zaeto.ru

А. А. Погребняк Статья посвящена анализу взглядов В. Беньямина и Ж. Бодрийяра на воспроизведение как эстетическую и экономическую проблему

Другое
Экономика
Финансы
Маркетинг
Астрономия
География
Туризм
Биология
История
Информатика
Культура
Математика
Физика
Философия
Химия
Банк
Право
Военное дело
Бухгалтерия
Журналистика
Спорт
Психология
Литература
Музыка
Медицина
добавить свой файл
 

 
страница 1 страница 2 страница 3


Диди-Юберман Ж. То, что мы видим, то, что смотрит на нас. СПб. : Наука, 2001).

29 Бодрийяр Ж. Система вещей. С. 82.

30 В лекции «Что современно?» Агамбен приводит следующий образ: «В расширяющейся вселенной наиболее удаленные галактики движутся от нас со столь огромной скоростью, что их свет не успевает нас достичь. То, что мы воспринимаем как тьму на небе, — свет, с невероятной скоростью движущийся к нам, но, несмотря ни на что, не могущий нас достичь, потому что галактики, от которых он исходит, удаляются со скоростью, превосходящей скорость света. Воспринимать во тьме настоящего свет, что пытается нас достичь, но не может этого сделать, — значит быть современным. Поэтому современники столь редки. И потому быть современником – это, прежде всего, удел мужественных. Ибо означает быть способным не только вглядываться во тьму эпохи, но и способность воспринимать в этой тьме свет, к нам направленный, но удаляющийся от нас в бесконечность. То есть, иначе, прийти вовремя на условленную встречу, на которую можно прийти лишь не вовремя» (Агамбен Д. Что современно? К. : Дух i лiтера, 2012. С. 51—52).

31 В докладе «Николай Гоголь и Вальтер Беньямин:к эстетике собирательства» Л.Н.Полубояринова говорит: «Собирание подобных вещей для личности коллекционера — а речь в данном случае с неизбежностью будет идти об эксцентрическом типе “напрасного” собирательства и о собирателе как о homo collector excentricus — “спасительно”, как отмечает Беньямин. “Спасителен” подобный вид коллекционирования, потому что он обеспечивает личности известную толику свободы и автономности в эпоху модерна — эпоху “трансцендентальной бездомности”, как назвал ее Т. Адорно» (цит. по: Феномен Гоголя : матер. Юбилейной международ. науч. конф., посвященной 200-летию со дня рождения Н. В. Гоголя / под ред. М. Н. Виролайнен и А. А. Карпова. СПб. : Петрополис, 2001. С. 339—340). «Плюшкинство» дает важную аналогию к интенциональной специфике такого собирательства: «Значимость плюшкинских вещей определяется тотальным выведением их за пределы товарно-денежного обмена и любого рода бытовой, культовой или эстетической функции: продукты не едят, одежду не носят, лопатой не копают, картины не созерцают. В рамках подобной логики — логики собирания и сбережения рассеянных по миру вещей – портящиеся клади пшеницы лучше пущенных в оборот или потребленных: они “спасены” как таковые, в своем статусе предметности, даже если вещественная их оболочка от этого страдает» (там же. С. 342).

32 См.: Бодрийяр Ж. К критике политической экономии знака. М. : Библион – Русская книга, 2003. С. 89.

33 Беньямин В. Учение о подобии. Медиаэстетические произведения. М., 2012. С. 60.

34 Агамбен Д. Грядущее сообщество. М. : Три квадрата, 2008. С. 13.

35 «Возможно, никогда коллекционный зуд не мучил Беньямина так сильно, как в Москве (в одном месте он даже пишет о своем “коллекционерском безумии”). Это, конечно, происходит не случайно. Покупая все новые образцы крестьянского творчества, китайские бумажные игрушки и т. д., он мягко противостоит антиколлекционной сущности Революции, превращающей все в потенциальное, открытое необъятному будущему. Коллекционирование отодвигает это будущее вглубь, заставляет его представать глубоко архаичным. Оказывается, что в мире, стремящемся к упразднению всего частного, остается представление о качественности, субстанция вещей сохраняет себя как нечто первичное по отношению к силам, которые объявляют ее упраздненной в становлении. “Московский дневник” — это также crescendo актов покупки, имеющих и терапевтическую функцию: отдалять коллекционера от того, чем нельзя обладать, от Революции, любви и нерожденного, невозможного ребенка. Покупая, он находит в себе силы выносить невыносимое. Часто простое называние цены возвращает автора на землю» (цит. по: Беньямин В. Московский дневник. М. : Ad Marginem, 1997. С. 208). На какую землю? Речь о «естественности» товарно-денежных отношений? Буржуазная невротизация как средство от заразы революционного — и любовного — безумия? Во «фрагменте о морщинках», однако, сама страсть рассматривается как бес-ценное (напротив, катастрофа «ослепительной красоты» женщины легко может быть чарами цены, стоимости — того, что, так или иначе, отсылает к эквиваленту на эротических «рынках»).

36 Беньямин описывает пестрый мир уличной торговли, его разнообразных и красочных персонажей: «У стены Китай-города стоят монголы. Возможно, зима на их родине не менее сурова, а их обтрепанные шубы не хуже, чем у местных жителей. Однако это единственные люди, которые вызывают здесь сочувствие из-за климата. Они стоят на расстоянии не более пяти шагов друг от друга и торгуют кожаными папками; каждый точно такими же, как и другие. За этим, должно быть, скрывается какая-то организация, ведь не могут же они всерьез так безнадежно конкурировать друг с другом» (Беньямин В. Московский дневник. М. : Ad Marginem, 1997. С. 29). В другом месте Беньямин говорит о «хитрой организации» нищих на фоне «всеобщего ремонта» (там же. С. 52). Сохранится ли на этом фоне «хичкоковский» зловещий мотив, который Рыклин прочитывает (в качестве «водяных знаков» будущей катастрофы сталинизма) в фантазиях (выступающих, кстати, симптомами хорошего настроения) больной Аси Лацис на предмет «настоящей организации» ворон, подчиняющихся приказам своего «вожака», — ворон, которых она наблюдает из спального мешка, лежа в санатории? (См.: там же. С. 206—207).

37 Бодрийяр Ж. Прозрачность зла. М. : Добросвет, 2001. С. 9.

38 Бодрийяр Ж. Соблазн. М. : Ad Marginem, 2000. С. 98.

39 Там же. С. 95.

40 Линч Д. Интервью: Беседы с К. Родли. СПб. : Азбука-классика, 2009. С. 338.

41 См.: Жижек С. Искусство смешного возвышенного. О фильме Дэвида Линча «Шоссе в никуда». М. : Европа, 2011.

42 «Разве это не материализует два стандартных, вульгарных представления: о женщине, которая желает найти сильного партнера, “животное”, а не истеричного и бессильного слабака, а также о мужчине, который мечтает, чтобы его женщина была не живым существом, а полностью запрограммированной куклой, выполняющей все его желания? “Фундаментальная фантазия”, подразумеваемая этими двумя сценами, являет собой невыносимую сцену “идеальной пары” (обезьяну-самца, занимающуюся любовью с женщиной-киборгом)». (Жижек С. Искусство смешного возвышенного. С. 148—149).

43 Первая часть фильма — проблема «субстанциального» владения (женщиной-как-собственностью), вторая — проблема «акциденциального» приключения; обе фатально движутся к катастрофе. Тогда третья — проблема (но какого рода?) спасения? При игре в «орел или решку» возможен редчайший случай, когда подброшенная монета, упав, становится на ребро.

44 Агамбен Д. Стансы. Слово и фантазм в западной культуре // Vita cogitans. 2007. № 5. С. 312.

45 Беньямин В. Озарения. М. : Мартис, 2000. С. 226—227.

46 Там же. С. 213.

47 Там же. С. 224.

48 См.: Бодрийяр Ж. Город и ненависть // Логос. 1997. № 9.
страница 1 страница 2 страница 3


Смотрите также:





<< предыдущая страница        

скачать файл




 



 

 
 

 

 
   E-mail:
   © zaeto.ru, 2020