zaeto.ru

Рыжий львёныш

Другое
Экономика
Финансы
Маркетинг
Астрономия
География
Туризм
Биология
История
Информатика
Культура
Математика
Физика
Философия
Химия
Банк
Право
Военное дело
Бухгалтерия
Журналистика
Спорт
Психология
Литература
Музыка
Медицина
добавить свой файл
 

 
страница 1


Рыжий львёныш


С глазами зелёными

Страшное наследие тебе нести! –

пророчески предсказала Марина Цветаева в 1916 году сыну русских поэтов «серебряного века» Анны Ахматовой и Николая Гумилёва. Лев Николаевич Гумилёв прожил удивительную жизнь, соединив в себе ослепительный гений своих родителей и тяготы их крёстного пути. Он родился в Царском Селе 1 октября 1912 года, детство провёл в городе Бежецке Тверской губернии. Мало знал отца, расстрелянного в 1921 году за то, что русский офицер Николай Гумилёв не выдал тайну заговора своих товарищей. О матери говорил как о ровеснице, како равной.

Всю жизнь Л. Н. Гумилёв был в основном самоучкой, начиная с тихой школы в Бежецке. В процессе самообразования у него вызрел особый, гумилйвский стиль отношения к историческим источникам - полное уважение сочеталось с полным недоверием: «Когда и при каких обстоятельствах можно верить словам, верить историческим источникам? И тут я задумался, что историю нужно изучать как естествознание, отделяя факты, наблюдаемые и существующие как эмпирическое явление, и оставляя в стороне все разные толкования событий, к которым так склонны европейские писатели»*.

Учёбу в университете приходилось прерывать неоднократно по причине исключений и арестов. Гумилёв учил восточные языки в азиатских экспедициях и от товарищей по несчастью в сталинских лагерях, которые использовал как небывалую лабораторию этнографа и этнолога. Как-то Л. Н. Гумилёва спросили: «Есть ли такие народы,

* Гумилёв Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. М.: ТОО «Мишель и Ко», 1993, стр. 3.

представителей которых вы там не наблюдали?». Неуверенно ответил: «Разве что индусы. А прочие все были – англичане, американцы, турки, персы, корейцы, китайцы... И среди русских – баптисты, казахи, власовцы, коммунисты...» Вся этносфера Земли, можно сказать, под боком, и никто не скрывает свои душевные порывы. Вот и стал Гумилёв основателем двух ветвей на вековом древе истории – пассионарной теории этногенеза и средневековой номадистики, науки о кочевниках (пристрастие к последней Л. Н. Гумилёв объяснял просто: как многие мальчишки в детстве он увлекался книгами об индейцах, а потом заметил, что в России есть множество «своих индейцев», которых толком никто не изучал).

С нар Норильского лагеря добровольно ушёл на войну и в пехоте Первого Белорусского фронта дошёл до Берлина. Из Европы возвратился в Ленинград, чтобы продолжить учёбу, но снова получил «десятку» заключения, которую проводит в Карлаге и Сибири.

Л. Н. Гумилёв умер 15 июня 1992 года в Санкт-Петербурге, не дожив несколько месяцев до своего восьмидесятилетия. Говорят, что незадолго до смерти он сказал, что выполнил всё и что ему больше не интересно. Что ж, хорошо, что желания человека, прожившего трудную жизнь, сбылись, и что скучно ему стало только в самом конце. И задача живых – разобраться в наследии учёного.

Самую бурную и резкую критику вызывает теория пассионарных этногенетических скачков как по поводу своей сущности, так и адрес лично её автора, что часто случается с творениями неординарных людей.

Основной термин созданной Гумилёвым теории – «ПАССИОНАРНОСТЬ», не совсем понятное, новое слово. «Это слово с его внутренним и многообещающим содержанием в марте 1939 года проникло в мозг... как удар молнии, - писал Л. Н. Гумилёв. – Откуда оно взялось – неизвестно, но для чего оно, как им пользоваться и что оно может дать для исторических работ, было вполне понятно». Изобретённый учёным термин указывает на стремление и способность человека изменять окружающий мир. Пассионарность может усиливаться и ослабевать, что лежит в основе универсального развития любого этноса

Пассионарность в буквальном переводе на русский язык означает «страстность» или «одержимость страстями». Очевидно, что это не то, что понимается под страстями в быту. По введённому автором понятию, сами пассионарии, носители пассионарной энергии, - это отдельные индивиды, способные аккумулировать колоссальное количество психической энергии и через особое (хотя и гипотетическое поле) передавать её своим ближним, вдохновив их либо на жертвенный подвиг (таковы Александр Невский, Жанна д'Арк), либо на великое общее дело (Ганнибал, Готфрид Бульонский и первые крестоносцы), либо на удовлетворение безмерного честолюбия (Корнелий Сулла, Наполеон), либо, наконец, на разбойничье завоевание и грабежи (викинги, испанские конквистадоры).

Нужно лишь, чтобы в этносе было достаточно особей, готовых вдохновляться идеей, подверженных некой «пассоинарной болезни», если, восприняв терминологию Гумилёва, чуть расширить созданный им понятийный аппарат.

«Этногенез, - по приведённому учёным определению, - это инерционный процесс, где первичный заряд энергии ... расходуются вследствие сопротивления среды, что ведёт к гомеостазу... Именно благодаря высокому накалу пассионарности происходит взаимодейст- вие между общественной и природной формами матери» (Гумилёв Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. М.: ТОО «Мишель и Ко», стр. 335). Итак, этногенез обусловлен «пассионарным толчком», то есть накоплением в населении, занимающем некий ландшафт, пассионарных личностей. При этом автор теории подробно говорит о том, какие ландшафты более, а какие менее благоприятны для возникновения сильных этносов. Причём «этнос», как пишет Л. Н. Гумилёв, - не нация, не конфессия, не класс и не государство. Это та общность, которая на уровне самоощущения определяет противопоставление «наши – не наши»; с другой стороны, этнос есть неотъемлемая часть породившего ландшафта, и то, что называется «менталитет», формируется средой обитания этноса; таким образом, есть этносы равнинные, есть городские, есть островные (хотя создаётся такое ощущение, что в этом тезисе немного более чем следовало бы, ставится ударение на географический фактор расположения этносов, потому как можно сделать вывод о том, что все «равнинные» или, например, «островные» этносы Земли имеют схожий менталитет, располагаясь в противоположных частях планеты, в зонах иных климатов и географических широт, в окружении носителей разных культур, что не может сформировать схожее мироощущение этноса, а также всё то, что входит в понятие «менталитет». Итак, если ничего не помешает, этнос проходит различные стадии, зависящие именно от уровня пассионарности. Они, по мнению автора, у всех народов одинаковы и весь цикл занимает примерно одинаковое время: 1200-1500 лет. За этот период история любого этноса характеризуется сменой его энергетических состояний: толчок (вспышка пассионарной энергии) – подъём – перегрев – упадок - затухание (рассеяние энергии), адекватно отвечающим фазам этногенеза в собственном историческом времени этноса: рождение – взлёт (акматическая фаза) – спад (резкий надлом) – инерционная или мемориальная фаза (происходит всплеск науки и культуры) – обскурация – смерть ( вовсе не значит, что умирают все носители этноса – одни могут стать частью соседнего, набирающего пассионарность, этноса (здесь Гумилёв делает попытку выяснения закономерных взаимоотношений между различными этносами; приняв этнические единицы за замкнутые системы, можно предположить различные формы взаимоотношения – от конфликтов до сосуществования на основе разделения труда), другие же живут в гармонии с окружающей средой - это будет гомеостаз. Важным моральным критерием для оценки деятельности этносов Л. Н. Гумилёв считал взаимодействие человека и природы, или, по его терминологии, этноса и ландшафта. Завоевание этносом энергетической ниши в биосфере происходит иногда с большими потерями для природы, иногда – органично. Утвердив как аксиому положение «У народов есть родины!», Л.Н. Гумилёв делает логичный вывод, что даже в случае крупной миграции этносы выбирают условия, близкие к тем, которые они покинули.

«Фазы жизни» народа, подобные обозначенным Гумилёвым, до него называл Тойнби, о смертности этносов писал Данилевский и Шпенглер, но никто не назвал движущую силу этногенеза. По мнению Л. Н. Гумилёва, движение этносов определяет пассионарный толчок. Возникает закономерный вопрос: откуда же берётся этот пассионарный толчок? В своей работе «Этногенез и биосфера Земли» учёный утверждает, что время от времени «Ближний Космос» посылает в биосферу Земли очистительные пассионарные толчки. Хотя надо отметить, что в последних своих работах Гумилёв не уделяет особого внимания этому самому «Ближнему Космосу». Важно то, что цепь причинно – следственных явлений обрывается Гумилёвым именно в том месте, где она уходит за пределы Земного шара. Пассионарный толчок – это такой разрыв естественной причинности, который закрыт для научного познания. Причина возникновения этносов вынесена Гумилёвым в Космос. Это равнозначно признанию, что теория не претендует на познание, поскольку условия, создающие в Космосе причину пассионарных толчков, невоспроизводимы. Не случайно «космос» - не научное понятие. Для учёного нашего времени создать научную теорию, но не поддающуюся научному обоснованному доказательству, основанную почти лишь только на авторской эрудиции и интуиции, было неслыханной дерзостью. Хотя Колумб, открывший новый континент, вообще не понял, что же он открыл, Гумилёв же, гениально угадав, что этногенный фактор – энергетический, так и не понял, что такое значит энергия его пассионарных толчков.

Можно предположить, что гумилёвская пассионарность ближе всего к физическому действию, введённому в 18 веке П. Мопертюи как характеристики перехода кинетической энергии в потенциальную и обратно. Строгое определение таково: действие есть интеграл по времени разности между кинетической и потенциальной энергиями.

Гумилёв нашёл метод изучения этногенеза в открытой В. Вернадским биохимической энергии, привносимой в организмы из Космоса. Обнаружил способ действия этой силы – пассионарный толчок. Рождение этноса сопровождается повышением энергии, биологически трансформированных через микромутации у отдельных индивидов - пассионариев.

На вопрос о том, в какой же фазе находится сейчас русский этнос, Л. Н. Гумилёв ответил таким образом: «Как ни странно, в апогее. Древняя Русь относится к России так, как Древний Рим относится к Италии. ...Мы не можем предотвратить цунами, но можем предвидеть и облегчить последствия. Если не наделаем глупостей, у России впереди путь, который она выстрадала, отстояла, избрала».

Разработка теории этноса ещё не закончена. Дискуссии в этой области ведутся в основном людьми, двигающимся в одном направлении, что в значительной степени является признанием ими социальной сущности этноса как биолого-географического феномена, возникшего под воздействием мутационных по своей природе «пассионарных сил». Учёный изложил её в конце 60-х - начале 70-х годов ряде статей, опубликованных в журналах естественногеографического профиля, и потому, вероятно, не привлёкшей пристального внимания большинства гуманитариев. Однако обобщающая статья Л. Н. Гумилёва по концепции этногенеза подверглась обсуждению, а общий критический анализ всех его статей был дан В. И. Козловым в обзоре «Биолого-географической концепции этнической истории», в которой он пишет, что «концепция Гумилёва не только не продвигает вперёд исследование проблемы, связанной с изучением конкретного влияния географической среды на социально-экономическое развитие тех или иных стран и народов мира и оценкой конкретной роли социально -–психологических факторов общественного развития, но и мешает их подлинному научному решению». Какого-либо воздействия такая критика на самого Л. Н. Гумилёва не оказала и в 1979 году он представил уже сводный трактат «Этногенез и биосфера Земли». Этнографы и другие обществоведы на это событие должным образом не отреагировали, а в журнале «Советская этнография», например, не было даже рецензии, но между тем изложенные в нём идеи находили своих сторонников. Хотя после 1986 года ситуация резко изменилась в пользу Гумилёва, статьи которого стали публиковаться в различных журналах; более того, он получил возможность рассказать о своей концепции этноса и этногенеза даже по телевидению.

И всё же в адрес Гумилёва велась активная критика по двум разным направлениям: одним не нравились его общие теории, другим – его оценка конкретных исторических событий. Например, Ан. Иванов пишет так: «Гумилёв где-то противоречит сам себе, утверждая в своей статье в «Нашем современнике» № 1 за 1991 год, будто «смесь- первоначальное во время паасионарного толчка условие, без которого новый этнос возникнуть не может». Ведь он прекрасно знает, что «расовое или внерасовое смешение этносов ... иногда порождает новые этносы, а иногда ведёт к вырождению популяции вплоть до её вымирания» (Гумилёв Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. М.: ТОО «Мишель и Ко», 1993, стр.249). Если Гумилёв сам впадает в противоречия, то противоречия в его оценках читателями тем более естественны».

Н. Гусева же считает, что Гумилёв «недооценил то обстоятельство, что люди, составляя одну из частей биосферы, отличаются от прочих её частей тем, что они социальны». Точка зрения с положения марксизма, который, зацикливаясь на социальном, не то чтобы недооценивал биологическое, а напрочь о нём забывал. Однако и в знании законов эволюции учёные, воспитанные на марксизме, застряли где – то на уровне Дарвина, как Гусева, утверждающая, что «формирование этноса - это длительный биологический процесс».

Вот ещё один гневный отклик под авторством И. С. Шишкина: «...страшным преступлением Л. Н. Гумилёва перед русской нацией является положение о прерывистости этнической истории, о неизбежной смерти каждого этноса примерно через 1500 лет после возникновения. Кошмар! Сказать, что русский народ когда-нибудь исчезнет, может только злонамеренный человек. Ведь все знают, что этнос, однажды сформировавшийся, никуда деться не может, его история только однажды «истончается». Было бы любопытно задать автору утверждения вопрос, куда же исчезли древние шумеры, этрусски и многие другие древние этносы, чья история, к сожалению, даже в «истонченном» виде уже давно завершена.

...Так называемые «годы застоя», то есть конец 70-х годов, были периодом застоя не в творчестве Гумилёва, а, скорее, в реализации его творчества. Капитальный труд учёного «Этногенез и биосфера Земли» был депонирован в ВИНИТИ, и Л. Н. Гумилёв пишет письмо, датированное 10 марта 1987 года, зарегистрированное в подотделе писем ЦК КПСС 17 марта 1987 года на имя А. И. Лукьянова: «В силу неясных мне обстоятельств, публикации моих работ за последние 10 лет блокируются. Я могу объяснить это только тем, что отсвет бед, которые по независящим от меня причинам преследовали меня первую половину моей жизни, продолжают незримо фигурировать и сейчас. Обвинения в мой адрес сняты давно, в 1956 году. С 1959 года по 1975 год мои работы, хоть и с трудом, печатались, а с 1976 года вовсе перестали, за редким исключением.

За указанное десятилетие это стало системой. Лучшая моя книга «Этногенез и биосфера Земли», 30 п. л. была депонирована в ВИНИТИ в 1979 году. Число заказов на неё превышало 2000 экземпляров, так что она должна была опубликоваться в «Издательстве Ленинградского Университета» как книга. Вместо этого было прекращено изготовление копий в ВИНИТИ. Это является прямым нарушением установленного порядка».

«...В работах Льва Николаевича Гумилёва немало бездоказательных, парадоксальных выводов, основанных не на анализе источников, а на «нетрадиционности мышления», стремлении противопоставить свои взгляды «официальным» точкам зрения.

...Методологически неверные построения Льва Николаевича Гумилёва опасны серьёзными идеологическими и практически – политическими ошибками. Они органически связаны с уже давно разоблачёнными буржуазными теориями географического детерминизма, социального дарвинизма и геополитики с национализмом и расизмом.

...Наука не может развиваться без дискуссий. И дискуссии по этим вопросам уже не раз велись в научной печати, показав теоретическую несостоятельность изложенных выше взглядов Льва Николаевича Гумилёва, практическую вредность их широкого распространения», - это выдержка из ответного Заключения на письмо учёного комиссии Отделения истории АН СССР о работах Льва Николаевича Гумилёва по историко-этнической проблематике, датированного 30 апреля 1987года. На что заведующий отделом науки и отделом учебных заведений ЦК КПСС В. Григорьев пишет: «В ЦК КПСС обратился с письмом доктор исторических наук, научный сотрудник НИИ географии Ленинградского госуниверситета товарищ Лев Николаевич Гумилёв. Он считает необоснованным прекращение копирования его рукописей «Этногенез и биосфера Земли», депонированных во Всесоюзном институте научной и технической информатики ТКНТ и АН СССР (ВИНИТИ) в 1979 году.

В поддержку публикации Гумилёва высказываются также в письме в ЦК КПСС академик Лихачёв Д. С., член – корреспондент АН СССР Янин В. Л. и другие.

...Концепции товарища Гумилёва неоднократно подвергались серьёзной критике академиком Рыбаковым Б. А. и Бромлеем Ю. В., и другими видными учёными.

...Что касается прекращения копирования рукописей товарища Гумилёва «Этногенез и биосфера Земли», то исполняющему обязанности директора ВИНИТИ товарищу Болошину И. А. рекомендовано возобновить копирование данной работы по мере поступления от учреждений историко-географического профиля и специалистов».
Как подчёркивал К. И. Чуковский, в России нужно жить очень долго. Л. Н. Гумилёв дожил и до реабилитации своего отца, и до выхода в свет работы «Этногенез и биосфера Земли» и даже до государственной премии.

Теория этногенеза Гумилёва – это стройная система смены цивилизаций, основанная на виртуозном знании тысячелетних алгоритмов истории, понимании страстей, охватывающих людей и вождей и синхронизированных с глубинными импульсами Земли. Увлекательное историческое повествование сопровождается остроумной полемикой с оппонентами, масштабными теоретическими рассуждениями и гипотезами, неожиданными сопоставлениями и параллелями.

Гумилёв предлагает отказаться от слепого следования источникам. Он считал возможным добиться понимания истинного характера эпохи, оперируя фактами, отделёнными от литературных текстов и подвергнутыми сравнительно – исторической критике. И всё же действительно ли Л. Н. Гумилёв создал всеобъемлющую теорию, объясняющую законы исторического развития? Его теория обнаруживает существующую космическую пассионарную энергию, действующую на определённых, избранных особей этноса, каким-то образом определяя предрасположенность их личности к способности воздействовать на судьбу данного этноса (а может быть, эта энергия направлялась на всех представителей этноса, но не все могли её уловить?..). Можно даже предположить наличие некой высшей силы, специально посылающей на Землю пассионарную энергию, направленную на «перетусовку» этносов, дабы они не засиживались в одном регионе, контактировали с соседями, исчезали, образовывались- во избежание (по скромному предположению) статичного этнического расположения на планете. Опять же «можно предположить», но не доказать опытным методом. Думается, что пассионарность и комплементарность – одна из попыток объяснить необъяснимое. Заслуга учёного скорее в разрушении старых схем: европоценристского взгляда на историю человечества, распространение в России и на Западе марксистского метода. Сами ошибки Гумилёва заставляли возражать ему, а значит, побуждали работать мысль историков в определённом направлении. Наконец, он предоставил истории возможность говорить человеческим языком. Выбирая стиль изложения, автор сознательно предпочитает принятому академическому канону живой язык повествования, который не снижает научной достоверности, но повышает степень доходчивости и лёгкости восприятия. «...Его труды существенно подняли уровень представления человечества о самом себе. Он был ярким представителем евразийской школы исторической науки, активно выступал за единую и неделимую Россию. Его гигантский труд ещё предстоит осмыслить живущим и грядущим поколениям русских людей. Может, это осмысление поможет всем нам выйти из тяжелейшей Смуты, ощутить историческое место России в духовном развитии человечества»*.


Из некролога друзей, учеников и почитателей Л. Н. Гумилёва // Cоветская Россия. –1992.- 18 июня
страница 1


Смотрите также:
Рыжий львёныш
133.31kb. 1 стр.



     

скачать файл




 



 

 
 

 

 
   E-mail:
   © zaeto.ru, 2018