­ранит от возникновения ошибок, обусловленных вмешательством черт, как вы можете убедиться, используя подготовленные данные.

ниваемые им состояния с помощью Р-техники, так как, по усло­вию ее применения, должно быть больше ситуаций, чем утверж­дений, так же как должно быть больше испытуемых, чем утверж­дений, чтобы можно было применить R-технику. Это условие мо­жет истощить терпение испытуемого до предела. Наиболее приемлемым вариантом будет просить каждого, например, из 20 человек заполнить опросник в 10 ситуациях и затем выполнить цепной Р-анализ.

Можно также предъявить опросники большой группе людей в двух ситуациях, подсчитать различия между оценками индивидуу­мов по каждому из утверждений в двух ситуациях и подвергнуть факторному анализу эти разностные оценки. Этот прием также выявит любые состояния, которые оцениваются опросником, со­вершенно независимо от любых черт, которые присущи опрашива­емым. Этот прием иногда называют dR-техникой («разностное R»), или dR-анализом, так как она базируется на разностных оценках.

Этот абзац никаким образом не касается психологии настрое­ния и мотивации. Однако пока мы обсуждаем тему хитроумных схем применения факторного анализа (таких, как Р-техника), я должен, видимо, упомянуть, что имеется несколько других при­емов факторного анализа, которые могут быть с успехом исполь­зованы для исследования определенного рода данных. Некоторые из них включают подсчет корреляций между людьми по их ответам на утверждения (а не вычисление корреляций между ответами на вопросы на основе того, как люди отвечают на них). Кэттелл (Cattell, 1973, 1978; Cattell, Kline, 1977) обсуждает их достаточно полно. Использовались они недостаточно часто, а могут быть очень полезны.

Задание для самопроверки 19.2

(а) Почему при конструировании шкал настроения используют такие варианты факторного анализа, как Р-техника, цепная Р-техника и dR-техника?

(б) Как можно выявить количество и природу главных показателей настроения, используя Р-анализ?

Этот подход к формированию шкал настроения с использова­нием Р-анализа, цепного Р-анализа или dR-анализа одобрял Кэт­телл, и он был использован для разработки Опросника восьми состояний (Curran, Cattell, 1976). К сожалению, однако, когда корреляции между утверждениями теста подвергают факторному

анализу, они просто оказываются не в состоянии сформировать во­семь шкал, которые предсказывал Кэттелл (например, Barton etal., 1972), — ситуация, напоминающая ситуацию с опросником 16-PF, где в высшей степени изощренная методология по какой-то причи­не оказалась не в состоянии обеспечить технически адекватный тест. Казалось бы, есть множество возможностей для повторения этого исследования с использованием Р-анализа, цепного Р-анализа или dR-анализа, чтобы обнаружить главные факторы настроений, про­сматривающиеся в тщательно отобранном наборе утверждений, из которого удалены синонимы.

Экспериментальные схемы, упоминавшиеся выше, имеют чет­кое приложение к определению валидности шкал настроения. На­пример, в случае dR-анализа ранги поведения (это может быть дрожь, если нас интересует оценка тревожности) можно было бы получить в то же самое время, когда заполняются опросники. Раз­личия между ранжируемым поведением индивидуумов в двух си­туациях можно было бы прокоррелировать с их ответами на зада­ния или с факторами опросника. В случае Р-анализа оценки инди­видуумов по каждому из факторов в каждой ситуации можно коррелировать с их уровнем поведения.

Подводя итоги, отметим, что важно обеспечить, чтобы шка­лы настроения действительно измеряли настроения, а не личнос­тные черты. Чтобы добиться этого, необходимо выделить группы заданий, ответы на которые возрастают и снижаются параллель­но, когда их оценивают в нескольких ситуациях. Три варианта фак­торного анализа, служащие для достижения этого (Р-анализ, цеп­ной Р-анализ и dR-анализ) обсуждались выше.

Измерение мотивации

Измерение мотивации выглядит обманчиво легким. Может ка­заться, что мотивация — это совершенно то же самое, что интен­сивность интереса или сила установок, и для выявления мотива­ции необходимо лишь собрать вместе несколько хорошо отобран­ных тестовых утверждений (например, по шкале от 1 до 5 указать, насколько важны (а) секс, (б) пища, (в) безопасность...), под­вергнуть их анализу заданий и факторному анализу и опублико­вать шкалу мотиваций. Действительно, это именно то, что делает­ся. Было разработано несколько тестов, чтобы измерять специфи-

ческие аспекты мотивации, например, «мотивацию достижений» (McClelland, 1961), которая предположительно объясняет, поче­му некоторые индивидуумы «заставляют себя напряженно тру­диться», в то время как другие относятся к жизни более расслаб­ленно. Однако, когда эту шкалу вместе с личностными шкалами подвергают факторному анализу, обнаруживается, что она явля­ется средством измерения не мотивации, а личности. Последнее в конечном счете вполне очевидно вытекает из природы понятия: не ясно, как мотивация достижений будет возрастать и падать с течением времени (что, как мы уже видели ранее, служит крите­рием мотивационного состояния). То же самое было установлено для тестов, предназначенных измерять «побуждения», постулиро­ванные МакДугаллом (McDougall, 1932) и Мюрреем (Murray, 1938) (для более детального ознакомления см.: Kline, 1993). Про­блема заключается в том, что такие теоретики выясняют у людей, как те обычно относятся к сексу, безопасности, напряженной ра­боте, к тому, чтобы производить хорошее впечатление на окру­жающих и т.д.; перечисленное на самом деле совершенно не выг­лядит как мотивационное состояние.

Основные критические замечания, направленные против опросников настроений, в равной степени приложимы к тем оп­росникам, которые претендуют на измерение мотивации. Как упо­миналось выше, многие (может быть, все) опросники, предполо­жительно оценивающие мотивацию, в действительности обнару­живают весьма существенные корреляции с главными личностными факторами. Это значит, что они вообще не способны измерять со­стояние настроения. Подобно этому не существует гарантии того, что утверждения в этих шкалах отобраны случайно (например, из слов, содержащихся в словаре, которые, возможно, могли бы опи­сывать мотивацию) или что синонимы были удалены. Условия, в которых предъявляются опросники, так же, вероятно, влияют на мотивацию, как они влияют на настроение. Даже если индивидуум испытывает сильные похотливые чувства по отношению к челове­ку, сидящему рядом с ним (высокая степень сексуального влече­ния), кажется вероятным, что час, потраченный на заполнение скучного мотивационного опросника, повлечет за собой ослабле­ние этих чувств.

Существуют также некоторые другие проблемы, в целом свя­занные с теорией мотивации. В начале века в качестве объяснения мотивации широкое распространение получили так называемые

теории инстинкта. Например, предполагалось, что люди агрес­сивны, потому что они наделены инстинктом агрессии. Однако этот подход явно проблема-ричен, поскольку эти теории имеют характер замкнутого круга — понятие агрессии используется для того, чтобы и описывать, и объяснять поведение. Инстинкт агрес­сии привлекается, чтобы объяснять, почему люди обнаруживают агрессивное поведение, но единственное доказательство существо­вания инстинкта агрессии — это само агрессивное поведение. Бо­лее того, потенциально не существует ограничений на число ин­стинктов, которые могут быть идентифицированы. Существует ли инстинкт, заставляющий «огрызаться» на людей, которые тележ­кой переехали вам ногу в супермаркете? Или инстинкт, который заставляет есть фасоль? Число потенциальных инстинктов столь же велико, как число вариантов поведения, которые можно на­блюдать, и такие инстинкты никоим образом не объясняют, по­чему возникают разные виды поведения. Таким образом, требует­ся лучший способ оценки мотивации.

И снова Кэттелл предлагает несколько обоснованных теорети­ческих направлений (например, Cattell, Child, I975; Cattell, Kline, 1977) и утверждает, что необходимо сосредоточиться на двух ос­новных проблемах. Основополагающие допущения таковы.

• Наша заинтересованность в объектах или в каких-то видах деятельности может пролить свет на то, что нас мотивирует. Возможно, что степень нашей заинтересованности в объекте или активности может проявлять себя многими способами (например, слова, срывающиеся с языка, иррациональное поведение, такие ошибки восприятия, как неправильное чтение знаков, когда «видится» название объекта или имя человека, интересующее нас, или ошибочное узнавание, когда незнакомца принимают за кого-то, известного нам) и, следовательно, опросники не могут затронуть все аспек­ты повышенного интереса.

• Каждая из таких сфер интереса может удовлетворять несколь­ко базисных потребностей. Например, игра в футбол может обеспечить индивидууму компанию, возможность вести себя агрессивно (драчливо), а также получать внутреннее (физи­ологическое) удовольствие от тренировок.

Прежде всего необходимо иметь возможность выделить (и из­мерить), что именно мы подразумеваем под «интенсивностью ин-
тереса», а затем взглянуть на специфические цели, которые дос­тигаются, и эмоции, которые переживаются, в процессе следова­ния этим интересам. Например, предположим, что исследование демонстрируетt что агрессия — это «побуждение», которое моти­вирует многих людей. В этом случае необходимо исследовать, поче­му именно агрессивное поведение овладевает некоторыми людь­ми, каковы цели их действий и эмоциональные последствия.

Предполагается, что аттитюды и интересы дают ключ к выде­лению основных характеристик мотивации, однако Кэттелл осо­бенно критически относится к узкому взгляду на аттитюды, при­нятому социальными психологами, и, с моей точки зрения, по весомым причинам. Во-первых, имеются эмпирические доказатель­ства (упоминавшиеся выше), которые дают основание считать, что большинство «мотивационных» опросников в действительно­сти касается стабильных личностных черт и поэтому не говорит нам абсолютно ничего о мотивационных состояниях. Очевидный способ проверить это состоял бы в том, чтобы эмпирически опре­делить, используя для этого обсуждавшиеся выше варианты фак­торного анализа -- Р-анализ, цепной Р-анализ или dR-анализ, будут ли ответы на утверждения таких опросников варьировать во времени. К сожалению, лишь немногочисленные попытки такого анализа появляются в литературе, и в этой области имеется мно­жество возможностей для исследования.

Во-вторых, он утверждает, что люди могут просто не осозна­вать природу своих подлинных чувств и поведения, что придает самоотчетам сомнительную ценность. Таким образом, хотя соци­альные психологи и базирующиеся на клинике теоретики личнос­ти — такие, как Келли и Роджерс, выстраивают целостные теории на измерении аттитюдов, Кэттелл призывает к осторожности. Рас­смотрим, например, вопрос: «Насколько вы религиозны?», на который надо ответить по шкале от 1 (совсем нет) до 5 (очень сильно). Одни люди могут утверждать, что они в высшей степени религиозны, потому что, как правило, не они первые в доме вык­лючают религиозные программы, транслируемые по радио или телевидению, или потому, что у них есть сильная скрытая убеж­денность в том, что люди должны быть добры друг к другу, или они верят в какое-либо божество или божества. Другие могут иметь большую коллекцию икон, регулярно принимать участие в орга­низованных религиозных мероприятиях, воздерживаться от пиши, благосостояния и брака ради сохранения духовной чистоты, быть

в высшей степени просвещенными в области учения своей рели­гии и т.д.,.представляя такую степень причастности к обсуждае­мой проблеме, которая может быть никогда и не рассматривалась первой группой. Таким образом, может быть, более разумно по­пытаться сделать заключение о силе интереса на основе поведения людей, а не опираясь на их отчет.

Кэттелл и Чайлд (Cattell, Child, 1975; перепечатано в: Cattell, Юте, 1977) описывают 68 «объективных» способов оценки силы интереса. Они включают предпочтение (например, выражаемое предпочтение молитвы по сравнению с рядом других специфичес­ких видов деятельности), круг чтения (доля религиозных книг), неспособность увидеть недостатки (например, невозможность пе­речислить многие отрицательные стороны выбранной формы ре­лигии), различные физиологические изменения (увеличение час­тоты пульса при виде значимого религиозного символа), количе­ство времени и денег, затрачиваемых на деятельность, связанную с религией, знание религиозных фактов (которое, разумеется, так­же зависит от интеллекта), лучшее запоминание материала, свя­занного с религией, по сравнению с нерелигиозным материалом при предъявлении лабораторных тестов на память, убежденность в том, что виды активности, связанные с религией, в определенной степени лучше, чем многие другие (например, «лучше провести лишних 10 минут в молитве, чем проболтать с приятелем»), и т.д.

Предположим, что мы просим большую группу испытуемых выделить некоторые предметы или виды деятельности, по отно­шению к которъш может, по-видимому, существовать различная степень заинтересованности (их работа, футбольная игра, их рели­гия, аборт, социализм и гастрономия). Используя некоторые или все из 68 способов получения показателей интереса, упоминавших­ся в предыдущем абзаце, мы оцениваем выраженность интереса по отношению к каждому из названных видов деятельности. Вопрос заключается в том, насколько согласованно будут изменяться (уси­ливаться или ослабевать) все показатели интереса для каждого вида деятельности или существует несколько различных способов, по­средством которых интерес может себя проявлять. Кэттелл (Cattell, 1957) сообщил только об одном исследовании. Он обнаружил, что, когда корреляции между различными показателями интереса были подвергнуты факторному анализу, появился не один, а семь фак­торов. Это важно, поскольку дает основание считать, что только одного метода (например, опросников) для измерения выражен-

ности интереса, вероятно, будет недостаточно, поскольку сила ин­тереса сама имеет несколько весьма различных аспектов.

Альфа — это термин, данный Кэттеллом компоненту, кото­рый отражает сознательные желания, включая и те, которые не­логичны. Покупка платья, несмотря на ваше понимание того, что вы не можете себе этого позволить, — хороший пример альфа-компонента в вашем интересе к одежде. Бета-компонент отражает сознательные рациональные предпочтения такого типа, который будет выражаться в ответах на опросники, выясняющие, насколь­ко сильно человек любит или не любит определенные виды дея­тельности. Покупка компьютера, поскольку вы знаете, что это полезное средство, помогающее в занятиях, — пример логичес­кой осознанной мотивации бета-типа. Кэттелл и Чайлд полагают, что их третий фактор мотивации, гамма, — форма мотивации, которая возникает потому, что индивидуум чувствует, что ему сле­дует иметь интерес к чему-то. Кто-то может ощущать давление, заставляющее его слушать определенное музыкальное произведе­ние или экспериментировать с наркотическими веществами, не потому, что они особенно хотят делать это, а потому, что они чувствуют, что это вид поведения, который ожидается от них груп­пой их сверстников. Дельта — это чисто физиологический ответ на некоторые стимулы, который (и это заслуживает внимания), по-видимому, совершенно отличается от других аспектов интереса. Оказывается, что определенные зрелища и звуки могут непосред­ственно привести к изменениям в активности автономной нервной системы. Природа остальных трех факторов не столь хорошо понят­на, поэтому я не буду их здесь рассматривать. Таким образом, когда психологи задаются вопросом, почему человек занимается какой-либо определенной деятельностью, они не получают на него одно­значного ответа; необходимо рассматривать до семи главных при­чин, по крайней мере одна из которых является чисто физиологи­ческой. Импульсивное внутреннее чувство, логическое предпочтение, ощущение принудительности и возросший уровень физиологичес­кой активации — все это может сыграть свою роль, направляя наше поведение. Напряженный интерес к какому-то объекту или виду ак­тивности может возникнуть по многим причинам.

Задание для самопроверки 19.3

(а) (1) Пульс мужчины учащается, когда он видит свою соседку; (2) идя по улице, он ошибается, читая вывеску магазина, думая, что на

ней написано имя соседки. Когда его спрашивают о соседке, он (3) описывает ее «просто как соседку» и (4) говорит, что он чувствует, что было бы неправильным испытывать какое-либо эмоциональное притяжение. Попытайтесь охарактеризовать поведение этого челове­ка с точки зрения низкой или высокой степени выраженности компо­нентов от альфа до бета.

(б) Кэттелл утверждает, что имеется более чем один фактор, опреде­ляющий силу аттитюда, хотя этот факт нуждается в воспроизведении. Если бы его удалось успешно воспроизвести, какие бы последствия это имело для социальной психологии?

(в) Можете ли вы выявить какое-либо сходство с моделью личности,

разработанной Фрейдом?

Во второй части теории Кэттелл пытается установить, куда направлены эти интересы, другими словами, что в действитель­ности служит в качестве «вознаграждения» этим интересам. Напри­мер, если обнаруживается, что человек имеет сильные альфа-, бета-, гамма- и дельта-компоненты интереса к старинным авто­мобилям (подчеркивая, таким образом, что машины, вероятно, в действительности весьма важны для него по целому ряду при­чин), кажется разумным задаться вопросом: какие потребности удовлетворяются с помощью этого интереса? Может быть, мест­ный клуб старинных автомобилей обеспечивает ему общество. Может быть, этому человеку также нравится получать удовольствие от интереса, пробуждаемого у прохожих, наблюдающих, когда он ведет старинный автомобиль. Машину можно рассматривать как финансовое вложение, а может быть, настоящей причиной явля­ется удовольствие, получаемое от ремонта машины, когда она ломается. Если психологи смогут обнаружить первичные причи­ны, лежащие в основе таких интересов, они смогут утверждать, что поняли мотивацию.

Если кого-либо просят дать столько ответов, сколько возмож­но, чтобы описать, почему они выполняют определенную дея­тельность (например: «Почему вы читаете эту книгу?»), скорее всего они будут отвечать так: «чтобы сдать экзамены», «чтобы не ока­заться в глупом положении на предстоящем на следующей неделе семинаре», «потому что она мне интересна» или что-нибудь по­добное. Затем процесс можно повторять (Почему важно сдать экза­мены или не выглядеть глупым в классе?») раз за разом до тех пор, пока в конечном счете объяснения не будут исчерпаны. В кон­це концов «вознаграждением» оказывается что-то наиболее обо-

Таблица 19.3

Некоторые эрги и чувства из теории мотивации, предложенной Кэттеллом (взято из: Cattell, Child, I975)



Эрги •

Чувства

Голод

Профессия

Секс

Родители

Страх

Муж, жена, партнер

Стадность

Суперэго (сознание)

Исследование

Религия

Самоутверждение

Спорт и натренированность

Нарциссизм

Научные интересы

Драчливость

Деньги

Приобретательство

Эстетические интересы

скованное: «потому что мне это интересно» — один пример, «сдать мои экзамены -» получить хорошую работу -4 обеспечить мою се­мью» — другой. Также возможно и следующее: «чтобы не выгля­деть глупым в классе --» поддержать уважение к себе». По-моему этот подход, похоже, весьма тесно связан с работой Хинкла по репертуарной решетке (обсуждается в книге: Bannister, Fransella, 1971), хотя, насколько я знаю, до сих пор этого никто не исследо­вал. Работа Хинкла может обеспечить подходящую методологичес­кую канву для изучения этого аспекта мотивации.

Эти подлинные цели в модели Кэттелла обозначаются как эрги и чувства, и некоторые из них даны в табл. 19.3. Считается, что эрги представляют непосредственные биологические побуждения, удовлетворение которых доставляет подлинное удовольствие (на­пример, половой акт, принятие пищи, когда голоден, защита чьей-либо жизни, общение, исследование и т.д.). Считается, что чув­ства социально детерминированы и, видимо, варьируют по силе от одного человека к другому и от одной культуры к другой. Если у человека нет родителей/интереса к спорту/супруга/религиозного интереса, перечисленное не будет мотивировать этого индивидуу­ма, а накопление денег ради самих денег (а не ради того, чтобы с их помощью можно было бы что-то сделать или купить) может и не быть важной целью в некоторых обществах.

Таким образом, теория мотивации, разработанная Кэттеллом, предполагает, что побуждения, которые важны для личности, сле­дует выявлять путем исследования «вознаграждений», получаемых личностью за свои интересы, и сами эти интересы не стоит оце­нивать просто с помощью самооценочных опросников. Печальный факт состоит в том, что в этой области была проделана очень Не­большая работа, поэтому мы все еще далеки от возможностей из­мерять интересы, эрги и чувства с какой-либо точностью. Кэттелл разработал взрослую и детскую версии теста, известного как тест анализа мотивации, который претендует на измерение силы ос-^новных эргов и чувств (Cattell et ai, 1970b). Однако оказывается, что взрослая версия, к сожалению, не формирует факторы, о ко­торых заявляет Кэттелл (Cooper, Kline, 1982), хотя он не согласен с этой позицией (Cattell, 1982). Тем не менее я обсудил теорию Кэттелла достаточно глубоко, потому что до сих пор существует мнение, что она представляет наиболее утонченный подход к из­мерению мотивации и поднимает ряд^важных вопросов (таких, как недостаточность оценки силы интереса только с помощью са­мооценочных показателей), что, очевидно, заслуживает более тща­тельного исследования.

Будущие перспективы

Эксперименты, которые все же следовало бы провести, вклю­чают следующее:

• проверку того, будут ли ответы на традиционные контрольные списки прилагательных, оценивающих настроение и моти­вацию, варьировать во времени, с использованием Р-, цеп­ного Р- или dR-техник факторного анализа;

• воспроизведение и расширение работы Кэттелла (Cattell, 1957) по измерению интересов, чтобы обнаружить те на­правления, в которых интересы могут себя проявлять. Ре­зультатом этого должна стать батарея опросников и объек­тивных тестов, которая будет позволять оценивать основные показатели интереса;

• проведение факторного анализа корреляций между большим числом интересов, чтобы подтвердить умозаключения Кэт­телла об основных побуждениях: эргах и чувствах;

• идентификацию этих факторов с помощью исследования «вознаграждений» (первичных благ для индивидуума) для каждого сильного и устойчивого интереса и, следовательно, возможность оценить важность каждого из эргов и чувств для каждого индивидуума;

• разработку теста для измерения индивидуальных различий в силе этих эргов и чувств.

Большая часть работы Кэттелла требует независимого воспро­изведения, и пока это не сделано, видимо, действительно не су­ществует удовлетворительного способа ни концептуализации, ни оценки основных аспектов человеческих эмоций.

Резюме
В этой главе анализировалась природа и оценка основных состоя­ний — настроений и мотивации. Я предполагаю, что существуют четыре главных недостатка в общей практике конструирования единых шкал настроений, в значительной степени так же как и при разработке личностных шкал, и что альтернативная методология, предложенная Кэттеллом, является более предпочтительной, не­смотря на то что шкапа настроения, построенная с помощью этой методики, по-видимому, работает недостаточно хорошо. В конце мы рассмотрели тему мотивации, о которой известно относитель­но мало. Я предполагаю, что о силе мотивации можно делать зак­лючения, изучая пользу, которую приносит индивидууму выполне­ние разных видов деятельности, интересующих его наиболее силь­но, однако я подчеркиваю, что оценка силы интереса может потребовать гораздо большего, чем традиционные шкалы аттитю-дов. Была обсуждена теория Кэттелла, связывающая интересы с эргами и чувствами, но она не получила детальной оценки из-за недостатков эмпирических доказательств. Были сделаны некото­рые предположения, касающиеся будущих исследований.


Ответы на задания по самопроверке

19.1. Большинство этих шкал конструировалось тем же способом, что и шкалы, измеряющие черты, поэтому нет гарантий, что они во­обще оценивают настроение. Большинство из них не имеют чет­кого обоснования для решения вопроса о том, какие задания должны включаться в анализ. Некоторые прилагательные, кото-


страница 1 ... страница 29 страница 30 страница 31 страница 32 страница 33


Смотрите также:





<< предыдущая страница         следующая страница >>

скачать файл




 



 

 
 

 

 
   E-mail:
   © zaeto.ru, 2020