zaeto.ru

Смешные деньги

Другое
Экономика
Финансы
Маркетинг
Астрономия
География
Туризм
Биология
История
Информатика
Культура
Математика
Физика
Философия
Химия
Банк
Право
Военное дело
Бухгалтерия
Журналистика
Спорт
Психология
Литература
Музыка
Медицина
добавить свой файл
 

 
страница 1



Рэй Куни

СМЕШНЫЕ ДЕНЬГИ

Ray Cooney

FUNNY MONEY


Английская комедия в двух действиях

Перевод Мих. Мишина

Действующие лица:
Джейн Перкинс

Генри Перкинс

Бетти Джонсон

Виктор Джонсон

Билл

Дэвенпорт



Слейтон

Действие первое.
Гостинная в доме Перкинсов. Обстановка довольно уютная. Зимний вечер. Горит свет. Сцена пуста. Из кухни выходит Джейн. На ней нарядное платье и передник. Она проходит в столовую. Через

секунду возвращается, смотрит на часы, снова быстро уходит. Возвращается с какой-то посудой. Видно, что она накрывает стол. Снова смотрит на часы.

ДЖЕЙН. Ну, это свинство. Просто, свинство! (снова скрывается)



Открывается входная дверь и появляется Генри. На нём плащ, в руке «дипломат» Он тяжело дышит и явно чем-то озабочен. Садится, поставив «дипломат» на пол. Возвращается Джейн с очередной порцией посуды. Снова смотрит на часы.

ДЖЕЙН. Свинство, и больше ничего!



Генри не реагирует. Он в какой-то прострации. Джейн замечает его.

ДЖЕЙН. Господи, Генри! Наконец-то!



Генри молча смотрит на неё.

ДЖЕЙН. Я уже вся на нервах. Где тебя носит?



Генри озирается, словно не слышит.

ДЖЕЙН. Бетти и Виктор придут с минуты на минуту!



Генри молча смотрит на неё.

ДЖЕЙН. На твой день рождения, между прочим!



Генри смотрит на неё.

ДЖЕЙН. Ну, что ты молчишь, Генри? На работе что-нибудь случилось?

ГЕНРИ. Телефонный справочник.

ДЖЕЙН. Что?!

ГЕНРИ. Где, справочник.

ДЖЕЙН. Зачем тебе справочник? (подаёт справочник)

ГЕНРИ. (листает) Авиакомпании… Авиакомпании…

ДЖЕЙН. Генри, что с тобой?

ГЕНРИ. Так, Британские авиалинии

ДЖЕЙН. Зачем тебе Британские авиалинии?



Генри набирает номер.

ДЖЕЙН. Послушай, к нам сейчас люди придут!

ГЕНРИ. (В трубку) Британские авиалинии? Я бы хотел забронировать два билета на самолёт.

ДЖЕЙН. Генри, подожди, какие билеты?!

ГЕНРИ. (В трубку) Да-да! На сегодня!

ДЖЕЙН. Что?!

ГЕНРИ. Куда? Это всё равно.

ДЖЕЙН. Генри!

ГЕНРИ. Я же Вам сказал: всё равно. В любую страну, куда не нужна виза. Дания. Голландия, Испания… На какое время? Минутку. Джейн, сколько нам надо времени, чтобы доехать до аэропорта на такси?

ДЖЕЙН. Час…

ГЕНРИ. Час…Плюс регистрация…(в трубку) Бронируйте время вылета после десяти. Да. Два билета. Жду. (Джейн) Иди, собери вещи.

ДЖЕЙН. Генри, ты что, выпил?

ГЕНРИ. Только самое необходимое. Да, паспорта не забудь.

ДЖЕЙН. Я сейчас плакать буду.

ГЕНРИ. Ничего лишнего не бери. Там всё купим.

ДЖЕЙН. Где там?!

ГЕНРИ. (В трубку) Да, да! Барселона? Прекрасно! То, что нужно.

ДЖЕЙН. Господи, Генри!

ГЕНРИ. А я могу заплатить наличными прямо в аэропорту? Отлично! Значит, два билета до Барселоны, первым классом. Мистер и миссис Перкинс. Нет-нет, только в один конец, Обратно не надо.

Джейн плачет навзрыд.

Регистрация за полчаса до вылета. Большое спасибо.

ДЖЕЙН. Генри!..

ГЕНРИ. (снова снимает трубку и набирает номер) Подожди…

ДЖЕЙН. Господи, кому ты опять звонишь?

ГЕНРИ. Мне возьми только зубную щётку и бритву. (В трубку) Алло, такси? Мне нужна машина. Прямо сейчас. В аэропорт. Двое. Мистер Перкинс. Элгар Авеню 42. Это прямо на углу. Через пятнадцать минут? Прекрасно! Спасибо. Фу-у-х. Барселона! Барселона!

ДЖЕЙН. Генри, ну какая Барселона? Мы же ждём Виктора и Бетти.

Генри поднимает с пола «дипломат» и открывает его так, чтобы

Джейн видела его содержимое. «Дипломат» набит пачками денег.

ДЖЕЙН. Что это?

ГЕНРИ. Деньги. Миллион семьсот пятьдесят тысяч.

ДЖЕЙН. (Тупо) Миллион…семьсот пятьдесят…

ГЕНРИ. Тысяч фунтов стерлингов. Тридцать пять тысяч бумажек. По пятьдесят фунтов каждая.

ДЖЕЙН. И что это значит?

ГЕНРИ. Это значит, что нам дико повезло. Да, паспорта. (Идёт за ними).

ДЖЕЙН. Как они оказались в твоём «дипломате»?

ГЕНРИ. В том-то и дело, что это не мой «дипломат».

ДЖЕЙН. Как не твой?

ГЕНРИ. А так. Выхожу с работы, сажусь в метро, «дипломат», как всегда ставлю рядом. Доезжаю, беру «дипломат», выхожу из метро… Чёрт, где же паспорта?

ДЖЕЙН. И что дальше?

ГЕНРИ. На улице холодина, думаю, надо надеть шарф и перчатки. Останавливаюсь, открываю «дипломат», и – вот.

ДЖЕЙН. Какой кошмар?!

ГЕНРИ. Вот они. (Кладёт паспорта в карман). Я по ошибке взял чужой, а свой оставил в метро.

ДЖЕЙН. Почему же ты сразу не отнёс его назад?

ГЕНРИ. Куда? В метро?!

ГЕНРИ. Куда? В метро? К тому же я был в шоке. Я бы на тебя посмотрел, если бы ты полезла в свою сумочку за помадой, а увидела там миллион семьсот пятьдесят тысяч фунтов стерлингов!

ДЖЕЙН. Откуда ты знаешь, сколько их там.

ГЕНРИ. Посчитал.

ДЖЕЙН. Прямо на улице?!

ГЕНРИ. Нет. Зашёл в пивную.

ДЖЕЙН. Ну, я же говорю – ты пил.

ГЕНРИ. Конечно! Я должен был прийти в себя и сообразить, что делать дальше. Я выпил двойной виски и пошёл в туалет.

ДЖЕЙН. Зачем?

ГЕНРИ. Убедиться, что мне не мерещится. Сел на унитаз и всё пересчитал.

ДЖЕЙН. Господи, а потом?

ГЕНРИ. Потом вышел из туалета снова взял двойной виски и снова пошёл в туалет…

ДЖЕЙН. А снова – то зачем?

ГЕНРИ. Снова пересчитал.

ДЖЕЙН. Теперь ясно, почему ты пришёл на час позже.

ГЕНРИ. Если честно, то я потом ещё раз проделал эту процедуру. Всё никак не мог поверить, что мне это не снится.

ДЖЕЙН. Генри, но это же не наши деньги! Это воровство!

ГЕНРИ. Чёрта с два! В туалете я всё проанализировал. Это преступные деньги. Типичный криминал. Какой-то ловчила огрёб их за какую-то незаконную сделку. Причём этот мистер Ловчила явно нигде не расписывался – ни в ведомостях, ни в декларациях. Эти деньги нигде не значатся. А раз их нет, значит, я не мог их украсть!

ДЖЕЙН. Генри, я боюсь…

ГЕНРИ. Успокойся Это мне вознаграждение. Я столько лет вкалывал за гроши, и вот теперь, наконец, получил его.

ДЖЕЙН. Я если, полиция начнёт…рассле…

ГЕНРИ. Ничего полиция не начнёт. Никто насчёт этих денег никуда заявлять не станет. Давай, иди, собирай вещи.

ДЖЕЙН. Генри, но мы же не можем вот так взять и сорваться с места!

ГЕНРИ. Слушай, ты что не понимаешь? Что мы не можем теперь здесь оставаться. И на работу я больше вернуться не могу.

ДЖЕЙН. Почему?

ГЕНРИ. Если «дипломат» мистера Ловчилы оказался у меня, значит, мой оказался у него. А в нём мои служебные документы. И завтра с утра мистер Ловчила начнёт звонить в наш офис, чтобы найти меня и свой «дипломат». Но к утру мы с тобой будем уже в тысяче миль отсюда, в какой-нибудь испанской гостинице под именем мистера и миссис Рокфеллер! Так что, мистер Ловчила, счастливо оставаться Привет от Генри Перкинса!

ДЖЕЙН (потрясённо). Генри, я никогда тебя таким не видела!

ГЕНРИ. Потому что я, теперь другой человек, чёрт возьми! (напевая) Барселона, Барселона!

ДЖЕЙН. Генри, я не хочу в Барселону.

ГЕНРИ. Перестань! Ты же любишь Испанию. Сама не раз говорила, что снова хотела бы поехать туда в отпуск.

ДЖЕЙН. То – в отпуск! А – то в эмиграцию!

ГЕНРИ. Ладно. Не хочешь в Барселону, не надо. Мы там переночуем, а потом рванём, куда захочешь – в Австралию, в Грецию, на Бермуды… Да я тебе куплю эти Бермуды! Иди, собирай вещи.



Звонок в дверь.

ДЖЕЙН. О, Боже!

ГЕНРИ. Это Виктор и Бетти. Я сам соберу вещи, а ты отделайся от них.

ДЖЕЙН. И что я им скажу? Мы же сами их на ужин пригласили!

ГЕНРИ. В ресторане поужинают. (Достаёт из «дипломата» несколько купюр, даёт их Джейн и убегает вместе с «дипломатом»).

ДЖЕЙН (чуть не плача ему вслед). Но это же твой день рождения!



Снова звонят в дверь. Джейн открывает.

ДЭВЕН. Полиция, мадам.

ДЖЕЙН. Полиция?!

ДЭВЕН. Инспектор Дэвенпорт. Центральный округ. Я бы хотел поговорить джентльменом, который здесь живёт.

ДЖЕЙН. С джентльменом?…

ДЭВЕНПОРТ. Да. Должно быть, это Ваш супруг, не так ли?

ДЖЕЙН. А что, собственно… Может быть, вы мне объясните, в чём дело?

ДЭВЕНПОРТ. Предпочёл бы видеть вашего супруга, миссис…

ДЖЕЙН. Муж сейчас переодевается… Генри! Его зовут – Генри…

Дэвенпорт улыбается и кивает. Звонок в дверь.

ДЖЕЙН. Ой! Извините. А дверь можно открыть?

ДЭВЕНПОРТ. Разумеется.

ДЖЕЙН. Да вы садитесь…(вымученно улыбается) Генри!



Дэвенпорт садится. Джейн открывает дверь. Входит Билл.

БИЛЛ. А вот и я!

ДЖЕЙН. Кто я?

БИЛЛ. Они вам сказали через пятнадцать минут, а я доехал за десять.

ДЖЕЙН. Простите… кто сказали?

БИЛЛ. Такси вызывали?

ДЖЕЙН (нервно). А, да – да!

БИЛЛ. Меня зовут Билл. Значит, в аэропорт едем? Вещички будут?

ДЖЕЙН. Какие вещички?

БИЛЛ. Ну, багаж!

ДЖЕЙН. Ах, вещички!.. (Дэвенпорту) У нас тут кое-кто улетает. Моя… сестра… Она у нас живёт… То есть жила… А вот сегодня улетает... Генри!

БИЛЛ. Да нет, в заявке написано: «Мистер Перкинс»

ДЖЕЙН. Нет-нет, сам мистер Перкинс никуда не уезжает. Он только заказ сделал, а уезжает сестра... моя. (Истерически) Генри!

ДЭВЕН. А куда она улетает?

ДЖЕЙН. Простите?..

ДЭВЕН. Сестра ваша куда летит?

ДЖЕЙН. А-а… В Сидней… В Австралию

БИЛЛ. А, Австралия! Там всё вверх ногами!

ДЖЕЙН. Да, она там живёт…

БИЛЛ. Ну, ладно. Жду в машине. Я стою тут, прямо на углу. Можете из окна крикнуть, когда ваша парочка будет готова.

ДЖЕЙН. Парочка? Какая парочка?

БИЛЛ У меня в заявке сказано–поедут двое. А двое, мадам–это парочка

ДЖЕЙН. Ах да! Разумеется… Сестра ведь тут с мужем. Он у неё австралиец

БИЛЛ. Пусть поскорее выходят. (Дэвенпорту) Рад был познакомиться.

ДЖЕЙН. Генри, ну где же ты? У нас гости!

ДЭВЕН. Беспокойный у вас сегодня вечер. Отъезд, званый ужин.

ДЖЕЙН. Да, верно.

ДЭВЕН. То-то, вы как-то слегка нервничаете.

ДЖЕЙН. Нет-нет, всё в порядке. Цыплята у меня уже готовы…

ДЭВЕН. Жалко, что ваша сестра с мужем их не попробуют.

ДЖЕЙН. Моя сестра? Ах, Аделаида и Перси…Его зовут Перси… Конечно, жалко. Но ведь самолёт ждать не будет.

ДЭВЕН. Да, Сидней. Пока долетишь, можно раз пять поужинать.

ДЖЕЙН. Да, ужасно далеко…

Быстро входит Генри. На нём лёгкие брюки и рубашка с короткими рукавами Он несёт плащ, сумку и «дипломат».

ГЕНРИ. Так. Я всё собрал. Ты с Виктором и Бетти разобралась?

ДЖЕЙН. Генри, у нас гость.

ГЕНРИ. Гость? А, такси. Молодчина, быстро.

ДЭВЕН. (встаёт) Вообще-то я из полиции

ГЕНРИ. Из полиции?…

ДЭВЕН. Инспектор Дэвенпорт. Центральный округ. (Даёт удостоверение).

ГЕНРИ. (Изучив его, бодро) Какие проблемы, инспектор?

ДЭВЕН. Вы, как я понимаю, мистер Перкинс? Генри Перкинс?

ГЕНРИ. Он самый.

ДЭВЕН. Сэр, мне необходимо с вами побеседовать.

ГЕНРИ. О чём?

ДЭВЕН. Я бы хотел поговорить наедине. Но я могу подождать, пока уедет сестра вашей супруги.

ГЕНРИ (озадаченно). Сестра моей…

ДЖЕЙН (слабым голосом). Он имеет ввиду Аделаиду…

ГЕНРИ (обалдело). Аделаиду?!

ДЭВЕН. Ну да. Я так понял, что они сейчас уезжают.

ДЖЕЙН. Говоря «они», он имеет ввиду… Аделаиду и Перси…(нервно хихикает) Будут снова ходить вверх ногами.

ГЕНРИ. Кто вверх ногами?…

ДЭВЕН. Ну они же австралийцы. Из Сиднея.

ДЖЕЙН. Спасибо, что принёс их сумку.

ГЕНРИ. Не за что…

ДЖЕЙН. Генри, я думаю, инспектору некогда ждать отъезда Аделаиды и Перси.

ГЕНРИ. Разумеется. Дела полиции – прежде всего. Прошу Вас инспектор.



Звонок в дверь.

ДЖЕЙН. О Боже!

ГЕНРИ. Это такси. Скажи, пусть подождёт.

ДЖЕЙН. Да Билл уже давно приехал.

ГЕНРИ. Билл?! А это кто?

ДЖЕЙН. Водитель такси. И приехал он за Аделаидой и за Перси.

ГЕНРИ. А-а. Ну, да.

ДЖЕЙН. А это, наверное, Виктор и Бетти.

ГЕНРИ. Ну так скажи им, что всё отменяется.

ДЖЕЙН. Генри, я не смогу!

ГЕНРИ. Сможешь.

Звонок в дверь. Джейн вздрагивает.

ДЖЕЙН. Господи!

ДЭВЕН. Сэр, лучше вам самому открыть. Я подожду.

ГЕНРИ. Вы думаете?

ДЭВЕН. Конечно. А пока вы друзей спровадите, уже и родственники ваши готовы будут.

ГЕНРИ. Да, да! Аделаида и Сидней.

ДЭВЕН. Аделаида и Перси из Сиднея.

ГЕНРИ. Ну, да… У меня сегодня голова кругом. Прошу вас, сюда.

ДЭВЕН. Но всё-таки, сэр, попрошу вас не очень долго. Я не могу затягивать расследование.

ГЕНРИ. Разумеется, инспектор.



Дэвенпорт выходит.

ДЖЕЙН. А ты говорил, что он к ним не пойдёт!

ГЕНРИ. Кто?

ДЖЕЙН. Тот, у кого оказался твой «дипломат».

ГЕНРИ. А может это не насчёт «дипломата»!

ДЖЕЙН. А насчёт чего ему ещё с тобой говорить наедине?

ГЕНРИ. Пожалуй, ты права. Нет, я не отдам деньги! Никто не докажет, что это не мои сбережения.

ДЖЕЙН. Сбережения? Миллион семьсот пятьдесят тысяч?!

ГЕНРИ. Да! Я дико экономный.

ДЖЕЙН. Нет, тебе придётся сказать ему правду.

ГЕНРИ. «Правду»? Уж кто бы говорил!.. «Сидней и Перси из Аделаиды»!

ДЖЕЙН. Аделаида и Перси из Сиднея!

ГЕНРИ. Тем более! И кончай пить!

Звонок в дверь.

ДЖЕЙН (вздрагивает). Генри!

ГЕНРИ. Успокойся! Это всего только Виктор и Бетти. (Открывая дверь) Боюсь, друзья, ужин окончен…

Входит Билл.

БИЛЛ Имейте ввиду, у меня там счётчик работает

ГЕНРИ. Счётчик?

БИЛЛ. Таксометр.

ГЕНРИ. А, вы – Бэн.

БИЛЛ. А вы – мистер Перкинс?

ГЕНРИ. Да. Возьмите сумку и подождите в машине.

ДЖЕЙН. Генри, а как же полицейский?

ГЕНРИ. Я с ним разберусь. Ты тоже иди в машину.

БИЛЛ. Да нет, это не она, это сестра её уезжает.

ГЕНРИ. Я хочу, чтобы она проводила свою сестрицу! Идите! Да, постойте. Нам с вами в какой аэропорт?

БИЛЛ. Что?

ГЕНРИ. «Британские авиалинии» на Барселону – из какого аэропорта?

БИЛЛ. Какая ещё Барселона? Её сестра летит в Австралию!

ГЕНРИ. Да-да… Я имел ввиду, сколько туда добираться?

БИЛЛ. Часов, думаю, двадцать.

ГЕНРИ. До аэропорта!

БИЛЛ. При таких пробках – тоже самое.

ГЕНРИ. Ладно, подождите в машине. (Джейн) Иди в машину и жди меня.

ДЖЕЙН. Генри, я не могу. Придётся тебе лететь без меня.

ГЕНРИ. Ещё чего! Давай, иди, собирайся.

ДЖЕЙН. Не могу я вот так – взять и всё бросить. Ты, видно, хочешь меня с ума свести. Пить я из-за тебя уже начала.

ГЕНРИ. Ну, сколько тебе повторять? Завтра утром, мистер Ловчила позвонит ко мне на работу и узнает адрес. А потом нагрянет сюда, и если ты отсюда не уберёшься, он разрежет тебя на куски и закатает в асфальт!

ДЖЕЙН. И виноват в этом будешь ты!



Появляется Дэвенпорт.

ДЭВЕН. Я, конечно, извиняюсь, но у меня нет времени.

ГЕНРИ. Да-да я готов. Прошу вас.

ДЭВЕН. А что, они уже уехали?

ГЕНРИ. Кто?

ДЭВЕН. Сестра вашей супруги и её муж.

ГЕНРИ. А-а… Мистер и миссис Браун… Да нет ещё не совсем…

Звонок в дверь.

ДЖЕЙН. Ой! Генри!

ГЕНРИ. Что это с тобой сегодня? Это же Виктор и Бетти! И ты знаешь, что им сказать. Пойдёмте, инспектор.

Снова звонят в дверь. Генри, жестами показав Джейн, чтобы та поскорей выпроводила гостей уходит вслед за Дэвенпортом. Джейн открывает дверь. Появляется Бетти, в руках – подарок.

БЕТТИ. Извини, мы опоздали.

ДЖЕЙН. Ах, Бетти!

БЕТТИ. Я говорю «мы», потому, что мой безумный муженёк скандалит на улице.

ДЖЕЙН. Скандалит?

БЕТТИ. Он прямо у вашего дома въехал в такси.

ДЖЕЙН. Этого ещё не хватало! Ну и что?

БЕТТИ. Ну, Виктор сказал таксисту, что он не имел права стоять на углу. А тот оказался жутко нервным и обозвал Виктора идиотом. Тогда Виктор сказал, что расквасит ему нос, ну а…

ДЖЕЙН. Бетти, у нас катастрофа. Там полиция.

БЕТТИ. Полиция?!

ДЖЕЙН. Он украл миллион семьсот пятьдесят тысяч фунтов.

БЕТТИ. Кто украл?

ДЖЕЙН. Генри!

БЕТТИ. Генри?! Украл? Миллион… ( разражается хохотом)

ДЖЕЙН. Да –да -да! Клянусь! Он взял чужой «дипломат», увидел деньги, пошёл в пивную и сел на унитаз!

БЕТТИ. Ты уверена, что ничего не пропустила?

ДЖЕЙН. Потом заказал два билета до Барселоны и сказал, что если мне там не понравится, то купит мне Бермуды.

БЕТТИ. Что пила?

ДЖЕЙН. Джин и коньяк. В общем, теперь у него полиция.

БЕТТИ. Ты не бредишь? Чтобы твой Генри украл…



Джейн открывает «дипломат» и показывает Бетти.

БЕТТИ. Вот это да! Ай да, Генри! Ай да, сукин сын!

ДЖЕЙН. Господи, ну скажи – что мне делать?

БЕТТИ. Я бы взяла Бермуды.



Из входной двери вбегает Виктор.

ВИКТОР. Этот мерзавец вызывает полицию!

БЕТТИ. Я так и знала.

ДЖЕЙН. Полицию?

ВИКТОР. Привет, Джейн. Он сказал, ждёт твою сестру, чтобы отвезти её в аэропорт. Дайте выпить.

БЕТТИ. Мне тоже налей. И Джейн.

ВИКТОР. Джейн? Она же не пьёт.

БЕТТИ. Уже пьёт.

ВИКТОР (Джейн). Слушай, я и не знал, что у тебя есть сестра.

ДЖЕЙН. Да нет у меня никакой сестры.

ВИКТОР. Но я же точно слышал: он сказал «сестра».

ДЖЕЙН. Это он нас с Генри ждёт, чтобы отвезти в аэропорт.

ВИКТОР. Вас? В аэропорт? А день рождения? Кстати, где именинник?

БЕТТИ. Пойди и срочно извинись. Сегодня тут уже достаточно полиции.

ВИКТОР. Что значит «уже достаточно»?

БЕТТИ. Там полиция уже допрашивает Генри по поводу кражи.

ВИКТОР. Интересно, что же такое бедняга Генри мог стащить?

БЕТТИ. Миллион семьсот пятьдесят тысяч фунтов.

ВИКТОР. Фунтов чего?

ДЖЕЙН. Стерлингов!

ВИКТОР. Ну-ну. Скажите ещё, что он нашёл их в парке на скамейке.

ДЖЕЙН. Не в парке, а в метро. (Открывает крышку «дипломата»).



Виктор с изумлением смотрит на деньги. Входит Генри. Все бросаются к нему.

ДЖЕЙН. Он тебя арестовал?

БЕТТИ. Тебя посадят?

ВИКТОР. Они что, настоящие?!

ГЕНРИ (выхватывая деньги у Виктора). Зачем ты им сказала?

ДЖЕЙН. Надеялась, что хоть Виктор сумеет тебя образумить.

ГЕНРИ. И прекрати пить, слышишь.

ДЖЕЙН. Перестань! Что он тебе сказал?

ГЕНРИ. Сказал, что его не устраивают мои объяснения.

ДЖЕЙН. Надо было сразу отнести их в Бюро Находок.

ГЕНРИ. Миллион семьсот пятьдесят тысяч?! В Бюро Находок?!

БЕТТИ. А ты скажи ему, что понял, что взял чужой «дипломат», только когда домой пришёл.

ГЕНРИ. Да про деньги он не знает.

БЕТТИ. Как?

ВИКТОР. Не знает?

ГЕНРИ. Нет.

ДЖЕЙН. А какие же твои объяснения его не устраивают?

ГЕНРИ. Насчёт моего поведения в пивной.

ДЖЕЙН. Не понимаю…

ГЕНРИ. У этого инспектора был выходной, и он сидел в той же пивной. А теперь обвиняет меня.

БЕТТИ. Обвиняет? В чём?

ГЕНРИ. В приставаниях.

ВИКТОР. В каких приставаниях?

ГЕНРИ. К мужчинам.

ДЖЕЙН. Какая наглость!

БЕТТИ. А с чего он взял, что ты приставал к мужчинам?

ГЕНРИ. Я вошёл в пивную страшно взвинченный, и он видел, как в течение получаса я трижды бегал в мужской туалет – и с каждым разом возвращался всё более возбуждённый. Он утверждает, что я украдкой бросал страстные взгляды на мужчин, плотоядно облизывался, помигивал, тяжело дышал и при этом у меня текли слюни и тряслись руки.

ДЖЕЙН. А у него бы не тряслись, если б он занимался в туалете тем же, чем ты?

ГЕНРИ. Ну а потом он проследовал за мной от пивной до самого дома.

ВИКТОР. И что же ты ему ответил?

ГЕНРИ. Всё признал.

Все в шоке.

БЕТТИ. Что ты признал?

ГЕНРИ. Всё.

ДЖЕЙН. Ты признал, что приставал к мужчинам?!

ГЕНРИ. Да.

ДЖЕЙН. Зачем?

ГЕНРИ. Чтобы он отвязался. Я должен сегодня попасть в Барселону.

ВИКТОР. В полицию нравов ты попадёшь, вот куда!

ГЕНРИ. Не попаду. (Достаёт деньги) Двадцать тысяч и он ничего не видел.

ДЖЕЙН. Ты с ума сошёл! Это же взятка полицейскому!

ГЕНРИ. Я предложил десять, он захотел тридцать. Сошлись на двадцати.

Уходит с пачкой денег, оставив всех в потрясении.

ВИКТОР. Я должен ещё выпить.

БЕТТИ. Не ты один (Джейн) Будешь?

ДЖЕЙН. Естественно.

БЕТТИ. Всем – двойную.

ДЖЕЙН. Просто не узнаю собственного мужа.

ВИКТОР. Да уж, сюрприз так сюрприз.

Звонок в дверь.

ДЖЕЙН (вскрикивает). О боже! Я сегодня в психушку попаду.

ВИКТОР. Если, это придурок таксист…

БЕТТИ. Виктор, я тебя прошу?



Виктор открывает дверь. Врывается Билл.

БИЛЛ. Идиот! Из-за вас я не могу тронуться с места!

ВИКТОР. Сам виноват, кретин!

БИЛЛ. По правилам парковаться надо!

ДЖЕЙН. А почему вы не можете тронуться?

БИЛЛ. Да потому, что этот тип мне бампер погнул, а тот в колесо упёрся, и теперь машину с места не сдвинуть, понятно?



Стремительно входит Генри.

ГЕНРИ. Представляете, он их пересчитывает! (заметив Билла) А, Бэн.

БИЛЛ. Я Билл.

ГЕНРИ. Ну да. Готовьтесь, Билл, сейчас мы с вами рванём в аэропорт.

БИЛЛ. Никуда мы не рванём. Этот псих мне машину угробил.

ВИКТОР. Сам псих!

ГЕНРИ. Она у вас что, не заводится?

БИЛЛ Она у меня заводится. Она у меня не едет!

БЕТТИ. У него бампер погнулся. Мы вам поможем его отогнуть, так Виктор?

ВИКТОР. Чёрта с два я ему буду помогать. Он на меня в полицию настучал.

ГЕНРИ. В полицию?

БИЛЛ. И настучал бы… Но там всё время занято.

ГЕНРИ (Виктору). Вот, видишь! Прошу тебя.

ВИКТОР (нехотя). Ладно, пошли.

БЕТТИ (Биллу). В душе он добрый.

ВИКТОР. В душе я - псих.



Вместе с Бетти и Биллом идёт к выходу

БИЛЛ А вы скажите своим родственникам, чтоб они поторопились.

ГЕНРИ. Планы меняются. Наши родственники никуда не едут.

БИЛЛ. Как не едут?

ГЕНРИ. Поедут их родственники - то есть мы с миссис Перкинс.

Билл обалдело смотрит на него и выходит.

ГЕНРИ (Джейн). Вот так, моя крошка! И больше никаких возражений!

ДЖЕЙН. Я никак не могу привести мысли в порядок.

ГЕНРИ. В самолёте приведёшь. И хватит пить. (Даёт ей «дипломат») Не выпускай его из рук. Надевай пальто, садись в машину и жди меня.

ДЖЕЙН. А ты?

ГЕНРИ. Посмотрю, пересчитал ли этот взяточник мои деньги.

ДЖЕЙН. Не понимаю, как тебе удалось купить полицейского.

ГЕНРИ. Когда приведёшь мысли в порядок – поймёшь. (выходит).

ДЖЕЙН. Он мне больше нравился, когда был неудачником. ( Она ставит «дипломат» и наливает себе коньячку. Звонок в дверь.) Иду, иду. (Открывает дверь и впускает инспектора Слейтона. На нём плащ, а в руке точно такой же «дипломат», как у Генри).

СЛЕЙ. Миссис Перкинс?

ДЖЕЙН. Да. А что?

СЛЕЙ. Если позволите, я войду?

ДЖЕЙН. А-а… В чём дело? Вы рекламный агент?

СЛЕЙ. Нет, мадам. Я из полиции. Инспектор Слейтон. Южный округ.

ДЖЕЙН. Южный?…

СЛЕЙ. Да, мадам.

ДЖЕЙН. Не центральный?

СЛЕЙ. Южный. Может, вы присядете?

ДЖЕЙН. Я постою. Это касается мистера Перкинса?

СЛЕЙ. К сожалению, мадам. Знаете, вам всё же лучше присесть.

ДЖЕЙН. Так зачем вам нужен мой муж?

СЛЕЙ. Боюсь, у меня для вас скверные новости.

ДЖЕЙН. Говорите.

СЛЕЙ. Вы не обеспокоены тем, что ваш супруг не пришёл домой вовремя?

ДЖЕЙН. Разумеется, я всегда беспокоюсь, когда он задерживается…

СЛЕЙ. У нас есть основания полагать, мадам, что мистер Перкинс мёртв.



Лицо Джейн выражает полное непонимание. Она смотрит на дверь, за которой скрылся Генри и снова смотрит на Слейтона.

ДЖЕЙН. Мистер Перкинс?..

СЛЕЙ. Именно поэтому я здесь. Вам придётся провести опознание тела.

ДЖЕЙН. Нет, погодите… Мой муж… Это какая – то ошибка…

СЛЕЙ. Вот что, миссис Перкинс, давайте-ка я сделаю вам чашку крепкого чая. Где тут у вас кухня?

ДЖЕЙН. Не надо! А почему вы решили, что Генри умер?

СЛЕЙ. Потому что, в его затылок выпустили две пули, а тело бросили в Темзу – возле Южного моста. Но предварительно его связали.

ДЖЕЙН. Связали?

СЛЕЙ. Да. А к ногам привязали груз.

ДЖЕЙН. Так значит, это не несчастный случай?

СЛЕЙ. Увы. Примите мои соболезнования. Я всё же принесу вам чая.

ДЖЕЙН. Какой там чай…

СЛЕЙ. Да, вы правы, при подобных обстоятельствах… Хотите чего-нибудь покрепче?

ДЖЕЙН. Не то слово! И себе налейте.

СЛЕЙ. Не могу – служба.

ДЖЕЙН. Но скажите, почему вы решили, что это тело моего Генри?



Инспектор подаёт ей рюмку и подбирает с пола свой «дипломат».

СЛЕЙ. Документов, удостоверяющих личность, при убитом не было, но в руке он держал свой «дипломат». Скажите, миссис Перкинс, это «дипломат» вашего супруга?



Показывает ей принесённый «дипломат». Джейн украдкой, смотрит на стоящий в углу, принесённый Генри.

ДЖЕЙН. Ну, вообще-то похож…

СЛЕЙ. А вещи мистера Перкинса? (достаёт шарф и пару перчаток).

ДЖЕЙН. Да, это вещи Генри…

СЛЕЙ. Ваш муж служил бухгалтером в компании «Бодли и Крауч»?

ДЖЕЙН. Да.

СЛЕЙ. Здесь документы, служебные письма, квитанции и на всех его имя Записная книжка его?

ДЖЕЙН. Его.

СЛЕЙ. А также недоеденный бутерброд.

ДЖЕЙН. Недоеденный..?

СЛЕЙ. По-моему, это сыр и кетчуп.

ДЖЕЙН. Да, возможно…

СЛЕЙ. Придётся провести официальное опознание.

ДЖЕЙН. Нет-нет, не надо. Я уверена – это сыр и кетчуп.

СЛЕЙ. Опознание тела.

ДЖЕЙН. А-а…

СЛЕЙ. Хотя сомнений почти нет – это мистер Перкинс.

ДЖЕЙН. Да, я понимаю…

СЛЕЙ. Я отвезу вас в морг на моей машине. Тут недалеко. Мне здесь подождать, пока вы оденетесь?

ДЖЕЙН. Нет… Лучше подождите в машине.

СЛЕЙ. Разумеется, я понимаю… У вас в доме ещё кто-то есть?
ДЖЕЙН. Что?

СЛЕЙ. Ну, кто мог бы присмотреть за вами.

ДЖЕЙН. Да, у меня сейчас гостит сестра с мужем.

СЛЕЙ. Значит, о вас есть, кому позаботиться.

ДЖЕЙН. Есть, есть…

СЛЕЙ. Тогда жду в машине.



Он направляется к выходу и тут входит Генри.

ГЕНРИ. Не хватает ста пятидесяти фунтов. (Увидев гостя) Добрый вечер…

ДЖЕЙН. Джентльмен – из полиции.

ГЕНРИ. Из полиции? Центральный округ?

СЛЕЙ. Южный, сэр.

ГЕНРИ. Южный?

СЛЕЙ. Инспектор Слейтон.

ДЖЕЙН. Инспектор принёс ужасное известие. Не, знаю, как я смогу это пережить.

ГЕНРИ. А в чём проблема? Моя фамилия Перкинс.

Джейн роняет рюмку.

СЛЕЙ. Перкинс? Значит, вы – родственник?

ГЕНРИ. Родственник? Чей?

СЛЕЙ. Мистера Генри Перкинса.

ДЖЕЙН. Ну, конечно. Он брат Генри.

ГЕНРИ (тупо). Брат Генри?..

ДЖЕЙН. Да. Брат моего несчастного Генри!

СЛЕЙ. Боюсь, мистер Перкинс, придётся нанести вам тяжёлый удар. (Джейн) Мне ему сказать, или вы сами?

ДЖЕЙН. Кто бы из нас ни сказал, он будет потрясён.

СЛЕЙ. Есть все основания полагать, сэр, что мистер Генри Перкинс мёртв.



Генри пытается осознать услышанное.

ГЕНРИ. Да… Это вы меня и впрямь потрясли.

ДЖЕЙН. Его убили.

ГЕНРИ. Вы уверены?

СЛЕЙ. Это вытекает из обстоятельств дела, сэр.

ДЖЕЙН. Жуткая история.

СЛЕЙ. Его тело нашли в Темзе с двумя пулевыми отверстиями в затылке.

ДЖЕЙН. Руки-ноги у него были связаны, а к ногам ещё привязан груз.

ГЕНРИ. Действительно, история жуткая.

ДЖЕЙН. И ещё при нём был его «дипломат»

ГЕНРИ. Его…что?

СЛЕЙ. Это «дипломат» вашего брата? (показывает свой «дипломат»)

ГЕНРИ. Боже мой?

СЛЕЙ. Теперь необходимо, чтобы миссис Перкинс, как ближайшая родственница покойного, поехала со мной в морг и официально опознала тело.

ГЕНРИ. Так вы говорите, его в Темзу бросили?

СЛЕЙ. Да.

ГЕНРИ. Всё ясно.

ДЖЕЙН. Генри!

ГЕНРИ. Не надо, милая. Не надо звать Генри. Он уже на небесах. Теперь твоей опорой буду я. Ведь я его брат, Фредди. Вы извините мою жену… (осекается, сообразив, что проговорился ) Мою жену…… Женевьеву надо бы разбудить. Что б она поддержала бедную Джейн. Она отдохнуть прилегла перед отъездом. Мы улетаем домой. В Австралию.

СЛЕЙ. Далековато.

ГЕНРИ. Да. В отпуск приезжали. Обстановку сменить. Там-то мы круглый год на ферме, среди овец. А тут у вас в Лондоне хорошо. За целый месяц ни одной овцы не встретили. (Джейн) Бедняга, Генри. Для Женевьевы это будет страшный удар.

ДЖЕЙН. Конечно, Фредди. А нам ещё придётся сообщить Аделаиде и Перси.

ГЕНРИ. Да-да, им тоже. Всей нашей семье придётся испить эту горькую чашу.

ДЭВЕН (входя). Ну, я не понял, мне ждать, или… (Увидев незнакомца) Извините… (Оценив ситуацию ретируется)

ГЕНРИ. Это мой второй брат…

СЛЕЙ. Ещё один?!

ГЕНРИ. Да, старший. Арчи.

ДЖЕЙН. Генри!

ГЕНРИ. Милая, я Фредди. Генри больше нет.

ДЖЕЙН. Господи, что мы будем делать?

ГЕНРИ. Молиться. Молиться за упокой души Генри. Инспектор, подождите, пока она не придёт в себя.

СЛЕЙ. Я понимаю. Жду. (Слейтон, взяв свой «дипломат» выходит).

ДЖЕЙН. Это катастрофа.

ГЕНРИ. Всё наоборот. Это удача.

ДЖЕЙН. Какая удача!

ГЕНРИ. Двойная. Если Генри Перкинс застрелен, связан и утоплен в Лондоне, значит, никому и в голову не придёт, что он наслаждается жизнью в Барселоне.

ДЖЕЙН. А в чём вторая?

ГЕНРИ. А в том, что поскольку на самом деле застрелен, связан и утоплен мистер Ловчила, то он уже не сможет нас преследовать.

ДЖЕЙН. Зато сможет тот, кто его застрелил, связал и утопил.

ГЕНРИ. Ты вечно видишь во всём только плохую сторону. Ладно, сейчас главное спровадить отсюда этого вымогателя, «братишку» Арчи. Ста пятидесяти фунтов ему, видите ли не хватает! А где «дипломат» с деньгами? А, вот…



Звонит телефон. Генри снимает трубку.

Алло. Что-что? Извините, я не понимаю. Не могли бы вы говорить по-английски? Что, что? (вешает трубку) Чушь какую-то бормочет. «Сима Дансик», «Сима Дансик».

ДЖЕЙН. Это же он говорит – чемоданчик.

ГЕНРИ. Что?!

ДЖЕЙН. Чемоданчик. «Дипломат».

Генри потрясён.

ДЖЕЙН. Должно быть, это мистер Мочила.

ГЕНРИ. Кто?

ДЖЕЙН. Ну, который прикончил мистера Ловчилу.

ГЕНРИ. Чёрт! А как он узнал наш номер телефона?

ДЖЕЙН. Да в твоём дурацком «дипломате» нашёл!

ГЕНРИ. Мой же «дипломат» у инспектора Слейтона!

ДЖЕЙН. Ну а до этого? От мистера Ловчилы твой «дипломат» попадает к мистеру Мочиле. Мистер Мочила его открывает, надеясь найти миллион семьсот пятьдесят тысяч, а видит недоеденный бутерброд и твою телефонную книжку! (наливает себе коньячку).

ГЕНРИ. Ты права. Похоже, так оно и было…

Из входной двери появляется Виктор.

ВИКТОР. Порядок. Проблема с бампером решена! Можете ехать.

ГЕНРИ. Отлично. (Джейн) Всё! Едем! (берёт свой «дипломат»),

ДЖЕЙН. Едем! Куда?!

ГЕНРИ. О господи! В аэропорт!

ДЖЕЙН. Не можешь ты сейчас никуда ехать.

ГЕНРИ. Как раз сейчас самое время.

ДЖЕЙН. А этот взяточник? (указывает на дверь, куда ушёл Дэвенпорт). И я не могу. Меня второй полицейский ждёт, чтобы ехать в морг.

ВИКТОР. В какой ещё морг? Какой второй…?

ГЕНРИ. Помолчи! (Джейн) Тем более, мы должны улететь в Барселону. Так. Ты одеваться, а ты отдай этому типу полтораста фунтов. (Суёт Виктору деньги).

ВИКТОР. Ты же, вроде, должен дать ему двадцать тысяч.

ГЕНРИ. Уже. Но там ста пятидесяти не хватает. Отдай и дело с концом.

ДЖЕЙН. А кто же тогда труп опознает?

ВИКТОР. Какой труп?

ДЖЕЙН. Труп мистера Ловчилы со связанными руками и ногами был найден в Темзе возле Южного моста. К ногам покойного был привязан груз. В затылочной части черепа обнаружены два пулевых отверстия.

ГЕНРИ. У тебя что, очередной выпуск новостей? Виктор, отдай ему деньги, потом бери Бетти и как можно скорей, поезжайте домой. И запомни, вас тут сегодня не было, вы ничего не видели и не знаете.

ВИКТОР. Да, объясните вы, наконец…

Звонит телефон. Генри и Джейн застывают.

ГЕНРИ (Виктору страшным шёпотом). Не бери!

ВИКТОР (также шёпотом). Я и не собирался… А ты почему не берёшь?

ДЖЕЙН. Это он!

ВИКТОР. Кто?

ГЕНРИ. Мистер Мочила!

ВИКТОР. А кто это?

ГЕНРИ. Ну, Сима Дансик.

ВИКТОР. Какая Сима?

ДЖЕЙН. Мистер Чемоданчик. Ну, «дипломат»!

ВИКТОР (наконец, сообразив). Чёрт возьми! А как он нашёл ваш телефон?

ГЕНРИ. По моему бутерброду! (Телефон замолкает).

ДЖЕЙН (всхлипывает). Я знала! Знала!

Из входной двери входит Бетти.

БЕТТИ. Ну, что вы копаетесь? Этот Билл там уже бесится. (Смотрит на Джейн) Боже, что случилось?

ВИКТОР. У Джейн истерика.

ГЕНРИ. Напилась!

БЕТТИ. Господи, помилуй!

Снова звонит телефон. Бетти снимает трубку

БЕТТИ. Алло?

ГЕНРИ. Не смей, Бетти!

БЕТТИ. Простите, я не расслышала? Сима Дансик?..



Генри выхватывает у неё трубку и вешает её.

БЕТТИ. Генри! Это невежливо!

ГЕНРИ. А я не собираюсь быть вежливым с мистером Мочилой.

БЕТТИ. Это ещё кто?

ДЖЕЙН. Это тот, который шлёпнул мистера Ловчилу

ВИКТОР. Мистер Сима Дансик.

БЕТТИ. Кто-кто?

ГЕНРИ. Ну, мистер Чима-данчик!

БЕТТИ (осознав, наконец). Чёрт возьми!

Снова звонит телефон. Все замирают.

ДЖЕЙН. Генри, скажи ему, что вернёшь деньги!

ГЕНРИ. Да он мне шею свернёт. Там же на двадцать тысяч меньше.

ДЖЕЙН. Скажи, отдашь их постепенно.

ГЕНРИ. Постепенно – это как? За двадцать лет?

ВИКТОР. Старик, она права. Дело пахнет керосином. Один труп, два полицейских, а теперь ещё этот Сима Дансик.



Генри колеблется, затем снимает трубку и тут же кладёт.

ДЖЕЙН. Генри!

ГЕНРИ. Мне выпал шанс, и я буду драться за него до последнего!

ВИКТОР. Бетти, отдай Генри подарок. Спасибо за приятный вечер и чудный ужин! Идём! (выходит во входную дверь).

ГЕНРИ. Бетти, извини, но вам, действительно, лучше пойти домой.

Снова звонит телефон. Все застывают. Появляется Дэвенпорт.

ДЭВЕН. Мистер Перкинс, я хочу, наконец, понять вы собираетесь отдавать остаток благотворительного взноса?!

ГЕНРИ. Да-да, конечно! Чёрт! Он же унёс деньги! Подождите. Я сейчас.

Он бросается вслед за Виктором, но сталкивается с Биллом.

БИЛЛ. Тут сегодня хоть кто-нибудь поедет в аэропорт?

ГЕНРИ (Дэвенпорту). Это Билл. Ну, как мотор – хорошо работает?

БИЛЛ. Мотор хорошо, а счётчик – ещё лучше. Так кто поедет – вы, ваша законная, или, вот этот, который только что выскочил?

ДЖЕЙН. Никто не поедет!

БИЛЛ. Как никто?! Да вы что?


ГЕНРИ. Поедут, поедут. Мистер и миссис Браун

БИЛЛ. Мистер и миссис Браун?

ГЕНРИ. Да.

БИЛЛ. А это ещё кто?

ГЕНРИ. Наши родственники.

БИЛЛ. Это которые из Австралии? Так значит, всё-таки не вы поедете?

ГЕНРИ. Нет! Подождите за дверью.

БИЛЛ. А сколько ещё ждать?

ГЕНРИ. Столько, сколько нужно!

БИЛЛ. Я тут торчать до утра не собираюсь. Если, через пять минут никто не выйдет – я уезжаю!

ГЕНРИ. Мистер и миссис Браун сейчас выйдут. Отнесите. (Даёт ему сумку).

БИЛЛ. Это что, все их вещи?

ГЕНРИ. Все, все.

БИЛЛ. Ну, тогда, значит ваши родственники – нудисты. (Выходит)

ГЕНРИ. Нахал!

ДЭВЕН. Зато, не дурак. Согласитесь, два человека летят через полпланеты и всего одна сумочка. (Джейн) А может, ваши мистер и миссис Браун и впрямь нудисты?

ДЖЕЙН (пытается пошутить). Конечно, когда разденутся.

ДЭВЕН. А у меня создалось впечатление, что это вы с женой решили внезапно уехать за границу.

ГЕНРИ. Мы?! Нет! Мы никуда не едем. А вот мистер и миссис Браун улетают. В Австралию. Возвращаются на свою ферму к овечкам!

ДЭВЕН. Ну и где же они? Ваши родственники?

ГЕНРИ. Аделаида и Перси?…Как где?…

БЕТТИ. Аделаида, сестра Джейн из Австралии, это – я, инспектор.



Джейн истерически вскрикнув, убегает. Остальные в оцепенении.

ГЕНРИ. Вот так она сегодня весь вечер. Нервничает, что она уезжает.

ДЭВЕН. Да, да… Ну а, как насчёт мистера Брауна?

С улицы входит Виктор.

ВИКТОР (Бетти). Ну, сколько мне тебя ещё ждать?

БЕТТИ. Перси, дорогой, а мы тут как раз о тебе говорили.

ВИКТОР. Обо мне?

ГЕНРИ. Да. Вот этот джентльмен интересовался тобой.

ВИКТОР. Чего это?

ГЕНРИ. Он сомневался в твоём существовании.

Генри достаёт из кармана Виктора деньги и отдаёт Дэвенпорту.

ГЕНРИ. Всё, дефицит покрыт, так что, счастливо и будьте здоровы.

ДЭВЕН. Знакомство с такими людьми, как вы, обогащает.

ВИКТОР. Это уж точно.

ДЭВЕН. (Виктору) Думаю, овечки будут рады вашему возвращению.

БЕТТИ (вслед ему). Аккуратно там через дорогу!



Дэвенпорт уходит.

ГЕНРИ. Убрался, слава тебе господи!

ВИКТОР. Может, я выйду и снова войду? А то я с первого раза ничего не понял?

ГЕНРИ. Нечего тебе понимать! Бетти, забери его домой!

ВИКТОР. Да, пойдём, Бетти, пока мы тут окончательно не свихнулись.

Нетвёрдой походкой с пледом в руках входит Джейн.

ГЕНРИ. Джейн! Ты куда в таком виде?

ДЖЕЙН. За молоком и аспирином.

БЕТТИ. Ей же будет плохо! Она весь вечер пила!

ДЖЕЙН. И поэтому я ложусь в постель.

ГЕНРИ. Джейн, у тебя только два пути и оба - не в постель.

ДЖЕЙН. Интересно, какие?

ГЕНРИ. Один - в Барселону, другой – с полицейским к трупу!

ВИКТОР. Из этого дома на минуту выйдешь – и возвращаешься в психушку

ГЕНРИ. Виктор, прошу тебя, иди домой.

ДЖЕЙН. Правильно. Все – по домам. День рождения окончен.

БЕТТИ. Джейн, ты уже совсем плывёшь.

ДЖЕЙН. Уже приплыла и буду спать. (Укладывается)

ГЕНРИ (вырывая у неё плед). Ты будешь спать в Испании!

ДЖЕЙН. Я привыкла спать дома (выходит).

БЕТТИ. Джейн! (выскакивает следом за Джейн)

ВИКТОР. Похоже, она не поедет.

ГЕНРИ. Поедет! Виктор, пойди, посмотри, не уехал ли таксист.

ВИКТОР. Нет. Я забираю Бетти и еду с ней домой.

ГЕНРИ. Я схожу за Бетти, а ты иди к Бену

ВИКТОР. Он не Бен, а Билл.

ГЕНРИ. Тем более. (Усаживает его на диван, кладёт ему на колени «дипломат» и открывает его). Дай ему полсотни и скажи, чтобы не смел уезжать.



В дверях появляется Дэвенпорт.

ДЭВЕН. Мистер Перкинс, можно?



Генри моментально захлопывает крышку «дипломата», хватает плед и набрасывает его на себя и Виктора так, что снаружи остаются только головы. Вошедший инспектор с изумлением видит Генри и Виктора под одеялом.

ГЕНРИ. Инспектор, вы вернулись?…

ДЭВЕН. Да…

ГЕНРИ. А мы вот тут сидим… решили отдохнуть, правда, Перси?

ВИКТОР. Да. Просто сидим… Отдыхаем… Перед Австралией.

ДЭВЕН. Под одеялом?

ГЕНРИ. А что? Может нам холодно!

ДЭВЕН. Понятно. (С нехорошей улыбкой подсаживается к ним)

ВИКТОР. Что понятно?! Что понятно?! А вот мне ничего не понятно!

ГЕНРИ. И мне, тоже. (Сбрасывает одеяло) Что вам угодно, инспектор?

ДЭВЕН. Вообще-то я вернулся сказать насчёт таксиста.

ГЕНРИ. Насчёт Бена?

ВИКТОР. Он Билл.

ГЕНРИ. Неважно. А что случилось?

ДЭВЕН. Умчался ваш Билл.

ГЕНРИ. Уехал?!

ДЭВЕН. Сказал, что вы ему все кишки вымотали.

ГЕНРИ. Вот, мерзавец!

ДЭВЕН (Виктору). И сумку вашу прямо на тротуаре оставил.

ВИКТОР. Какую ещё сумку?

ГЕНРИ. Ну, твою! Дорожную! В которой ты свой бумеранг держишь.

ВИКТОР (обречённо). Ах, эту…

ДЭВЕН. Ну да, вы же налегке путешествуете. Вы ведь с вашей супругой нудисты.

ВИКТОР. Кто нудисты?…

ДЭВЕН. Так что заберите свою сумочку и привет овечкам.

Погрозив им пальчиком, он выходит

ВИКТОР. Чёрт бы, тебя подрал!

ГЕНРИ. Заткнись! Могло быть хуже.

ВИКТОР. Хуже? Он же принял меня за извращенца!

ГЕНРИ. Скажи спасибо, что он и с тебя не стал требовать компенсации! Так. Всё. Здесь нам точно больше оставаться нельзя. Поэтому, я беру Джейн и ухожу с ней через чёрный ход, а ты хватай Бетти, садитесь в машину - и домой… (оба уходят).
ЗАНАВЕС.
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
Там же в следующий момент. Входят Виктор и Бетти.

ВИКТОР. Нам с тобой в это лезть незачем. Это касается только Генри и мистера Мочилы.

БЕТТИ. Это ж надо так наклюкаться. Я её такой никогда не видела. Свалилась просто, как бревно.

ВИКТОР. Надо было отобрать у неё коньяк.

БЕТТИ. Она уже перешла на шерри.

ВИКТОР. Сумасшедшая!

БЕТТИ. Говорит, никуда не полечу! Ни в Барселону, никуда! Чокнутая!

ВИКТОР. Зато я полечу – прямо в полицию нравов.

БЕТТИ. В полицию нравов?

ВИКТОР. Ну да. Этот взяточник – полицейский застал нас с Генри под одеялом

БЕТТИ. Боже мой?

ГЕНРИ (вбегает). Слава богу, вы ещё здесь! Виктор! Дай мне ключи от твоей машины.

ВИКТОР. От моей машины! Зачем это?

ГЕНРИ. Доехать до аэропорта. Ты что, не слышал? Наш таксист удрал.

ВИКТОР. Не дам я тебе машину. Она мне очень дорога.

ГЕНРИ. Пять тысяч!

БЕТТИ. Десять!

ГЕНРИ. Два дня назад он мне говорил, что оценщик не давал ему и пяти!

ВИКТОР. За два дня цены подскочили!

ГЕНРИ. Хорошо. Семь с половиной.

ВИКТОР. Договорились.

Генри намеривается открыть «дипломат». Входит Слейтон. Генри мгновенно захлопывает «дипломат».

СЛЕЙ. Прошу прощения, но вы сказали, что миссис Перкинс вот-вот выйдет…

ГЕНРИ. Сейчас, сейчас, инспектор. Просто она ещё не совсем готова…

СЛЕЙ. Ну, так поторопите, вашу свояченицу?

БЕТТИ. Я пойду, потороплю Джейн?

ГЕНРИ. Конечно, Аделаида! Замечательная мысль!

ВИКТОР. Аделаида?

ГЕНРИ (со значением). Аделаида!

СЛЕЙ. Так, значит, вы и есть сестра миссис Перкинс?

БЕТТИ. А кто же ещё?!

ВИКТОР. Сестра?

СЛЕЙ. Да-да, конечно. (Виктору) Ну, а вы, стало быть, супруг сестры?

ВИКТОР. Ну, стало быть, супруг…

БЕТТИ. Естественно. Мой муж и я, мы из Австралии. (Выходит)

СЛЕЙ. Вот это совпадение.

ВИКТОР. Вы что, тоже из Австралии?

ГЕНРИ. Это я тоже из Австралии.

ВИКТОР (совершенно сбит с толку). Ты?!

ГЕНРИ. А то ты не знаешь, что я из Австралии! И я, и моя жена!

ВИКТОР. Твоя жена? А, ну да. Твоя жена…Дж…

ГЕНРИ. Женевьева!

ВИКТОР. Ну я и говорю… Д..женевьева…

ГЕНРИ. Перси женат на сестре жены моего брата.

ВИКТОР. Подожди, подожди! Я хотел бы уточнить насчёт…

ГЕНРИ. Потом, Перси, потом. Пойди лучше помоги Аделаиде.

СЛЕЙ. (Генри). Скажите, а он уже в курсе?

ГЕНРИ. В курсе, в курсе! Я ему сообщил. Иди, иди.

ВИКТОР. Что ты мне сообщил?

СЛЕЙ. Что Генри Перкинс мёртв.

ВИКТОР (пауза). Мёртв? Это, в каком смысле?

СЛЕЙ. Вы же сказали, что сообщили.

ГЕНРИ. Сообщил, но не до конца. Я не вдавался в детали. Намекнул только, что Генри неважно выглядит.

СЛЕЙ. А-а… (Виктору) Его тело было найдено возле Южного моста.

ВИКТОР. Возле Южного…моста…

СЛЕЙ. В Темзе. Он был связан и застрелен.

ВИКТОР (сообразив, наконец). Ах, связан и застрелен…

ГЕНРИ. Вот именно.

ВИКТОР. Так вот почему он неважно выглядит.

ГЕНРИ. Понимаешь Перси, Генри опознали только потому, что при нём был его чемоданчик. (Показывает на «дипломат», который держит Слейтон).

ВИКТОР. Чемоданчик?

ГЕНРИ. Чемоданчик. Всё, что у него было с собой, это деловые бумаги, записная книжка и недоеденный бутерброд.

ВИКТОР. Ну да. Конечно! Ясное дело. Какой кошмар. Бедняжка Джейн. Она, должно быть, убита горем?

ГЕНРИ. Ещё бы.

СЛЕЙ. К счастью, возле неё оказался родственник её мужа. (Показывает на Генри).

ВИКТОР. А я думал, что родственник её мужа - это я.

ГЕНРИ. Ну, конечно, и ты! Только по другой линии. Ты – муж её сестры Аделаиды, то есть, ты – зять Джейн, а я брат её мужа Генри, то есть, я её деверь. У Джейн – два близких родственника. Один. Перси, то есть он. Второй – Фредди, то есть я.

СЛЕЙ. А как же, Арчи?

ГЕНРИ. Да… (Виктору) Про Арчи я, как-то, забыл…

ВИКТОР. Про Арчи?…

СЛЕЙ. А этот Арчи, он что, тоже из Австралии?

ГЕНРИ. Да нет, что вы. Он… Перси, откуда он?

ВИКТОР. Из этого, как его…из… Манчестера.

ГЕНРИ. Да, Манчестера. Но он не такой близкий, как мы с Перси. Арчи у нас торговый агент, всё время в разъездах…

СЛЕЙ. Понятно. Разъезды… Какая уж тут близость.

ГЕНРИ. Вот и сейчас Арчи уже уехал.

ВИКТОР. В Манчестер.

ГЕНРИ. А не в Ливерпуль?

ВИКТОР. Нет, в Манчестер

ДЭВЕН. (входя) А вот и я!

ГЕНРИ. Вернулся? Надо же. Смотри, Перси, он вернулся!

ДЭВЕН. Честно говоря, ну не могу я вот так взять и уехать от вас.

ГЕНРИ. Конечно, не можешь! Мы тебя понимаем.Скажи, Перси.

ВИКТОР. Естественно! Взял и вернулся. Честно говоря, мы тебя не ждали, Арчи.

ДЭВЕН. (насторожившись) Простите, как вы сказали?

ВИКТОР. Я сказал, Арчи, что мы тебя не ждали.

СЛЕЙ. Вернулся – значит, всё-таки, близкий.

ГЕНРИ. Арчи! Ты же ещё не знаком с этим джентльменом.

ДЭВЕН. Ещё не знаком.

ГЕНРИ. Вот и познакомься. Это мистер Слейтон. Из полиции.

ДЭВЕН. (настороженно) Из полиции?

СЛЕЙ. Да. Южный округ.

ДЭВЕН. Южный…(протягивает руку) Арчи Перкинс.

ГЕНРИ. Мой старший брат.

ДЭВЕН (усмехаясь). Его старший брат.

ГЕНРИ. И деверь его жены. (Показывая на Виктора)

ДЭВЕН. Старший деверь!

СЛЕЙ. Это хорошо, что вся ваша семья собралась.

ГЕНРИ. А как же иначе? Но ведь ты, Арчи, хотел уехать.

ВИКТОР. Да. В Манчестер.

ДЭВЕН. Хотел. Но мне у вас, так понравилось, что я подумал - лучше остаться с вами.

ГЕНРИ. О, в этом вовсе нет нужды. Скажи, Перси.

ВИКТОР. Конечно, Фредди. Ровно никакой.

ГЕНРИ. Давай–давай, Арчи, ты должен успеть на поезд. А при следующей встрече я тебе возмещу все расходы.

ДЭВЕН. Да вообще – то я не очень тороплюсь…Фредди. У меня же сейчас, как ты знаешь, - выходные дни.

СЛЕЙ. К тому же, он, наверно, захочет остаться и на похороны.

ДЭВЕН. (радостно) А, так у нас намечаются похороны!?

СЛЕЙ. А разве, сэр, вам ещё не сообщили?

ДЭВЕН. Так, в общих чертах… В детали – то они не вдавались.

ВИКТОР. Видимо, Фредди ему тоже сказал, что Генри неважно выглядит.

ГЕНРИ. Так вот, Арчи, если в деталях, то новости скверные. Наш бедный Генри – умер.

ДЭВЕН. (с фальшивым ужасом) Не может быть!

ВИКТОР. Его утопили.

СЛЕЙ. Да. Тело вашего брата Генри Перкинса найдено в Темзе возле Южного моста. Смерть наступила от двух выстрелов в затылок. И я жду миссис Перкинс, чтобы поехать в морг на опознание.

ГЕНРИ. Ну что, Арчи, теперь ты, разумеется, останешься на похороны?

ДЭВЕН. Конечно, Фредди. Как же я могу их пропустить?

ГЕНРИ. Ясно. Ну, что ж. Тогда так. Я сейчас отправлю инспектора и Джейн в морг, а вы пока, с Перси, прикиньте на какую сумму ты можешь рассчитывать по завещанию бедного Генри.

ДЭВЕН. Я думаю, это хорошая, конструктивная идея, правда, Перси?

ВИКТОР. Ещё бы…

ДЭВЕН. Идём, брат. Надо прояснить кое–какие тёмные места. (Выходят)

ГЕНРИ. Так, теперь разберёмся с поездкой в морг. Джейн!

ДЖЕЙН (входит, в состоянии пьяного возбуждения). Ну, что, Джейн?!

ГЕНРИ. Я прошу тебя, возьми себя в руки.

ДЖЕЙН. Я ложусь спать.

СЛЕЙ. Ложитесь спать?!

ГЕНРИ. Никуда ты не ложишься. Ты уезжаешь… в морг… с инспектором.

СЛЕЙ. Для морга ей стоило бы переодеться…

ДЖЕЙН. А мне плевать! Я не еду, я иду спать, но не с инспектором, а с аспирином. (Направляется в спальню)

БЕТТИ. Джейн! Так нельзя…это же полиция… (идёт следом за ней) В конце концов, Генри нуждается в тебе!

ДЖЕЙН. Чихала я на Генри! (уходит.)

ГЕНРИ. Джейн, я прошу тебя…



Он тоже идёт следом. Звонит телефон. Генри застывает, смотрит на аппарат, но не берёт его.

СЛЕЙ Вы не хотите снять трубку?

ГЕНРИ. Ошиблись номером.

СЛЕЙ. Откуда вы знаете?

ГЕНРИ. По звонку слышу. Не верите? Убедитесь сами…

СЛЕЙ. Алло?… Кто вам нужен? Сима Дансик? Нет, нет. Не туда попали. (Кладёт телефон) Вы были правы.

ГЕНРИ. Я же говорил. Инспектор, я пойду за миссис Перкинс, а вы пока погуляйте на улице. Мы скоро. Обещаю вам.

СЛЕЙ. Да, поторопите её. Нам уже давно пора быть в морге.

ГЕНРИ. Инспектор, вы нас извините. Она сейчас во власти эмоций и её… можно понять.

СЛЕЙ. Да я, понимаю… Может, ей вызвать врача?

ГЕНРИ. Нет- нет, это лишнее. Тут и так уже много народу.

Он выпроваживает Слейтона., появляется Виктор.

ВИКТОР. Генри!

ГЕНРИ. Генри – в морге Южной больницы. А здесь Фредди.

ВИКТОР. Но здесь же никого нет.

ГЕНРИ. Ладно. Что случилось?

ВИКТОР. Генри, это будет стоить тебе ещё двадцать тысяч.

ГЕНРИ. Двадцать?!

ВИКТОР. Да. Десять тысяч – за то, что он будет молчать насчёт Генри, Перси, Фредди и Арчи…

ГЕНРИ. Вот гад! А ещё десять?

ВИКТОР. По пять с каждого из нас, чтобы он молчал насчёт наших игр под одеялом.

ГЕНРИ. А вот это уже наглость! Почему я должен платить и за тебя?!

Бетти в возбуждении выходит от Джейн.

БЕТТИ. Генри, она заперлась в туалете!

ВИКТОР. Ты права. Чокнутая!

БЕТТИ. Включила там радио на полную громкость и не отзывается.

ГЕНРИ. Она сегодня с ума сошла. Ладно, сперва расплатимся с этим хапугой. (берёт «дипломат», намереваясь открыть его).

СЛЕЙ. (входя) Мистер Перкинс! Мне тут мысль пришла.

ГЕНРИ (моментально прячет «дипломат»). Интересно, какая?

СЛЕЙ. В принципе, для этого не обязательно нужна именно миссис Перкинс.

ГЕНРИ. Для чего - для этого?

СЛЕЙ. Для опознания тела. По закону, если физическое, или моральное состояние супруга не позволяет этого сделать, опознание может провести любой близкий родственник. Хотя бы вы.

ГЕНРИ. Я?! Да вы что?! Я ни за что не смогу этого сделать.

СЛЕЙ. Ну, тогда другой близкий родственник.



Все переглядываются и останавливают взгляды на Викторе.

ВИКТОР. Ну уж нет! Только не я!

ГЕНРИ. Перси, это очень хороший вариант.

ВИКТОР. Я не могу.

ГЕНРИ. Ну почему?

ВИКТОР. Мы же через пять минут улетаем в Австралию

ГЕНРИ. Следующим рейсом полетите!

ВИКТОР. Нет, нет! Чтоб я опознал в этом трупе Генри? Ни за что!

БЕТТИ. Перси! А, по–моему это совсем неплохое предложение. Тебе хорошо заплатят.

СЛЕЙ. Заплатят? Что вы, миссис, за это никакой платы не положено.

ГЕНРИ. А вот Перси, могут заплатить. Покрыть его, так сказать, издержки.

СЛЕЙ. Да какие издержки! Ему только до больницы доехать.

ГЕНРИ. Да. До больницы. Но из Австралии! Инспектор, позвольте нам обсудить эту проблему в семейном кругу? Он поедет.

СЛЕЙ. Ну, хорошо. Даю вам пять минут. Через пять минут, мистер Браун вы выходите, садитесь в мою машину и едете в морг. (выходит).

ГЕНРИ. Виктор, Я прошу тебя, съезди в морг!

ВИКТОР. Да ни за что!

БЕТТИ. Виктор, почему ты не хочешь? Генри сказал, что заплатит тебе!

ГЕНРИ. Конечно заплачу! Наличными.

БЕТТИ. Дело не в том – как, заплатишь, а в том – сколько.

ГЕНРИ. Десять.

БЕТТИ. Тридцать!

ГЕНРИ. Двадцать.

ВИКТОР. Двадцать две… с половиной!

ГЕНРИ. Договорились. (Берёт «дипломат») Бетти, пока мы тут занимаемся расчётами, иди и притащи сюда Джейн.

БЕТТИ. Она же заперлась в туалете.

ГЕНРИ. Ну так выломай дверь!

БЕТТИ. Нет, ты серьёзно? С удовольствием. (убегает)

ДЭВЕН. (выходя, решительно) Ну, что? Вы решили? А то я, что-то слишком долго жду!

ГЕНРИ. Да, да. Просто мы обсуждали тут один вопрос. (Виктору) Ты, кажется, сказал двадцать тысяч? (отсчитывает деньги)

ВИКТОР. Это не я сказал. Это он.

ДЭВЕН. Всё верно.

ГЕНРИ. Держите.

ДЭВЕН. Хочу сказать, мистер Перкинс, что иметь с вами дело было весьма приятно. (пересчитывает деньги)

ГЕНРИ. Я счастлив.

ДЭВЕН. Мне тут Перси сказал, что вы в Барселону собираетесь.

ГЕНРИ. Ему бы лучше держать свой язык за зубами.

ДЭВЕН. В Испании вам понравится. Будете чувствовать себя, как дома.

ГЕНРИ. Что, полно англичан?

ДЭВЕН. Нет. Жуликов. Счастливо оставаться.(ухмыльнувшись, уходит).

ГЕНРИ. Там жулики, тут полиция. Неизвестно, что хуже.

ВИКТОР. А мне?

ГЕНРИ. Ах, да-да.

ВИКТОР. Двадцать две с половиной за опознание трупа и семь пятьсот за машину. Итого тридцать.

ГЕНРИ. Знаю… Как ты можешь брать деньги за помощь другу?

ВИКТОР. А я не как с друга, а как с родственника.

ГЕНРИ (отдаёт деньги). Давай ключи. Отлично! А теперь иди, садись в машину инспектора и поезжай в морг.



Бетти насильно тащит Джейн. Та усиленно сопротивляется

ДЖЕЙН. Виктор, я хочу, чтоб ты знал. Твоя жена сломала дверь в нашей ванной и оскорбила меня действием.

ГЕНРИ. Одевайся. Ты летишь в Барселону.

ДЖЕЙН. Не хочу я в Бра… се…Я её даже не выговариваю.

ГЕНРИ. Ладно, давай так. Оденешься по дороге, в машине Виктора.

ДЖЕЙН. Почему в машине Виктора?

ГЕНРИ. Потому что, за тридцать тысяч фунтов, в морг поедет Виктор! Виктор, почему ты ещё здесь?! Чем ты занят?

ВИКТОР. Проверяю, не обсчитал ли ты меня.

ДЖЕЙН. Вот и чудно. Виктор - в морг, Генри в Барселону, а я в постель.

ГЕНРИ. Джейн, надевай пальто, я тебя умоляю!

ДЖЕЙН. Ну почему никто меня не слышит?

ГЕНРИ. Давай мы обсудим это в самолёте!

ДЖЕЙН. Я не желаю до конца своих дней болтаться в Барселоне под именем миссис Сима Дансик!

ГЕНРИ. Всё ты меня достала. Я лечу один. Без тебя. Понятно?! Один!

ДЖЕЙН. Ничего, быстренько найдёшь там себе какую–нибудь… сеньору…

ГЕНРИ. А что, думаешь, не найду? Да любая другая была бы счастлива полететь со мной в Барселону и начать новую жизнь.

ДЖЕЙН. Хоть одну назови!

ГЕНРИ. Да тысячи!

ДЖЕЙН. Ну, хоть одно имя?

БЕТТИ (поднимая руку). Бетти Джонсон!



Все обалдело смотрят на Бетти.

ВИКТОР. Что–что? Я не понял…

ДЖЕЙН. Бетти!..

БЕТТИ. А что? Да! Если Генри возьмёт меня с собой,…я готова.

ДЖЕЙН. Генри, пусть она сейчас же уберётся отсюда! Скажи ей!

ГЕНРИ. Бетти, ты сейчас же уберёшься отсюда. Со мной. В Барселону!

БЕТТИ. Виктор, ты всё понял?

ВИКТОР. Не до конца…

ДЖЕЙН. Минуточку! А я?

ГЕНРИ. Что ты? Ты ж никуда не едешь. Ты ложишься спать. Идём Бетти.

ДЖЕЙН. Погодите! Постойте! Я…Я же… Мне же…и тут нельзя оставаться. Ведь завтра утром сюда нагрянет мистер Мочила.

ГЕНРИ. А у меня впечатление, что ты просто жаждешь с ним познакомиться. Так что, не знаю, что тебе предложить.

БЕТТИ. Есть выход.

ДЖЕЙН. Какой? .

БЕТТИ. Ты уедешь отсюда, и будешь жить с Виктором. В нашем доме.

ВИКТОР. Постой…

БЕТТИ (Генри). Там она будет в безопасности.

ВИКТОР. Постой, постой…

ГЕНРИ. Бетти, ты гений! (целует её)

ВИКТОР. Минуточку! Вы ещё не в Барселоне!

ГЕНРИ. Виктор, я буду спокойнее, зная, что ты рядом.

ВИКТОР. Но я не согласен!

БЕТТИ. Виктор, перестань. Ты же современный мужик!

ВИКТОР. Да я современный…

ГЕНРИ. Спасибо тебе.

ВИКТОР. Не за что.

БЕТТИ (Виктору). Иди. Тебя ждёт инспектор, а нас, с Генри, Барселона.

ГЕНРИ. Ты права! И всем надо спешить. (он берёт «дипломат» и собирается идти) Да, Бетти, у тебя паспорт при себе?

БЕТТИ. Нет, дома.

ГЕНРИ. Заедем за ним по пути в аэропорт.

БЕТТИ. Заодно и Джейн забросим. Так что, одевайся.

Входит Билл.

БИЛЛ. Ну что, никак вы готовы?

ГЕНРИ. А нам сказали, что вы умчались.

БИЛЛ. Умчался. А потом, как глянул на счётчик…А там тридцать четыре фунта! Значит, я везу в аэропорт мистера и миссис Браун? Верно?

ГЕНРИ. Нет. В аэропорт поеду я.

БИЛЛ. Вы?! Ну ладно, поехали.

ГЕНРИ. Нет, я поеду в машине мистера Джонсона. А вы отвезёте миссис Перкинс.

БИЛЛ. В аэропорт?

ГЕНРИ. Нет. На Клапхем Роуд. Домой к миссис Джонсон.

БИЛЛ. Погодите. Значит, вы едете в аэропорт, а ваша жена поедет к миссис Джонсон?

ДЖЕЙН. Да, Билл. Теперь я там живу. Бетти, а где у тебя там ночная пижама

БЕТТИ. Я сплю без пижамы.

ДЖЕЙН. Правда? Это интересно. Генри, ты слышишь? К тому же, большая экономия. (уходит)

БИЛЛ (Бетти). Итак, я везу вас и миссис Перкинс к вам домой? Верно?

БЕТТИ. Нет. К нам домой едет миссис Перкинс. А я лечу в Барселону!

БИЛЛ. В Барселону?!

БЕТТИ. Да!

БИЛЛ. А-а, понял. (Виктору) Значит вы с вашей супругой тоже отправляетесь в Барселону?

ВИКТОР. Нет. В Барселону отправляется моя жена. А я отправляюсь в морг.

БИЛЛ. В морг?!…(смотрит на Генри) А вы?

ГЕНРИ. А я – в Барселону!

БИЛЛ. С женой этого парня?

ГЕНРИ. Именно. (Даёт ему сумку) Идите в машину!

БИЛЛ (направляясь к выходу). Молодцы. Красиво. А как же это я прозевал эту сексуальную революцию. (Выходит).

ГЕНРИ. Ну, всё, давайте по машинам.

БЕТТИ. Я готова!

ГЕНРИ. Джейн, у нас у всех времени в обрез! Виктор, ты поедешь, наконец, в свой морг?!

БЕТТИ. Между прочим, ты получил за это деньги.

ГЕНРИ. И немалые!

ВИКТОР. Ну что ж. В морг, так в морг. В конце концов, это не худшее место на земле.



В дверях разгневанный Слейтон со своим «дипломатом»

СЛЕЙ. Послушайте, мистер Браун! (после паузы) Мистер Браун…

ГЕНРИ (Виктору). Перси, это к тебе обращается инспектор.

ВИКТОР. Да-да. Слушаю вас.

СЛЕЙ. Я, кажется, дал вам пять минут.

ВИКТОР. Да я уже собирался выйти…

СЛЕЙ. Слишком долго собирались. С меня довольно, чёрт возьми! Вас, мистер Браун я больше ждать, не намерен.

ВИКТОР. Всё, всё, я иду!

СЛЕЙ. Поздно! Где ваша свояченица?

ВИКТОР. Розалинда? В Эдинбурге… А что?

БЕТТИ. Он про Джейн спрашивает.

СЛЕЙ. Да-да, про Джейн! Про сестрицу вашу! Про эту вдову-алкоголичку, которая поедет со мной на опознание трупа, хочет она того или нет.

ВИКТОР. Не надо с ней! Лучше со мной! Я очень хорошо опознаю трупы.

ГЕНРИ. К тому же, миссис Перкинс, ещё не готова.

СЛЕЙ. Плевать мне на это! Идите и скажите, что она едет со мной в морг! И немедленно!

ГЕНРИ. Инспектор, да вы присядьте. У вас сегодня трудный день…

СЛЕЙ. Я не хочу присаживаться! Я хочу взять миссис Перкинс, выйти из этого дома и отправиться в морг.

ГЕНРИ. Просто я хотел предложить вам чаю…

СЛЕЙ. Не надо мне никакого чая. В морг поедет миссис Перкинс! И если, при виде убитого она захочет устроить истерику, то это её личное дело! Скажите своей сестрице, чтобы через минуту она сидела в моей машине, иначе, я её арестую!

ВИКТОР. Но миссис Перкинс не в состоянии…

СЛЕЙ. Умолкните! Закройте рот и уматывайте отсюда в Австралию! К своим баранам!

Он машинально берёт не тот «дипломат» и решительно выходит.

БЕТТИ. А поначалу казался таким вежливым.

ГЕНРИ. Виктор, беги за ним, садись в машину и скажи, что не выйдешь из неё, пока не окажешься в морге. (Выталкивает его за дверь). Джейн, всё мы уезжаем! (Бетти) Мы выйдем через чёрный ход.

Появляется Джейн. Она уже одета к отъезду.

ГЕНРИ. Слава богу. У нас сорок пять минут до регистрации.

ДЖЕЙН. Подождите. Я подумала, что при данной ситуации это несправедливо.

ГЕНРИ. Что это?

ДЖЕЙН. Нам надо поделить деньги.

ГЕНРИ. Как поделить?

ДЖЕЙН. Очень просто. Поровну. Половину – вам с Бетти, половину нам с Виктором. Пятьдесят на пятьдесят.

БЕТТИ. Ты же не хотела брать эти нечестные деньги

ДЖЕЙН. Это когда он хотел ехать со мной. А теперь… раз он едет с тобой, очень даже хочу!

БЕТТИ. Я не согласна!

ГЕНРИ. Бетти, пожалуй, это будет честно…

БЕТТИ. Ты так считаешь? Ну ладно, только ради бога, быстрее. А то мы опоздаем на самолёт в Барселону!



Генри садиться, открывает «дипломат» и застывает в безмолвии.

ГЕНРИ. Мама! (снова смотрит и через паузу вопит) Мама!

ДЖЕЙН. Господи!

БЕТТИ. Генри, что случилось?!

ГЕНРИ. Бутербродика никто не хочет?!

БЕТТИ. Какого бутербродика?

ГЕНРИ. С сыром.

ДЖЕЙН. (Потрясённо) Это что, твой «дипломат»?!

БЕТТИ. Господи, да что, случилось?

ГЕНРИ. Что случилось? А то, что твой муженёк уехал отсюда с инспектором Слейтоном, у которого в руке «дипломат», где лежит миллион семьсот пятьдесят тысяч фунтов!

БЕТТИ. Боже, мой!.. Это же катастрофа!

ДЖЕЙН. Я, как-то сразу протрезвела…



Входит Билл

БИЛЛ. Я извиняюсь, господа, а сумка в аэропорт едет или домой к миссис Джонсон? Надеюсь, вы ещё не передумали туда ехать?

ДЖЕЙН. Не передумала…

БИЛЛ. Я просто уточняю. В аэропорт или на Клапхем Роуд.

ГЕНРИ. Это всё равно.

БИЛЛ. Как всё равно?! Это же в разных концах!

ГЕНРИ. Неважно…

БИЛЛ. Вы тут из меня шизика сделаете. (Бетти) А вы, не передумали ехать с ним (указывает на Генри) в Барселону?

БЕТТИ. Это вас не касается!

ГЕНРИ. Боже мой, у меня было всё. Барселона, Бермуды, обмен жёнами.. по бартеру… и вот – всё кончено. Птичка улетела. С понедельника снова сидеть в проклятом офисе…

ДЖЕЙН. Генри не расстраивайся.

БЕТТИ. А я что, так никогда и не попаду в Барселону?



Неожиданно звонит телефон, но на него никто не реагирует.

БИЛЛ. У вас телефон звонит.

ГЕНРИ. Мы не глухие. (Неожиданно подскакивает к телефону хватает трубку и кричит с сильным индийским акцентом) Это индийски домовой кухня. Тадж - Махал кухня. Доставлять на дом индийски еда. Всяки еда. Пури, Виндалу, Чипати, Бхаджи. Болшой сипасибо. Бхай – бхай. (кладёт трубку и садится на место).

БИЛЛ. Я сегодня свихнусь.

ДЖЕЙН. Это опять мистер Мочила?

Генри утвердительно кивает.

БИЛЛ А это кто?

ГЕНРИ. Неважно.

Звонки возобновляются и трубку берёт Билл..

БИЛЛ. Алло. Кто? Ошиблись. Да не живёт тут никакая Сима!

ДЖЕЙН. О, боже

БИЛЛ. Нет, здесь живёт мистер Перкинс. Адрес?

ВСЕ. Молчите! Не надо! Положи трубку!

БИЛЛ. Элгар Авеню сорок два.



Бетти выхватывает у него трубку и кладёт на аппарат.

ГЕНРИ. Ну вот. Всё. Теперь мистер Мочила знает наш адрес…и скоро он будет здесь.

БЕТТИ. И что же ты теперь скажешь мистеру Мочиле?

ГЕНРИ. Да. Что я скажу? Скажу, что мы разорены, а его миллион семьсот пятьдесят тысяч фунтов лежат в «дипломате» инспектора Слейтона

БИЛЛ. Миллион семьсот пятьде… А этот мистер Мочила, отдаст мне мои тридцать четыре, нет, уже тридцать пять фунтов? Плюс чаевые!

ГЕНРИ. Вряд ли.



Из входной двери появляется Виктор

ВИКТОР. Генри!

ГЕНРИ. Виктор?!

БЕТТИ. А мы думали, ты уже в морге…

ГЕНРИ. А где инспектор?

ВИКТОР. На улице.

ГЕНРИ. А «дипломат»?

ВИКТОР. «Дипломат»? Какой «дипломат»?

ГЕНРИ. Ну с деньгами?

ВИКТОР. Вот он. (Указывает на «дипломат» Генри).

ГЕНРИ. Это мой.

ВИКТОР. Какой твой? Это, который с бутербродом?

ГЕНРИ. Ну да! Инспектор перепутал и взял не тот.

ВИКТОР. Ни фига, себе! Надо же как-то поменять их обратно!

ГЕНРИ. Где он?

ВИКТОР. Кто? Чемодан?

ГЕНРИ. Да нет, инспектор.

ВИКТОР. Вызывает «скорую».

ДЖЕЙН. «Скорую»?

БЕТТИ. А что случилось?

ВИКТОР. Я ж и вернулся сказать, что наш инспектор выскочил отсюда, дал задний ход и ударил вашу машину

БИЛЛ. Что-о?

ВИКТОР. А ваше такси ударило мою машину, а моя машина - прохожего…

БИЛЛ. Нет, я сегодня точно свихнусь. (Пулей вылетает в дверь)

ГЕНРИ. Надо немедленно что-то предпринять, иначе через двадцать минут Слейтон окажется при деньгах, мистер Мочила в нашем доме, а все мы, вслед за мистером Ловчилой, - в морге!

ВИКТОР. А что, Мочила узнал наш адрес?

БЕТТИ. Да!

ВИКТОР. Господи! Когда?

ГЕНРИ. Четыре минуты, три секунды назад. Какая разница! Он уже на подходе.

Из входной двери с каменным лицом, без «дипломата» появляется Слейтон. .

СЛЕЙ. Я вызвал «скорую» и вынужден подождать пока она приедет. Миссис Перкинс, у вас есть домашняя аптечка?

ДЖЕЙН. Есть.

СЛЕЙ. Отлично. Принесите.



Генри жестами показывает Виктору, что чемоданчик остался в машине, и его надо забрать.

ВИКТОР. Аделаида, может, мы всё-таки поедем в Австралию?

БЕТТИ. Да, Перси, нам пора к нашим овечкам. Ну. Давайте прощаться.

СЛЕЙ. Ни с места! Мистер Браун не покинет места происшествия. (Виктору) Вы можете понадобиться в качестве свидетеля.

ВИКТОР. Ладно, не поедем…

ГЕНРИ. Как не поедем?! Как не поедем? А если на самолёт опоздаете?

СЛЕЙ. А чего вы так волнуетесь?

ГЕНРИ. Как же не волноваться? Там… Там, в Австралии, у его овечек вот вот ягнятки пойдут. Скажи, Перси.

ДЖЕЙН (входя). Вот, держите

СЛЕЙ. Благодарю вас. (Забирает аптечку и выходит)

ГЕНРИ. Это конец. Ну, что будем делать?

ВИКТОР. Убираться отсюда до прихода мистера Мочилы.

ДЖЕЙН. Нам – то с Генри убираться некуда.

БЕТТИ. Виктор! Может возьмём их обоих к себе!

ВИКТОР. Ты с ума сошла?

БЕТТИ. У нас там на ужин есть индейка, мороженное, салат…

ВИКТОР. Постой, постой. Тебе что, разонравилась эта идея насчёт Барселоны

Входит Слейтон уже с «дипломатом» в руках. Он ещё более мрачен.

ДЖЕЙН (радостно). Инспектор!.. Ну, как там, серьёзно?

СЛЕЙ. Когда прохожего ударяет автомобиль, это всегда серьёзно.

ГЕНРИ. Я же говорил – у вас сегодня трудный день.



Слейтон, устрашающе смотрит на него.

ГЕНРИ. Вас понял. Я только хотел спросить, не мог бы я…

СЛЕЙ. Не могли бы.

Генри взглядом показывает Виктору, чтобы тот взял второй «дипломат» и подошёл сзади к инспектору.

ВИКТОР. Скажите, а вы уверены, что всё–таки попадёте сегодня в морг?

СЛЕЙ. Уверен. Миссис Перкинс, мы направимся в морг, как только врач обследует травмы этого парня.

ДЖЕЙН. Как скажете, инспектор. И всё-таки вам необходимо подкрепиться. У вас, действительно был трудный день.



Она подносит Слейтону рюмку с коньяком и конфетку. Слейтон колеблется. Джейн мило улыбается ему.

ДЖЕЙН. Мистер Слейтон, вы проявили столько терпения, сердечности и сочувствия ко всей нашей родне…



Слейтон берёт из её рук рюмку, оставляя на полу свой «дипломат». Выпивает. Виктор мгновенно меняет их.

СЛЕЙ. Из-за моей терпимости к вашей родне, я уже бог, знает сколько времени потерял.

ДЖЕЙН. Моя родня этого не забудет!

ГЕНРИ. Может, мне стоит пойти с вами и помочь этому бедняге?

СЛЕЙ. Не стоит. Прошу всех оставаться на местах. (Выходит, забрав свой «дипломат»).

ГЕНРИ. Слава Богу! Деньги снова у нас! (прижимает «дипломат» к груди)

ВИКТОР. Джейн, ты гений!

ДЖЕЙН. Наверное, это у меня от коньяка мозги заработали.

БЕТТИ. Неужели я всё-таки попаду в Барселону?! (целует Генри в щёку)

ВИКТОР. Бетти!

ГЕНРИ. Да, Барселона снова на повестке дня!

ДЖЕЙН. Генри. Я решилась!

ГЕНРИ. На что?

ДЖЕЙН. Я тоже лечу в Барселону.

ГЕНРИ. Неужели? Как это ты решилась? Бетти, ты не возражаешь?

БЕТТИ. Пусть летит…

ВИКТОР. Постойте, постойте! А я? Со мной – то, что будет?

ГЕНРИ. А тебе, инспектор Дэвепорт, предъявит обвинение в разврате. Шучу. Короче. Раз Джейн едет с нами, тебе тоже есть смысл присоединиться. И, как можно, скорее. Потому, что сюда с визитом, вот-вот явится мистер Сима Дансик, по кличке Мочила.



Звонок в дверь. Всеобщее оцепенение. Входит Дэвенпорт.

ДЭВЕН. Всем добрый вечер!

ГЕНРИ. О, Боже! .

ВИКТОР. Я думал, вы уехали в Манчестер…

БЕТТИ. Мы все так думали.

ДЭВЕН. Ближайший поезд только после полуночи, ну, я и решил ещё разок заскочить к родственникам. Приободрить, так сказать.

ГЕНРИ. Спасибо, но мы сами отлично справляемся с нашим несчастьем.

ДЭВЕН. Да?! А авария? Прямо возле вашего дома?

БЕТТИ. Мы этим уже занимаемся.

ДЭВЕН. Вы?! Значит это вы задавили прохожего?

ВИКТОР. Нет! Я не виноват!

ДЭВЕН. Все вы так говорите. Да, не волнуйтесь. Ничего страшного с этим прохожим. Сидит на тротуаре за голову держится.

БЕТТИ. Слава Богу!

ГЕНРИ. Я думаю, инспектор, ваша информация ничего не стоит. Ну, может быть, не более тысячи.

ДЭВЕН. Мистер Перкинс, я вот о чём подумал. Это всё разовые выплаты… Может, вам есть смысл взять меня на зарплату?

ГЕНРИ. То есть?

ДЭВЕН. Берите меня с собой в Барселону.

БЕТТИ. В Барселону! Нет, ни за что!

ДЖЕЙН. И в качестве кого мы должны взять вас с собой?

ДЭВЕН. Вам нужен надёжный охранник. Там же полно всякого жулья!

ГЕНРИ. Ну да, в отличии от Лондона.

ВИКТОР. А как посмотрит на это ваше начальство?

ДЭВЕН. Начальство? Да мой начальник только рад будет со мной повидаться. Мы с ним там откроем охранную фирму.

ДЖЕЙН. Это разумно, Генри. Вдруг эти люди будут преследовать нас.

ГЕНРИ. Хорошо. Вы приняты. Паспорт у вас при себе?

ДЭВЕН. Не смешите. У меня всегда их при себе несколько.

ГЕНРИ. Прекрасно. Давайте выйдем через чёрный ход, пока Слейтон не явился за Джейн.

БЕТТИ. Да-да, пойдёмте скорее.

ДЭВЕН. А мы все влезем в машину мистера Брауна?

ВИКТОР. Влезем, влезем!

ГЕНРИ. Кстати. Это теперь машина не мистера Брауна. Это моя машина. И очень дорогая!

С улицы с сумкой в руках врывается Билл и запирает. за собой входную дверь.

БИЛЛ. Мистер Перкинс!

ДЖЕЙН. Господи! Это никогда не кончится!

БЕТТИ. Мы же опоздаем на регистрацию!

ГЕНРИ. В чём дело, Бэн?

ВСЕ. Он Билл!

БИЛЛ. Давайте мы с вами чёрным ходом выйдем!

ГЕНРИ. Что значит «мы с вами»?

БИЛЛ. А я решил – полечу с вами!

ВИКТОР. Куда?

БИЛЛ. В Барселону.

БЕТТИ. В Барселону? Да, что вас всех туда тянет?!

ГЕНРИ. Мои деньги, что же ещё.

БИЛЛ. А что такого? Всем остальным-то вы платите, чтоб язык за зубами держали, а я что, рыжий?

ГЕНРИ. Но я уже нанял охранника.

БИЛЛ. Теперь наймёте водителя и садовника.

ДЖЕЙН. Я думала, что вы женаты…

БИЛЛ. Я и женат. Только уж в Барселоне искать меня, она в жизни не догадается!

ДЭВЕН. Но нас будет уже шестеро!

БИЛЛ. Ну и хорошо! Туристической группе – скидка на билеты.

ДЭВЕН. Да я не про то! Мы же не поместимся в одну машину!

ГЕНРИ. Действительно. Вот что. (Биллу). Я дам вам пятьдесят фунтов. Вы поедете на такси.



Он открывает «дипломат», оттуда падает кирпич. Немая сцена.

БИЛЛ. Ну, и чего вы тут все стоите? Поехали!

ВИКТОР. Куда?

БИЛЛ. В Барселону!

ГЕНРИ. Билл, вы, что, совсем тупой? Мы же всё потеряли. Инспектор Слейтон забрал все деньги.

БИЛЛ. Это, похоже, вы совсем тупой. Я все денежки из «дипломата» в сумочку переправил.



Билл открывает сумку и вытряхивает деньги на пол. Пауза. Он начинает швырять деньги в остальных. Банкноты кружатся в воздухе, все хохочут и говорят одновременно и закрывается
ЗАНАВЕС.



страница 1


Смотрите также:
Смешные деньги
535.28kb. 1 стр.





     

скачать файл




 



 

 
 

 

 
   E-mail:
   © zaeto.ru, 2019