zaeto.ru

Проблемы личности в социальной психологии

Другое
Экономика
Финансы
Маркетинг
Астрономия
География
Туризм
Биология
История
Информатика
Культура
Математика
Физика
Философия
Химия
Банк
Право
Военное дело
Бухгалтерия
Журналистика
Спорт
Психология
Литература
Музыка
Медицина
добавить свой файл
 

 
страница 1 ... страница 2 страница 3 страница 4 страница 5 страница 6


РАЗНЫЕ ВЗГЛЯДЫ НА АТТИТЮДЫ


Становление понятия “социальная установка” следует рассматривать в развитии двух традиций: отечественной общей психологии и западной социальной психологии.

Специальным предметом исследования проблема установки стала изначально перед грузинским психологом Д.Н. Узнадзе, бывшем, кстати, одним из учеников З. Фрейда. Но “установку”, по Узнадзе, нельзя рассматривать как идентичную “социальной установке”, несмотря на внешнее совпадение терминов и схожесть набора определений, раскрывающих содержание этих двух понятий. Установка в контексте концепции Д.Н. Узнадзе касается, более всего, реализации физиологических потребностей человека. Сторонники теории Узнадзе обычно полагают, что установка является целостным динамическим состоянием субъекта, состоянием готовности к определенной активности; состоянием, которое обусловливается двумя факторами: потребностью субъекта и соответствующей объективной ситуацией.

Не об этом ли писал А.А. ‘Ухтомский, трактуя механизм Доминанты?

Предложенное понимание установки не связано с анализом социальных факторов, детерминирующих поведение личности, с усвоением индивидом социального опыта. Не связано оно и со сложной иерархией детерминант, определяющих самую природу социальной ситуации, в которой личность действует. И все-таки, такая постановка вопроса, сама по себе, не может не быть применима и в социальной психологии, а именно при рассмотрении проблемы социализации личности в среде ближайшего социального окружения.

Аналогичная проблема разрабатывается в ряде других концепций. В частности, идея выявления особых состояний личности, предшествующих ее реальному поведению обсуждалась В.Н. Мясищевым, Л.И. Божович, А.Н. Леонтьевым.

В.Н. Мясищев объяснял направленность будущего поведения личности через отношение “как систему временных связей человека как личности-субъекта со всей действительностью или с ее отдельными сторонами”. В данном случае предполагаются различные, в том числе, и социальные объекты, на которые эти отношения распространяются. Имеются в виду и довольно сложные, с социально-психологической точки зрения, ситуации.

Л.И. Божович говорила о направленности как внутренней позиции личности по отношению к социальному окружению, к отдельным объектам социальной среды.

У А.Н. Леонтьева идет речь о личностном смысле: направление ожидаемого поведения или деятельности в соответствии с тем личностным смыслом, который приобретает для данного человека предмет его деятельности.

В западной психологии вопрос об установке с самого начала разрабатывался в русле социальной психологии. Для обозначения социальной установки используется термин “аттитюд”, предложенный в 1918 году американцами У. Томасом и Ф. Знанецким. Позже было выработано множество определений этого понятия, уже через 10-12 лет их было более 100, но всеми исследователями понимание аттитюда включало следующее: аттитюд - это определенное состояние сознания и нервной системы, выражающее готовность к реакции. Это состояние формируется на основе предшествующего опыта, оно непременно оказывает направляющее и динамическое влияние на поведение.

Долгое время оставался нерешенным вопрос о структуре аттитюда и его функциях. В дальнейшем и этот вопрос был решен. В многочисленной литературе рассказывается, как все это происходило. Сколько было проб и ошибок, сколько стимуляции со стороны разработки методических средств измерения социальной установки! Наконец, М. Смит в 1925 году выделил 4 функции аттитюда:

1) приспособительную (утилитарную, адаптивную), обозначающую направление субъекта и служащую достижению его цели;

2) знания - упрощенные указания относительно способа поведения по отношению к конкретному объекту;

3) выражения (ценности, саморегуляции) - как средство освобождения субъекта от внутреннего напряжения;

4) защитную - способствует разрешению внутренних конфликтов личности.

Еще немного позднее, в 1942 году, тот же М. Смит находит в структуре аттитюда три компонента: когнитивный, аффективный и поведенческий (конативный). По его мнению, социальная установка - ни что иное, как осознание, оценка и готовность действовать.

Однако, путь к истине долог и противоречив: разработка данной проблемы натолкнулась на большие трудности! Экспериментальные исследования показали расхождения между компонентами аттитюда, разрушение его целостности.

Впервые термин “аттитюд” (или социальная установка) был использован и объяснен в книге У. Томаса и Ф. Знанецкого “Польский крестьянин в Европе и Америке”, вышедший в 1918 году. Но еще в 1907 году А.Ф. Лазурский ввел в научный обиход понятие “отношение”, столь похожее по содержанию на аттитюд. Однако Г. Олпорт предлагал на роль отца социальной установки Г. Спенсера, так как этот термин появился в его книге “Основные начала” еще в 1862 году. А социолог Д. Дэвис, не без юмора, но с достаточными на то основаниями, заявляет, что еще Аристотелю было, что сказать об установках.

Как уже сказано, разноречивые мнения мы встречаем и в случае определения социальной установки. Сами же У. Томас и Ф. Знанецкий определяли attitud (то, что мы переводим термином “социальная установка”), как некий довольно сложный психологический процесс, рассматриваемый в отношениях к социальному миру и взятый, прежде всего, в связи с социальными ценностями. Ценность, по их мнению, есть объективная сторона установки. Следовательно, установка - индивидуальная (субъективная) сторона социальной ценности. Томас и Знанецкий неоднократно подчеркивали значение для понимания социальной установки того факта, что “она, по своему существу, остается чьим-то состоянием”. В этом определении социальная установка представлена как психологическое переживание индивидом значения или ценности социального объекта. Она функционирует одновременно как элемент психологической структуры личности и как элемент социальной структуры, поскольку содержание психологического переживания определяется внешними, локализованными в социуме, объектами.

Согласно современной точке зрения, установка - фундаментальная психологическая категория. Установка направляет и регулирует наше поведение. Внутренняя причина любого поступка - мотив. Но мотивов может быть много, а то, почему мы выбираем один из них - целиком и полностью - заслуга социальной установки.

Типичные примеры социальных установок: желание прославиться, любовь к деньгам, антипатия к иностранцам, уважение к научным теориям.

Именно социальная установка весьма способствует решению наших внутренних конфликтов.

Многочисленные экспериментальные исследования (просто исследовательский бум: attitud стал главным объектом психологических исследований) в период 1918-1940 годов позволили определить важнейшие отличительные признаки аттитюда.

1) Интенсивность положительных или отрицательных эмоций, с ним связанных, - именно они делают психологический объект устойчиво притягательным или отталкивающим. То есть, по силе наших эмоций относительно чего-то, стало возможным судить об интенсивности нашего аттитюда относительно этого “чего-то”.

2) Происхождение из опыта. Люди не рождаются с готовыми аттитюдами, а приобретают их в течение своей жизни, более или менее активно осваивая окружающий мир.

Таким образом, человек - достаточно активное социальное существо, и направляет его в этой активности система социальных установок.

Параллельно рождалась все более изощренная техника измерения социальных установок: разнообразные шкалы, позволяющие количественно определить качественные, по сути, психические феномены. Заодно были заложены основы математической психологии и экспертных опросов. Результат - разработка очень важной проблемы психологических измерений (в теории) и прогноза человеческого поведения (на практике).

Как было уже отмечено, в 1942 году американский психолог Мартин Смит насчитал более 100 определений аттитюдов, в каждом из которых так или иначе можно было выделить, по крайней мере, три постоянно наличествующих компонента, которые нам уже известны.

Под социальной установкой подразумевается, да и понимается, - считал М. Смит, - тенденция чувствовать, думать и вести себя определенным образом (способом) по отношению к людям, организациям, объектам и символам. Природа и структура установки довольно сложна, но обязательно содержит, как уже отмечено, три аспекта: аффективный, когнитивный и конативный.



Аффективная составляющая установки есть ни что иное как степень, с которой человек любит или, напротив, испытывает неприязнь, одобряет или не одобряет объект установки. Каждый испытывает определенные эмоции самого широкого диапазона: от искреннего восхищения объектом до полного неприятия его, или даже враждебности к нему. Это может быть измерено и сегодня существует множество различных шкал, оценивающих устойчивость конкретной установки человека. (К примеру, собирается ряд эмоционально настроенных утверждений, которые коррелируют между собой или статистически относятся к одному из нескольких способов. Из набора ответов получают среднее число, которое и считают величиной устойчивой установки).

Когнитивная сторона установки является просто набором мнений, убеждений и аргументов, которые допускаются при оценке (или выборе) объекта установки. Человек может создать свой образ объекта или воспользоваться определенным стереотипом.

Поведенческая сторона установки - это открытое поведение в отношении к объекту установки.

Чаще всего, в первых двух составляющих образуется общее и частное отношение к объекту, которое затем адекватно реализуется в поведенческом акте личности, у которой сложилось названное представление. Однако, так происходит далеко не всегда.

Широко известен случай с американским психологом Пьером Лапьером (к сожалению, этот случай, чаще всего, описывается в самых разных красках и цифрах, хотя суть их одна), который чуть ли не дискредитировал действенность установки.

Вместе с двумя китайскими студентами (бывшими мужем и женой) профессор путешествовал по городам США в середине 30-х годов, когда расовые предрассудки будоражили американское общество. Исследователи останавливались в 66 гостиницах, обедали и ужинали в 184 ресторанах и только в одном случае им было отказано в обслуживании.

Возвратившись в свой университет, П. Лапьер разослал во все посещенные им и его студентами учреждения анкету, среди вопросов которой был и такой: примут ли хозяева на обслуживание лиц китайского происхождения? 92% из тех, кто ответил, заявили, что не считают китайцев за народ и обслуживать их не будут1.

Этот случай, получивший в литературе название “Эффект Лапьера”, трактуется до сих пор самым разным образом. Интерпретация сводится к разным видам установки и содержанию поступков. Так, американский психолог югославского происхождения Н. Рокич полагал, что в первом случае посещения исследователем предприятий сферы услуг действовала установка на ситуацию: главное - обслужить клиента, независимо от того, кто он. Во втором (когда последовал письменный опрос) - установка на объект (китайцы неприемлемы для контактов).

В.А. Ядов разделил эти два факта по разным этажам своей диспозиционной структуры установки: в разных случаях хозяева руководствовались разными по содержанию потребностями, а, следовательно, и обладали разными возможностями их удовлетворения.

М. Аргайл объясняет все широтой расовой предубежденности, которая подвержена либерализация, да и по разному проявляется в разных штатах.

В некоторых отечественных изданиях фигурируют 252 отеля (см. Г.М. Андреева и П.Н. Шихирев), в которые посылал запросы П. Лапьер и после единодушного отказа, их благополучно посетил. В разных источниках и разная последовательность поездки и запросов. Но суть-то от этого мало меняется.

Наиболее приемлемыми является убеждение, что человек может иметь весьма сильную установку в каждой из трех рассмотренных выше сфер и в каждой из них она, так или иначе, не может не проявляться. Но в завершающемся поведенческом акте каждая из предшествующих установок может корректировать одна другую и проявляться уже не адекватно, принимать иные формы, иногда совсем неожиданные.

На поведение оказывает влияние контроль “сверх-Я”, социальное, политическое и экономическое давление. На установку могут воздействовать противоположные аргументы, средства массовой информации, законы государства и традиции, наконец. Более того, общественное мнение в абсолютном большинстве стран призывает держать дискриминационное поведение в узде и официально не одобряется.

Примерно так же рассуждали и исследователи аттитюда на Западе. Однако доверие к безусловной действенности социальной установки так было подорвано, что почти 30 лет, последовавших после эксперимента П. Лапьера, стали периодом явного застоя в исследованиях социальной установки.

Дальнейшее развитие теория аттитюдов получила в трудах советских психологов и социологов. В.А. Ядов даже “надстроил” над аттитюдами “верхние этажи” регуляции, как бы ответственные за наши аттитюды и управляющие нашим поведением. Действительно, если аттитюд - склонность человека в определенных ситуациях действовать вполне определенным образом, и если человек - не только раб социальных привычек и стереотипов, то должно быть нечто, определяющее сами аттитюды. Если, подчиняясь социальным установкам, мы выбираем ту или иную тактику поведения, то, что определяет его стратегию? По В.А. Ядову, над нашими аттитюдами стоят наши ценностные ориентации и общая направленность нашей личности в ту или иную сферу жизнедеятельности. А.Г. Асмолов предложил иную горизонтальную модель, создав гибкую систему установок, основное назначение которых - сохранять, стабилизировать нашу деятельность. Установки в его системе могут переходить одна в другую в любом направлении.

С.А. Якобсон исследовала, как формируются у детей прекрасные качества - честность, справедливость, доброта. Любой приличный ребенок в 5-6 лет твердо убежден, что надо быть честным, добрым, справедливым. Но как он приходит к привычной готовности реально поступать в соответствии с этими убеждениями? Другими словами, исследовательницу интересовало, как складываются, крепнут и укореняются в поведении определенные социальные установки. Интересно здесь то, что социальная установка, связанная с ценностями такого “высокого ранга”, и формируется через ценности, а не как обычные “механические” привычки. Были попытки воспитывать в детях честность, справедливость и доброту именно таким путем - наказаниями и поощрениями, вырабатывая в них стереотипы: “не обманывай”, “поделись, отдай”, “распредели все поровну”, как все мы обучаем детей чистить зубы, класть вещи на место, говорить “спасибо”. Не вышло! Только придав сим высоким качествам статус личной ценности (ценностной ориентации, по Ядову, личностного смысла, по Асмолову), Якобсон, действительно, смогла сформировать эти социальные установки. Она подвела детей от “вообще-то правильно”, “вообще-то нужно” - к “это важно лично для меня”, “это необходимо, чтобы я сам и другие уважали меня”, “я не могу иначе” (конечно, дети так не говорили, и даже не думали, они так чувствовали).

Получается, что установки действительно разные: одно - установка на аккуратность, другое - установка на справедливость. Хотя и то, и другое может проявиться как социальная привычка, мы привычно соблюдаем чистоту и привычно делим поровну пирог или привычно не делаем ни того, ни другого.

У. Мак Гайр, автор одного из наиболее подробных обзоров исследований социальной установки, перечисляя факторы, детерминирующие формирование аттитюда, называет в качестве первого и главного фактора вербальную коммуникацию с другими людьми, на четвертое место ставит непосредственный опыт с объектом установки и лишь на шестое - невербальную коммуникацию. Основной формой распространения социальной установки, таким образом, он считает слово.

Мне кажется, что это утверждение не совсем правомерно, если обратить внимание на то, какую роль играет слово на ранних этапах социализации. Основную же нагрузку несет образ окружающих ребенка объектов и людей, копируя которых, он в нерасчленном, несинкретном виде усваивает огромный набор социальных установок. Роль образа в распространении социальных установок особо возрастает в мире взрослых в связи с бурным развитием массовых средств визуальной информации (кино, телевидение, реклама).

Измерение установки в ее вербальных формах привели в методологический тупик (так как фактически это привело к отождествлению социальной установки и мнения, убеждения, веры и даже осознания ценностей). Обращение же к исследованию социальной установки на уровне образа должно значительно расширить границы изучения социальных установок, открыть перспективу подлинно междисциплинарного исследования, что, в конечном итоге, только и может способствовать адекватному пониманию этого основного социально-психологического регулятивного механизма.

И тут свое слово сказала грузинская школа психологов. Развивая теорию Д.Н. Узнадзе применительно к исследованию социального поведения личности, Ш.А. Надирашвили пришел к мысли о наличии не одного, а целых трех качественно разных уровней регуляции психической активности.

Активность первого уровня, импульсивная и бессознательная, реализуется в связи с конкретными, чувственно данными предметами. Она осуществляется на основе импульсивной (моментальной) установки практического поведения - целостного состояния, которое возникает под действием ситуации и импульсов актуализированной потребности.

Психическая активность второго уровня связана с общими объектами действительности и представляет собой более сложную структуру, в формировании которой субъект делает ситуацию предметом познания и демонстрации усвоенного с помощью способностей личности. Этот процесс назван Д.Н. Узнадзе объективацией. Он “срабатывает” в экстремальной обстановке и демонстрирует истинные или оптимальные возможности личности. Благодаря объективации осуществляется более адекватное, но все же, в конечном счете, практическое поведение (хотя бы за экзамене). Однако, существует и установка теоретического поведения, которая кладется в основу теоретической активности человека, его познавательных процессов. А, следовательно, и приспособительных процессов, обеспечивающих человеку, целесообразный, целевой характер поведения. Иногда явно двуличный, конформистский, но обеспечивающий выживание! Этот третий уровень психической активности относится уже к собственно социальному поведению личности. Вспомним школьного учителя и директора завода...

В формировании социальной установки участвуют следующие факторы.

1. В социальной психологии хорошо известны эффекты сосуществования, сотрудничества, соревнования, конфликта и др. Установлено, что в условиях сосуществования и соактивности поведение человека становится более плодотворным, чем в условиях индивидуального поведения. В процессе социального взаимодействия индивиды, которые включены в него посредством выражения согласия-несогласия в отношение поведения партнера усиливают или ослабляют продуктивность поведения так, что этот факт остается для них неосознанным. Таким же образом индивиды, которые включены во взаимоотношения сотрудничества, соревнования или конфликта, увеличивают или снижают плодотворность друг друга.

2. Уже в подростковом возрасте у людей посредством социализации создается тенденция действовать в соответствии с теми социальными ожиданиями, которые они имеют в отношении друг друга, что оказывает значительное влияние на поведение человека. Таким образом, кроме непосредственного воздействия, люди влияют друг на друга социальными ожиданиями - экспектациями.

3. На поведение человека значительное влияние оказывают также те требования, которые предъявляют к нему другие люди, социальная Среда. Эти требования человек переживает в виде обязанности соблюдать обычаи, традиции, правила поведения и моральные нормы.

Таким образом, установка является психологическим механизмом регуляции как бессознательной, так и осознанной активности субъекта, она “обслуживает” и простейшие, и сложнейшие формы социального поведения. Механизм “срабатывания” социальной установки зависит не только от потребностей, ситуации, их удовлетворения, но и мотивации совершения конкретного поступка личностью или группой людей. Это зависит от так называемой диспозиции, в которой оказывается субъект деятельности. Решающий шаг в разработке диспозиционных образований, формирующихся “на стыке” между потребностью и условиями (предметами) ее реализации при определенной мотивации предложил, все-таки, уже упоминавшийся ленинградский социолог В.А. Ядов,2 разработавший свою оригинальную диспозиционную концепцию.



страница 1 ... страница 2 страница 3 страница 4 страница 5 страница 6


Смотрите также:





<< предыдущая страница         следующая страница >>

скачать файл




 



 

 
 

 

 
   E-mail:
   © zaeto.ru, 2019