zaeto.ru

Понятие «психологическое сопровождение»

Другое
Экономика
Финансы
Маркетинг
Астрономия
География
Туризм
Биология
История
Информатика
Культура
Математика
Физика
Философия
Химия
Банк
Право
Военное дело
Бухгалтерия
Журналистика
Спорт
Психология
Литература
Музыка
Медицина
добавить свой файл
 

 
страница 1 ... страница 2 страница 3 страница 4


ПРИЕМЫ И МЕТОДИКИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ


Помощь неблагополучной семье предполагает как изучение ее особенностей в ситуации «здесь и теперь», так и обращение к истории семьи. Далее мы приводим некоторые приемы, разработанные в различных направлениях психологической помощи семье.

Составление социальной карты семьи


Сразу предупредим, что при составлении социальной карты семьи нельзя ограничиваться только «статистическим анализом». Мало выявить, полной или неполной является семья, сколько в ней детей и т.д., важна полнота социально-психологической информации.

К примеру, если вы работаете с многодетной семьей, следует помнить, что сам показатель многодетности мало что говорит о семье. В одном случае это может быть семья с установкой на многодетность, где дети желанны, а жизненные затруднения вызваны типичным для современной социально-экономической ситуации кризисом адаптации к жизни или особенностями возрастного развития одного из детей, в другом – алкогольно - или наркозависимая семья, где многодетность – результат отсутствия планирования рождаемости. Многодетность может быть и результатом соединения в повторном браке женщины и мужчины с детьми от предыдущих браков. В каждом из этих случаев семье требуется своеобразная помощь и поддержка.

Перечислим основные показатели, которые должны войти в социальную карту семьи.

Тип семейного неблагополучия

При анализе данных по этому вопросу целесообразно рассмотреть систему отношений семьи с окружающим миром.

Можно воспользоваться такой градацией нарушения адаптации семьи:

а) отчуждение от одного или нескольких пространств жизни (какого именно);


б) сужение сферы деятельности и (или) общения;

в) отчуждение от внешнего мира и «инкапсулизация» семьи, ее жесткая закрытость (речь идет о семьях, которые в трудных жизненных ситуациях неизменно замыкаются в себе, отгораживаются от внешнего мира; это непродуктивный способ преодоления кризисов, который оставляет очень мало возможностей для выбора, исключает выход младших членов семьи во внешний мир как способ преодоления семейного неблагополучия).

Особенно стоит выделить так называемые кризисные семьи, в которых конфликты, насилие, жесткое отношение к детям, наркотическая или алкогольная зависимость являются привычной формой существования.

Этапы развития семьи

Анализ структуры семьи

Необходимо понять иерархию отношений, союзов и коалиций в семейной системе. Напомним, что наиболее функциональным семейным союзом является тот, в котором иерархия осознается всеми: родители могут представлять часть одного союза, чей голос более весом, чем голос детей-подростков, которые, в свою очередь, имеют больше веса (но не ценности), чем младшие дети. Важно понять, в какие союзы объединяются члены семьи. Каждый союз занимает в структуре семьи свое место, обеспечивая ощущение порядка.



Повторяющиеся ситуации и типичные стереотипы

Это устойчивые способы поведения, паттерны, которые в неблагополучных семьях, как правило, немногочисленны и отличаются жестокостью.



Взаимоотношения в семье

Предполагается получение хотя бы минимальных сведений, которые позволяют определить возможную стратегию социально-психологического сопровождения семьи, выбрать тактику установления продуктивного контакта с ее членами, отобрать приемы работы на начальном этапе социально-психологической помощи.



Особенности образа мира и семейные мифы

На определенном этапе психологического сопровождения семейные мифы могут стать фокусом психологической работы. В целом же динамику изменения представлений и отношений к себе и миру необходимо отслеживать в процессе всего психологического сопровождения.


Е. Поливанов считал, что сущностный признак языка – это то, что «язык существует в уме», то есть он – система, элементы которой связаны не просто между собой, они связаны с отраженным в сознании миром. При этом глубинные, далеко не всегда осознаваемые человеком, но оказывающие действенное влияние на его жизнь составляющие образа мира выражаются в образах и символах, а осознаваемые «правила жизни» получают четкое речевое выражение.
На основании этого семейные мифы выявляются через анализ вербальных и невербальных текстов клиентов, которые помогают в единстве диагностировать особенности семейного мифа и вести работу по реконструкции того или иного его фрагмента в ситуации «здесь и теперь» при взаимодействии психолога и клиента, что позволяет создавать психотехники изменений, адекватные для конкретной семьи или клиента.

Составление генограммы семьи


Семейная генограмма помогает выявить факторы, оказавшие влияние на становление системы семейных ценностей, правил жизни и стереотипов поведения. Такое выявление осуществляется в ходе беседы, которую целесообразно проводить с каждым из членов семьи индивидуально. Результатом беседы становится семейная генограмма, широко используемая в различных направлениях индивидуальной и семейной психотерапии (К.-Ч. Тойч, В. Митрофанова, А. Хорошева, Э. Эйдемиллер и др.).

Для составления генограммы на первой консультации психолог может задать следующие вопросы:



  • О клиенте: «Как вас зовут?», «Сколько вам лет?», «Вы замужем (женаты) или одиноки?», «Как зовут вашего супруга (супругу)?», «Когда вы вступили в брак?», «Какие у вас отношения с супругом (супругой)?», «Есть ли у вас дети?»

  • О детях клиента: «Как их зовут?», «Сколько им лет?», «Какие у вас отношения с детьми?», «Как дети относятся друг к другу?»

  • О родителях клиента: «Как зовут ваших родителей?», «Сколько им лет?» (возможный вариант – год рождения каждого из них), «Чем они занимаются?» (если умерли, то когда и по какой причине), «Какие взаимоотношения между матерью и отцом сейчас?», «Какими они были, когда вы росли?»

  • О братьях и сестрах клиента: «Какие отношения существуют между вами и вашими братьями и сестрами?», «Как ваши родители относятся к вам и вашим братьям и сестрам?», «Как сложилась судьба ваших братьев и сестер? Где они сейчас?», «Чем они занимаются?», «Какова их семейная ситуация?»

Задавая эти и подобные вопросы (в реальной беседе они звучат не так жестко и однозначно), специалист выслушивает человека, наблюдает за его поведением, мысленно отмечает особенности и мотивы поведения и речи (как он говорит, есть ли напряжение в теле, каковы тон и скорость ответов на различные вопросы, какие ключевые слова он употребляет).

В речи, особенно при воспоминаниях о значимых для человека жизненных ситуациях, чаще всего ярко проявляются непродуктивные жизненные установки, семейные правила, характерные модели семейных отношений и поведения в сложных жизненных ситуациях, которые не позволяют семье продуктивно адаптироваться к жизни и добиться успеха.

Кроме беседы можно использовать и графические приемы: составление генеалогического дерева или семейной генограммы (Р. Ричардсон, К.-Ч. Тойч). Форма генеалогического дерева всем хорошо известна. В генограмме же, как правило, клиенты с помощью символов изображают историю семьи. Один из вариантов заполнения генограммы можно найти в книге Э. Эйдемиллера «Методы семейной диагностики и психотерапии» (М., 1996).

Методика «Я и мой жизненный путь»
(автобиографический прием)


Применяется в ходе индивидуальной работы с одним из членов семьи. Эта методика предполагает письменное изложение своей истории в контексте истории семьи. Такой прием помогает человеку осознать, каким образом прошлое повлияло на настоящее и как это влияние продолжает сказываться до сих пор.

Выполнение задания помогает увидеть повторяемость семейных стереотипов поведения и принять решение о «прощании с прошлым», освобождении от стереотипов, которые не соответствуют новым жизненным условиям. Предлагаемые клиенту вопросы для размышления направляют его внимание не столько на панораму времени, сколько на его собственную историю жизни, помогают исследовать, каким образом условия быта, события и люди повлияли на его жизнь.



Инструкция

1. Сначала кратко опишите внешние события вашей жизни (время и место рождения, национальность, социально-экономическое положение вашей семьи, число братьев и сестер, каким по счету родились вы, общие социальные условия, в которых вы жили). Как эти внешние обстоятельства повлияли на ваше развитие?

2. Излагать свою биографию можно по-разному. Некоторые делают это в хронологическом порядке, рассказывая о своей жизни год за годом; другие предпочитают начинать с того момента, который по каким-то причинам является для них значимым. Можно сначала набросать общий план основных событий в хронологическом порядке, а затем подробно остановиться на том, что больше всего вас привлекает, и вновь вернуться к плану, чтобы не упустить важные моменты жизни. Пишите так, как вам удобно. Самое важное — это начать писать. Попробуйте излагать мысли в виде потока сознания. Это лучше, чем заранее ограничивать изложение жесткими рамками плана.

3. Описывая свою жизнь, будьте откровенными и беспристрастными, не бойтесь предстать в невыгодном свете. Обратите внимание на те моменты своей жизни, которых вы стесняетесь: их осмысление поможет многое понять, лучше осознать свою жизнь и найти конструктивные способы отношений с собой и другими, стать более успешным. Если текст покажется вам слишком длинным и бессвязным, можно сделать на его основе более короткий и четко организованный вариант для своего психолога. Такая работа поможет вам лучше увидеть собственные стереотипы.


Вопросы для размышления

  1. Каким вы были в разные периоды своей жизни?

  2. В какую сторону вы изменились с тех пор?

  3. Воспринимали ли вас окружающие так же, как вы воспринимали себя?

  4. Какие маски вы носили? Как искажали свою истинную натуру, чтобы быть принятым окружающими? Чтобы защищаться от них?
Задания

1. Опишите поворотные моменты, во время которых происходили изменения в вашем осознании жизни или отношении к ней. Такие события часто воспринимаются как испытание или инициация и могут происходить как кризис или проверка на прочность.

2. Опишите замеченные вами стереотипы или конфликты, которые повторялись в различных жизненных ситуациях, а также уроки, которые вы вынесли из своего жизненного опыта.


3. Опишите свои самые ранние воспоминания.

4. Отметьте любые события, которые травмировали вас (например, болезни, несчастные случаи, смерти, расставания, насилие, сексуальные оскорбления и т.д.). Как они повлияли на вас?



5. Расскажите о своей жизни, подумайте, как бы вы назвали книгу о своей жизни, если бы написали ее. Придумайте миф или сказку о своей жизни и проиллюстрируйте ее рисунками.
Итоговые вопросы

1. Вы принимаете свой жизненный опыт или относитесь к нему отрицательно?
2. В чем, на ваш взгляд, состоит более глубокое значение и предназначение вашей жизни?

Методика «Рамки, через которые мы смотрим на мир»

(рефлексия чувств, отношений, взглядов клиента на себя и окружающий мир)


Данная методика предназначена для того, чтобы клиент смог исследовать свой образ мира и осмыслить влияние, которое он оказывает на восприятие себя, других, жизни в целом. Она создает условия для мягкой недирективной реконструкции представлений человека о мире и своих возможностях. Применяется в небольшой группе.

Цель: помочь человеку сравнить свои взгляды на мир с другими (противоположными) взглядами; помочь человеку осознать, как его взгляды на мир влияют на восприятие жизни в целом; подвести человека к мысли о возможности сознательного выбора своего отношения к жизни; укрепить веру в возможность продуктивных отношений с людьми.
Необходимое оборудование

Для психолога — две большие рамки из картона (шириной примерно десять сантиметров) и большие листы бумаги различных цветов, две большие фотографии (грустная и веселая).
На одной из рамок заранее написаны пессимистические высказывания («Я ничего не могу с этим поделать», «Все ополчились против меня», «Мы живем в никудышном мире», «Все так безнадежно» и т.д.), на другой — оптимистические («Я справлюсь!», «Как прекрасен этот мир!», «У меня так много друзей», «Жизнь прекрасна!» и т.п.);
Для каждого участника — по две рамки из белой плотной бумаги и картона, восковые мелки, две фотографии или картинки (одна грустная, другая — веселая), несколько разноцветных листов плотной бумаги (размером больше, чем фотографии или картинки).

Психолог (обращается к участникам). Вот две большие фотографии. Потом вы посмотрите на них. Я буду показывать вам эти фотографии на фоне разных по цвету листов бумаги, чтобы вы могли определить, как влияет цвет рамки на ваше восприятие фотографии и настроение (показывает фотографии, прикладывая к разным по цвету листам).
У каждого из вас по две фотографии. Приложите веселую фотографию по очереди к листам черного, серого, синего, красного и желтого картона. Как разный цвет рамок влияет на ваше настроение при разглядывании фотографий?
Затем повторите то же самое с грустной фотографией. Что вы чувствуете, когда смотрите на фотографию? О чем вы думаете? Какой представляется вам жизненная ситуация на фотографии?


Участники занятия выполняют предложенные психологом действия и высказывают свое мнение.

Психолог. Когда мы смотрим на мир, мы также используем разноцветные рамки. Только такими рамками становятся наши мысли. Иногда мы смотрим на мир сквозь рамки из черных мыслей (показывает рамку с пессимистическими фразами и предлагает вспомнить моменты, когда участники смотрели на мир сквозь подобную рамку), иногда — сквозь рамку из светлых и радостных мыслей, например, таких (показывает рамку с оптимистическими высказываниями и просит вспомнить периоды жизни, когда участники воспринимали окружающее сквозь такие рамки).
Сейчас вы получите по две пустые рамки. На одной из них, назовем ее пессимистической, запишите все пессимистические мысли, которые придут вам в голову, на другой, оптимистической, – свои оптимистические мысли.


Затем участникам занятий предлагается примерить рамки – сначала негативную, затем позитивную, посмотреть на окружающее через каждую из них, произнося при этом слова, которые соответствуют их мыслям и чувствам при взгляде через каждую из рамок (по отношению к миру, к другим людям, к себе самому).
Вопросы для размышления

  1. Как вы себя чувствуете, когда смотрите на мир через пессимистическую рамку? Через оптимистическую?

  2. Чего вы сможете достигнуть, если будете смотреть на мир через оптимистическую рамку?
Комментарий для специалистов

Методика основана на трех принципах: проекции, контрастов и самофутурирования.
В ходе выполнения упражнения психолог, во-первых, создает условия для действия проекции – всеобщего механизма функционирования сознания, обусловленного его символико-смысловой природой; во-вторых, помогает человеку организовать свои действия с помощью рефлексии.

Сравнение взглядов на жизнь проводится по принципу контраста и помогает человеку пережить действие разных «рамок», оценить влияние своего мировосприятия на жизнь, по-новому увидеть свои возможности.

Использование самофутурирования, то есть перенесения воображаемых картин будущего в психологическое настоящее человека, становится основой для реконструкции образа мира.

Данная методика побуждает человека осмыслить собственное отношение к жизни, ненавязчиво подводит к мысли о возможности сознательного жизнетворчества на основе веры в себя и позитивных ожиданий (25).


ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ ДМИТРИЯ Б.



Я вырос вовремя, и время
В меня вросло корнями берегов.

Из стихов Дмитрия Б.

Анализировать работу, проводящуюся в рамках парадигмы социально-психологического сопровождения семьи и личности, предельно сложно: методы и приемы в ходе работы так часто изменяются, что их трудно зафиксировать. Специалист, осуществляющий сопровождение, постоянно поддерживает выбранное на начальном этапе направление работы, но проявляет гибкость.

Уместно вспомнить характеристику специалиста по психологическому сопровождению, данную Э. Минделл: «Он позволяет своим чувствам и убеждениям создавать и формировать приемы по мере раскрытия конкретной ситуации. Проявляя свои убеждения и многосложности жизненной практики, он уподобляется бегущему по волнам лунному отражению» (18).

Прежде всего, особую роль в социально-психологическом сопровождении играют отношения между специалистом и клиентом: ритмы совместной жизни, уровень дистанции, созданные в процессе совместной работы правила и ритуалы. Именно позитивные отношения позволяют специалисту шаг за шагом возродить клиента к новой жизни, реконструировать образ его мира и себя в нем, овладеть новыми стратегиями и тактиками бытия.

Предлагаем конкретный пример из практики, который поможет ярко проиллюстрировать ход и средства успешного социально-психологического сопровождения. Представляем выдержки из записок, стенограмм консультаций и тренингов, дневников, писем, телефонных разговоров периода работы психолога с Дмитрием Б. Эти документы позволяют отчетливо увидеть основные средства и проследить динамику процесса социально-психологического сопровождения: изменение отношений в системе «психолог—клиент», постепенное изменение внутреннего мира Дмитрия и способов его бытия.

Вы увидите, как осуществлялся переход от установления доверия между юношей и психологом к изменению ценностного отношения юноши к себе и принятию им своих чувств (в том числе запрещенных — раздражения, гнева и т.д.).

Вы поймете, при помощи каких средств создаются условия для вынесения вовне внутреннего состояния, объективирования, осмысления и преобразования его. Прежде всего, это – рисунки, приемы арт-терапии и драматизация внутреннего мира средствами психодрамы.

Юноша шаг за шагом переживал те представления и отношения, которые доставляли ему беспокойство в реальной жизни. Но переживал их в микродозах и в безопасной обстановке. Зримым станет и процесс переноса внутренних достижений в развитии самосознания в реальную жизнь, а также те трудности, которые неизбежны в этом процессе.

Итак, Дмитрий Б. сам обратился за помощью. Сопровождение осуществлялось психологом по имени Наташа в течение трех с половиной лет, причем встречи проводились нечасто и лишь по просьбе юноши (этот факт значим для поддержания доверительных отношений, способных привести человека от инфантильного отчуждения к позиции автора и творца своей жизни).

Перед тем как перейти к непосредственному изложению истории Дмитрия, еще раз подчеркнем, что мы считаем особенно важным при психологическом сопровождении поиск в человеке здоровых ресурсов и опору на них. Не следует подходить к человеку с точки зрения его отклонения или болезни. В каждом из тех, кто обратился за помощью, есть «здоровые» силы, на которые можно опереться в работе. У Дмитрия — это вера в позитивную природу человека, высокий интеллект и способность к творчеству, а также качество, которое он сам назвал «упорством жизни».

Дмитрий впервые обратился за психологической помощью в феврале 1997 года. Ему было двадцать лет, но он выглядел как испуганный одинокий ребенок. Основной своей проблемой он считал трудности в общении со сверстниками и конфликтные отношения с родителями. Поэтому молодой человек решил принять участие в тренинге общения, о котором слышал от студентов старших курсов педагогического университета.

На первом же занятии психолог понял, что за трудностями в общении у этого юноши скрывается более сложная проблема: глубокое отчуждение от себя и окружающих. Жизнь сложилась так, что родители Дмитрия расстались вскоре после его рождения. Мать постоянно была занята на работе, и мальчик чувствовал себя отверженным, ненужным. Уже тогда он расщепил свое «Я» на две части: «хорошего Митю» и «плохого Васю Хрюкина», и компенсировал недостаток общения со сверстниками и матерью уходом в выдуманный мир. В школьные годы он общался с двумя сверстниками, также растущими в неполных семьях (такое общение можно назвать симбиотическим). И хотя позднее в семье появился отчим, родилась младшая сестра, чувство онтологической неуверенности, то есть тревожности и одиночества, ненужности в этом мире, не уменьшилось. Дмитрий испытывал потребность в общении со зрелым, надежным мужчиной, которое столь необходимо юноше для полоролевой идентификации.



Дмитрий. Мне его не хватает, отца... И мой дедуля... Я понятия не имею, где он... А тот человек, которого я сейчас зову папой, делает все, кроме одного. Он... его нет рядом (произнося эти слова, начинает по-детски шмыгать носом).
Одновременно и глубокое отчуждение от мира, и осознанное желание быть вместе с людьми зафиксированы во фрагменте работы с проективной методикой «Я и мир вокруг», органично включенной в групповую работу.

Дмитрий. Мне перспектива на рисунке нравится... А вот этого (показывает фигурки людей, расположенные по краям листа) видеть не хочется... А вот так (загибает края листа, оставляя только зеленое пространство поля и небо) просто прекрасно...

Наташа (очень тихо). Прекрасный мир без человека... Знаешь, я сейчас вспомнила белые стихи современного немецкого поэта:

Как был бы прекрасен этот мир, если бы не люди...

Люди только мешают,

они путаются под ногами,

вечно чего-то хотят...

Дмитрий. Они жестокие, эти стихи. Но они подтверждают некоторые мои мысли.
Наташа. Какие мысли?

Дмитрий. Идти по улице намного легче, когда нет пешеходов... Они просто мешают идти.
Наташа. А чем они мешают, эти пешеходы?

Дмитрий. Только тем, что я не с ними...

Постепенно Дмитрий начинает испытывать доверие к Наташе, а затем и к членам группы.

Своеобразным прорывом становится момент телесного контакта в одном из известных упражнений «Мать и дитя».

Дмитрий. Когда меня в упражнении обняли, хотелось сразу брыкаться, дескать не надо мне этого... А потом как будто шестеренки зашли друг за друга, и я сказал себе: «Но я же именно этого хочу...» И я себе разрешил принять тело... И стало хорошо.
Это событие – «разрешил принять тело» – первый шаг на пути к людям.
Позитивным результатом первого тренинга стало появившееся у Димы чувство своей ценности и выход из привычного круга общения (с домашними и двумя товарищами) к более широким и разнообразным контактам. Однако это — только начало пути.

Выйдя из пространства тренинга в обыденную жизнь, он ощутил не только радость от расширения контактов, но и напряжение отношений с партнерами по симбиозу, особенно с лидером их троицы. Эти отношения перешли в конфронтацию к маю 1998 года, когда Дмитрий стал самоутверждаться: успешно выступил на студенческой конференции, расширил свою активность, вступив в клуб общения и кружок молодых поэтов, решил издать коллективный сборник стихов.

Вот как характеризует сам Дима свое внутреннее состояние в это время:
Мне не нравится, что я никак не могу найти свое место, как будто свербит в душе... Какой-то страх будущего: боюсь смотреть дальше... Не жду ничего хорошего...
В этот период в разговорах с Наташей возникает тема: «Что значит быть взрослым». Дима много говорит о правах, старательно обходя вопрос о сопутствующих им обязанностях (это наводит на мысль о сходстве данного периода его развития с известными кризисами трехлетнего и подросткового возраста). Семантика речи показывает, что он пока еще не принял позицию делателя, ответственного за свои поступки, и во многом зависит от внешних обстоятельств. Например, он сетует в телефонном разговоре: «Не пойму, куда меня тянет».
Осмысление необходимости собрать свое «Я», найти точку опоры в себе приходит к Дмитрию во время постановки психодрамы на занятиях клуба общения. Ее героями становятся части его «Я»: «Я-разумное», «Перекати-поле», «Инструктор по технике безопасности». Эти части пока разобщены, никак не связаны между собой — в результате главным героем оказывается «Перекати-поле».

Необычайно важной для юноши стала обратная связь, которую он получил в ходе шеринга (заключительной части психодрамы) от группы: исполнитель роли «Я-разумного» посетовал, что «Перекати-поле» настолько раздергивал его своими колебаниями, что все силы уходили не на работу, а на его сдерживание. Дима — исполнитель роли «Перекати-поле» — так охарактеризовал свое состояние:

Гудит голова, хочется бежать во все стороны сразу, всем мешать, никому не давать жить, всем говорить гадости, не давать собраться.

Ощущение зрителя:

Не было никаких ориентиров. Сначала мне было смешно, потом больно. Ассоциация с маленьким ребенком, который мельтешит, чтобы привлечь внимание... Это разные вещи: возможность идти куда хочешь и идти куда-нибудь. Как крик в пустыне.
В результате Дмитрий понял:

Я завожу всех вокруг себя. Я хочу знать механизм, как жить в таких ситуациях. Чтобы получился другой спектакль, мне нужен мир с собой. Четкость — это напряг, и я боюсь этой деятельности. И вообще, как планировать время, как получить четкость?

Дмитрий все еще испытывал страх перед ответственностью и беспомощность, он привык все делать по указке, поэтому он пытался получить от Наташи инструкцию для каждого конкретного случая жизни. Реакция группы на его поведение, несомненно, была болезненной для молодого человека, но полезной:

Знаешь, Дима, время — деньги, а ты уже достаточно большой мальчик. По-моему, ты хочешь сделать из Наташи поводыря.

Смотрю на тебя и романс вспоминаю: «Не уходи, побудь со мною...»

Пора бы, Димочка, заметить, что кроме тебя на этой земле и в этой группе есть еще и другие люди.

Для юноши началась трудная самостоятельная работа по выделению себя из «слипшихся» отношений созависимости (симбиоза), которая вызвала неизбежный в подобных ситуациях мини-кризис.

Рост самопринятия и самоуважения привел к нарушениям привычных симбиотических отношений со своими старыми товарищами «Денис—Саша—Дима», вызвал стремление к самоутверждению. Дима стремился совершать самостоятельные поступки, принять иную роль в жизни. Это стимулировало конфликт между Денисом и Димой.

Старые способы решения проблем, налаживания взаимоотношений с собой и миром уже не работали. Новых еще нет. Одновременно возникают и желание изменений, и тревога, связанная со страхом этих изменений. Дмитрий это понимает:

Боюсь разрыва зависимости. У него (имеется в виду лидер их симбиотической группы) есть то, что мне надо.

Во время поисков своего «Я» в период взросления и отделения от созависимостей неизбежными бывают крайности. Так случилось и с Дмитрием: он решил делать все сам, не обращаясь ни к кому за помощью. При этом он предъявлял к себе самые высокие требования, совмещал учебу в университете с занятиями в аэроклубе, старался при этом самостоятельно заработать на жизнь. Наташа же в это время переехала в другой город. Однако (это одна из особенностей длительного сопровождения) их совместная работа не прекратилась, а лишь приняла иные формы: теперь это были телефонные звонки, письма и встречи во время Наташиных приездов.

В письме, полученном Наташей через полгода, он сообщал, что запретил себе обращаться за помощью к другим людям и сетовал на инфантильность своего поведения:


...Все же я глупый, много во мне от балбеса-ребенка. Мать достала! Как и я ее, впрочем. Ощущения дома, базы, своего дела нет совершенно — как сосиска болтаюсь. А это для меня важно. Хочу модель поведения поменять и ощущение дома восстановить. Потребно. Все в одной узловой точке: заканчиваю университет — точка по линии судьбы ключевая, лет 5—10 вперед планируй... Вот и навалилось. Расхлебаю. Силенок бы только, да головы трезвой. Так, как сейчас живу, — не хочу, а как хочу — черт его знает. Меня эта неопределенность моя бесит. Хочется по башке себе надавать (аутоагрессия). Столько сил впустую трачу.

Через два дня Дима позвонил Наташе ночью:

Идет дезорганизация деятельности и поведения, полное отсутствие планомерности... Чувства уверенности, спокойствия нет, мечусь, собой недоволен...

В этом телефонном разговоре Наташа и Дима провели совместную работу по нахождению точки опоры для Димы в нем самом. Юноша также понял, что он сам обязан заботиться о себе и обеспечивать свою безопасность.

Разговор завершился планированием: Дима выделил для себя приоритетные дела, составил план на неделю, а затем (уже самостоятельно) на каждый день.
Во время телефонной консультации Наташа внушила Диме веру в возможность продуктивно пройти через жизненную ситуацию, были найдены внутренние ресурсы уверенности.
Результатом следующего тренинга стали три основных шага:


  • Шаг 1. Принял окончательное решение, что нужно измениться, и пришел.

  • Шаг 2. Уверенность в правильности того, что я здесь делаю.

  • Шаг 3. Уверенность в себе.

Общее итоговое решение: «Я — автор своей жизни и ее главное действующее лицо». Теперь каждое его действие было направлено на упорядочение, структурирование своей жизни.

Через полтора месяца Наташа получила от Димы письмо. Приводим выдержки из него.



...Получил твое письмо, как всегда, вовремя. Была в нем жизненная потребность.

...Наташа, много раз читал твои письма, анализировал. Я твои письма часто перечитываю. На самом деле, по истечении времени по твоим материалам можно проследить, каким я был и какой ты была со мной тогдашним. Иногда необходимо бывает осознать, почувствовать, что я не стою на месте, а двигаюсь по своей дороге, с тобой рядом прохожу какие-то отрезки пути. Это помогает и дает силы, когда кажется, что они на исходе. Анализ твоих ко мне писем многое мне дает...

...Вспомнил слова, которые сказал тебе два с половиной года назад, когда пришел в «Эпицентр» договариваться о тренинге: «Я хочу посетить цикл ваших тренингов». Ты меня спросила, знаю ли я, что такое «цикл тренингов». Я думаю, что тогда я говорил именно о психологическом сопровождении, вдумчивом, просчитанном до мелочей и ненавязчивом, по взаимному согласию и доверию. Именно Сопровождении. Мне это близко. Думаю, что именно эта работа (совместная!) дает максимум всхода ростков душевных у клиента и минимум их гибели или увядания... В самом слове «сопровождение» есть что-то (мне видится — много) от Учительства (не школьного). Бережно, ненавязчиво и надежно... Не конвоир, а сопровождающий, показывающий, как пройти. Да, я чувствую это отношение, и мне оно понятно и близко, дает реальные результаты. А с другой стороны, задумываюсь, как много сил и энергии, разума, терпимости и корректности этот вид терапии требует от терапевта... Это ведь тоже, как ты говоришь, «совсем иной уровень».

...Сейчас, пожалуй, самое-самое для меня главное желание, цель жизни — создать свою, уникальную, успешную, событийно насыщенную и материально обеспеченную жизнь. Стать Мастером. Дать здоровое и жизнестойкое потомство, взрастить его (потомство для меня — это дети и идеи). Прожить эту жизнь полно, ответственно и с удовольствием. Помнить себя. Умереть с чувством хорошо сделанных всех земных дел...

...Сейчас я могу сказать: «Я – Дима Б. — самосознателен. Я обладаю самосознанием! Я повзрослел?!» Получается так!..

Значит, в сопровождении человек проходит стадии эриксоновские заново??!!!
Значит, психологическое сопровождение — это помощь не просто в изменении!!! Это перерождение. Второе рождение. Получается – ты больше, чем учитель. Ты и Сопровождающий, ты и Повивальная бабка?! Терапевт в сопровождении ответственности по максимуму, терапия занимает продолжительное время... По-моему, я начал в этом что-то понимать. Это же труд превеликий, и удовольствие тебе наверняка доставляет огромное! Тут же обратная связь от клиентов приобретает не только техническое, технологическое значение, но и значение эмоциональное, подкрепляющее...


...У меня радость: закончил наш университет, получил диплом, психология — полностью на «5».

...Я тебе, Наташа, очень благодарен за те отрезки моего пути, которые ты прошла вместе со мной... Спасибо тебе! Поделиться своей радостью с тобой для меня так же естественно, как поделиться с Ириной (женой. — прим. автора), родителями... Так хорошо. Сейчас устроился школьным психологом в село — попробую, присмотрюсь...

Выдержки из письма Димы к Наташе, датированного 8 декабря 1999 г.



Это я – Дмитрий.

...Дела у меня идут хорошо, смог почувствовать радость управления ситуацией, запомнить, как чувство победы жить помогает. Поженились с Ириной 14 октября, на Покров.
Так что живем. Мне нравится: с деньгами трудновато, а чувствую себя сильным — жизнь размеренная такая, от меня зависящая, стабильная, — мне от этого хорошо. Научились беречь друг друга, даже когда «собачимся» (именно это слово)...


...Никогда бы раньше (ну хотя бы год-полтора назад) не поверил, что я и Ирина можем быть такими разумными и гибкими, охраняющими и свою жизнь, и свое гнездо. Опыт новый такой... Трудный временами, но приятный и нужный мне.
Закончил двадцать минут назад работу с парнем 13 лет — запинается в речи. Работу считаю успешной: удалось «зацепить» и подкрепить, помочь распознать свое состояние «чистого голоса». Парень очень работоспособен, мне нравится его желание помочь себе — этим он помогает мне. Расстались с ним на неделю.


...На самом деле изменяющемуся человеку просто необходимо сопровождение, даже незримое, — это помогает ему, придает сил и дает ощущение временной перспективы, успешности и отодвигает на второй план ситуативные неудачи.
И сразу подумал вот о чем: это мое письмо к тебе — что это такое? Это контакт для чего? Чтобы погладила? Явно нет. Похвалиться, сказать «вот какой я большой!» — есть что-то от этого... Основное — есть потребность написать тебе и получить ответ.
Понял я наконец, по-своему прочувствовал твои слова: «Я благодарна своим первым клиентам и вообще клиентам». Чувства со-участия, со-действия, со-переживания очень плодотворны для меня самого. Принял эту чисто человеческую благодарность за разрешение двигаться вместе...


ЛИТЕРАТУРА

  1. Алексеева Л.С., Меновщиков В.Ю. Социальный патронат семьи в системе социального обслуживания: Научно-методическое пособие. М.: Государственный НИИ семьи и воспитания, 2000.

  2. Бардиер Г., Ромазан И., Чередникова Т. Я хочу! Психологическое сопровождение естественного развития маленьких детей. СПб., 1996.

3. Барцалкина В. Ад благих намерений. Путь к себе. № 8—9. 1993.

4. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. СПб., 1992.


5. Битянова М.Р. Психолог в школе: Содержание и организация работы. М.: Сентябрь, 1998.
6. Бранда Г. Мак-Буэн. Защита прав клиента. Энциклопедия социальной работы. Пер. с англ. М.: Центр общечеловеческих ценностей. Т. 2. с. 302—307.

7. Братусь Б.С. Аномалии личности. М.: Мысль, 1988.

8. Братусь Б.С. Опыт обоснования гуманитарной психологии. Вопросы психологии, № 6. 1990.
9. Вебьер В. Важные шаги к помогающему диалогу. СПб.: РАТЭПП, 1998. с. 69—70.

10. Винникот Д.В. Пигля: отчет о психоаналитическом лечении маленькой девочки. Пер. с англ. М.: НФ «Класс», 1999.

11. Волосников А.В. Психологическое сопровождение сотрудников спецподразделений по борьбе с терроризмом: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. М., 1999.

12. Выготский Л.С. Собрание соч. М.: АПН СССР, 1982. Т. 5. С. 305.

13. Жог М. Мой первый психолого-педагогический опыт. Развитие личности, № 3. 1999.

14. Комплексный подход в социальной работе. Энциклопедия социальной работы. Пер. с англ. М.: Центр общечеловеческих ценностей. 1994. Т. 2. С. 14.

15. Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. М.: Смысл, 1999.

16. Леннеер-Аксельсон Б., Тюлефорс И. Психосоциальная помощь населению. Пер. со швед. М.: Институт социальной работы, 1996.

17. Мельников В.М., Ямпольский Л.Т. Введение в экспериментальную психологию личности. М.: Наука, 1985. С. 95.

18. Минделл Э. Психотерапия как духовная практика. М.: НФ «Класс», 1997.

19. Мухина В.С., Горянина В.А. Развитие, воспитание и психологическое сопровождение личности в системе непрерывного образования: концепция и опыт работы ИРЛ РАО. Воспитание и развитие личности: Материалы международной научно-практической конференции. Под ред. В.А. Горяниной. М.: ИРЛ РАО, 1997. С. 4—12.

20. Немов Р.С. Психология: Учебник. М.: Просвещение, 1995.

21. Орлова Э.А. Общественный статус социальной работы: культурно-антропологическая интерпретация. Материалы методического семинара. М.: Институт социальной работы, 1996. С. 5—21.

22. Осухова Н.Г. Психологическое сопровождение личности в период адаптации к жизненным изменениям. Профориентация и психологическая поддержка — новые возможности занятости: Тез. докл. межрегиональной научно-практической конференции. М.: Красная площадь, 1996. С. 103—105.


23. Петровская Л.А. Развитие компетентного общения как одно из направлений оказания психологической помощи. Введение в практическую социальную психологию. М.: Смысл, 1996. С. 150—164.
24. Прутченков А.С., Сиялов А.А. Эй ты, параноик!!! М., 1994.

25. Рабочая книга практического психолога: Технология эффективной профессиональной деятельности (пособие для специалистов, работающих с персоналом). Под ред. А.А. Деркача. М.: Красная площадь, 1996.

26. Робер А. Большой толковый психологический словарь. Пер. с англ. М.: Вече; АСТ, 2000. Т. 2. С. 287.

27. Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога в образовании. М.: Просвещение, 1995. С. 139.

28. Сандлер Дж., Дэр К., Холдер А. Пациент и психоаналитик: основы психоаналитического процесса. М.: Смысл, 1995.

29. Семья как социальный институт и проблемы маргинализации населения. М.: Большая Российская энциклопедия, 1998.

30. Слюсарев Ю.В. Психологическое сопровождение как фактор активизации саморазвития личности: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. СПб., 1992.

31. Соколова Е.Т., Николаева В.В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. М.: SvR—Аргус, 1995.

32. Столин В.В. Психологические основы семейной терапии. Вопросы психологии, № 6. 1982. С. 86—87.

33. Столяренко Л.Д. Основы психологии. Ростов-на-Дону, 1997. С. 197.

34. Фанч Ф. Пути преобразования. Пер. с англ. Киев: Ника-Центр; Вист-С, 1997.

35. Филонов Л.Б. Стратегия контактного взаимодействия и проявления личности. Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М.: Наука, 1976. С. 296—315.


36. Экологический подход. Энциклопедия социальной работы. Пер. с англ. М.: Центр общечеловеческих ценностей. 1994. Т. 3. С. 440.

37. Ярулов А.А. Коррекция негативной психической напряженности детей дошкольного и младшего школьного возраста в условиях детского дома: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. М., 1996.







страница 1 ... страница 2 страница 3 страница 4


Смотрите также:

Колористика
34.01kb. 1 стр.




<< предыдущая страница        

скачать файл




 



 

 
 

 

 
   E-mail:
   © zaeto.ru, 2019